Новый мир

Объявление

Добро пожаловать!

Постапокалипсис, экшн
Великая Смерть пришла 15 лет назад, убив всех взрослых и оставив тех, кто не достиг половой зрелости. Но дети выросли...

► Лето прошло, и самое время продолжать свои сюжетные линии. И мы продолжаем двигать сюжет, ждем новых и старых игроков.

► Добавлены новые акции, ждем оперативников и жителей Планкинтона!


Время в игре:
21-31 мая 2029 года.
Погода в Планкинтоне:
от +6 до +14 С, облачно

► Убит Тони! Глава города Планкинтон застрелен прямо на улице на глазах многих жителей и гостей города. Позже один из его подручных убил Стива - правую руку уже мертвого главы и призвал горожан встать на его сторону в обмен на все, что можно снять с этих двух трупов.

► В Гром-горе пропал оперативник. «Великая смерть возвращается» - такое последнее сообщение оставил Майкл для руководителя Гром-горы. Но никаких предпосылок и симптомов болезни на поверхности не обнаружено. Начались поиски пропавшего громовца.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Новый мир » Летопись » Квест 0.2. "Спасение Микки"


Квест 0.2. "Спасение Микки"

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Дата: 4 мая 2029
Место: Планкинтон и окрестности
Участники: Микки, Мастер игры, Шакал (очередность соответствующая)
Краткое описание: Мелкий проголодавшийся воришка стащил еду не у тех людей, и теперь его ожидает довольно печальная участь. Увы, мало вокруг найдется людей, которым хватит смелости заступиться за бездомного и брошенного родной матерью мальчика перед более сильными и, несомненно, очень злыми парнями, решившими кардинальными методами проучить вора, а заодно и показать свою силу и злость окружающим.

Отредактировано Путь (2013-04-09 00:09:50)

0

2

Микки – мальчик одиннадцати лет, который может дать фору даже взрослым. Не хуже тех, кто лишился родителей после Великой смерти, он привык выживать в одиночку. И другой жизни никогда не знал.
В Планкинтон Микки добрался с какой-то компанией торговцев, которые разбрелись по своим делам, и вот уже пару дней он находился в этом городишке и жил себе спокойно. Его подкармливали однажды, хотя мальчик еще не знал, кто из этих всех людей добрее остальных. Бонусом шла отличнешая возможность брать все, что плохо лежит. Скопление людей на ярмарке шла парнишке только на руку.
Микки много было не нужно: поесть, да и только. Так что он выработал правила, по которым слишком дорогие вещи не брал, только то, что ему самому надо или кому-то другому, где можно все обменять.
Из города ему уходить не хотелось, все-таки ребенку нужно было быть поближе к людям, а не бродить где-нибудь в одиночку. Одновременно Микки ходил по городу один, но был вместе со всеми, там, где не страшно.
На ночь Микки улегся под лестницей какого-то дома, от чего утром и проснулся.

- Эй, пацан, - услышал он мужской голос и открыл глаза, - Вали отсюда нахрен.

Голос был не очень злой, но настойчивый, и Микки решил не спорить. Солнце уже стало, так что и Микки можно было отправляться по своим делам. А какие дела у него были? Достать еды.
Так уж вышло, что последний раз он ел задолго до того, как улегся спать, так что теперь в его животе урчало.
Этим утром народ на ярмарке еще не весь собрался, да и обменивали они по большей части какой-то хлам, который Микки был не нужен, так что мальчишка пошел бродить по городу. Еще не успев узнать городишко, он шел наугад, не разбирая дороги. Кажется, даже вышел куда-то не туда, потому что дома в округе кончились, а стояли только здание, бывшие когда-то складскими помещениями. Правда, Микки об этом не думал, просто знал, что в каждом городе есть обычные дома и такие, где когда-то хранили всякую фигню. В таком небольшом городе, как Планкинтон, все находилось в относительной близости, так что заблудиться было сложно, и люди сновали повсюду, даже здесь.
Микки же напоролся на компанию больших парней, которые жгли костер и – ого-го! – готовили настоящее мясо. Его-то Микки и решил стащить.
Несколько раз мальчика кормили мясом, было вкусно и сытно, так что от такого удовольствия отказаться было сложно, на голодный-то желудок.
Микки подошел поближе и спрятался за старыми железными бочками, наваленными целой кучей. Дождавшись, пока парни отвлекутся (а было их ни много, ни мало человек пять), Микки схватил палку, на которой был нанизан кусок, попробовал тут же убежать.

Отредактировано Микки (2013-04-09 17:38:09)

0

3

Его звали Большой Бак. И это имя говорило о своем носителе все, что нужно. Мужчина действительно был большим. Большим, как ростом, так и объемом. Великан в два метра высотой и с необъятной талией. У него были широкие плечи, огромные руки и небольшая голова с коротким ежиком. Смотрелось бы забавно, если бы не так страшно. Одет он был ну точно как панк из Старого мира, с металлическими шипами на джинсовой куртке с оторванными рукавами, тяжелыми ботинками, на которых тоже красовались шипы. Ступал он тяжело, а лицо всегда имело такое выражение, будто ходил с лимоном во рту. Большой Бак являлся предводителем этой маленькой шайки головорезов, которые пару часов назад пришли в Планкинтон с определенной целью. Какой? Пока известно было только им.
И Микки не повезло. Именно Большой Бак заметил его первым и догнал мальчугана несколькими большими, размашистыми шагами, схватив того за шкирку.
Большого Бака боялись. И члены его шайки рассказывали о своем предводители друг другу совершенно разные слухи, потому что никому достоверно не было известно, где Бак находился до того, как собрал их вместе. А собрал он их совсем недавно, и, что было примечательно, все четыре члена шайки были совершенно не похожи друг на друга и уж тем более, на самого Бака.
Один из них хоть и одевался примерно так же, как и Большой Бак, но был раза в два его меньше и носил огромный ирокез грязно-коричневого цвета, и драные джинсы. Второй был полностью лысым и больше походил на скинхеда, но и этот выглядел худым да бледным. Третьего, находись он где-нибудь в другом месте, сложно было бы отличить от совершенно обычного человека, проживающего в таком же городе, как и Планкинтон, и честно трудящегося ради ужина. Третий же выглядел забавнее остальных. Ростом он был самый маленький, телосложением самый худенький, волосенки жидкие и тусклые, да ходил, сгорбившись. К тому же, он носил очки, совершенно обычные очки, которые в Старом мире одевали те, кто плохо видел; они были перемотаны в самой середине, у переносицы, синей изолентой.

- Оба-на! – громом прогремел Большой Бак, - Смарите, пацаны, у нас тут вор!

Баку не составило труда поднять мальчишку над землей и продемонстрировать своим собратьям. Те тут же разразились громким хохотом, вторя своему предводителю.

+1

4

Планкинтон оживал рано. Поэтому и Зои приходилось вставать с первыми лучами солнца чтобы всё успеть. Каждое утро она умывалась, готовила нехитрый завтрак - Мышь не питала иллюзий по поводу своей стряпни, она была ужасна - и будила дядю. Каждое утро они вместе открывали почтовое отделение и девушка убегала по своим курьерским делам.

С тех пор, как наладилась работа почты, дел у них с опекуном было невпроворот.

Однако на сегодня работа была закончена рано, поэтому остаток дня был полностью свободен и Мышь собиралась урвать пару часов сна. Нужно было отдохнуть перед встречей с приятелями, ведь ближе к вечеру они собирались обчистить пару приезжих.

Быстрее всего добраться до дома можно было через склад. Иначе пришлось бы сделать нехилый крюк по городу... А там никогда не знаешь на кого можно было нарваться. Девушка протиснулась через дыру в заборе и с неудовлетворением отметила, что ещё пара лет и некоторые короткие пути в Планкинтоне будут для неё закрыты. Мышь просто не сможет в них пролезть.

И вот Зои, наконец, выбралась к складу, взъерошила ладошкой короткие, как у мальчишки, каштановые волосы и замерла, став свидетелем довольно занятной картины: крупный мужчина держал за шкирку незнакомого ей мальца. Новое действующее лицо присутствующие пока не заметили, позволив девочке безнаказанно рассматривать разношёрстную банду.

Слухи среди ребятни распространялись со скоростью лесного пожара, поэтому о прибытии этой компании в город Зои узнала довольно быстро. Жаль что по пути они обрастали всевозможными фантастическими деталями. Даже Мышь начинала сомневаться, что Большой Берт - обычный человек, а не закованный в сталь трёхметровый гигант с острыми зубами в два ряда и привычкой есть попавшихся ему детей на завтрак... А в подчинении у него настоящий гоблин!

Видимо мужчина знатно припугнул местную детвору.

А вот попавшего в беду мальчишку девушка видела впервые. Мышь, конечно, слышала, что в городе появился новичок, однако не думала, что они встретятся настолько скоро. Носа коснулся аппетитный запах мяса, а рот наполнился слюной. Так вот зачем мальчишка полез к этим парням!

По мнению Зои связываться с такими людьми было по меньшей мере глупо. Впрочем, среди местных детей было негласное правило, которому следовала даже Мышь: помогать друг другу в беде. Наверное это был единственный закон который девушка воспринимала всерьёз.

Подхватила с земли камень, подкинула его вверх и, ловко поймав,  с сомнением посмотрела на Бака. Камень тут же был выкинут через плечо, а в руках оказался следующий, уже покрупнее.

- Эй, жирдяй, - окликнула его девочка, - лови подарок.

И со всей силы метнула камень в голову Большого Бака.

Отредактировано Мышь (2013-04-10 23:09:53)

+1

5

«Не успел», - подумалось Микки, когда почувствовал, что его резко дернуло назад, да еще и приподняло от земли. Он от неожиданности даже свою добычу выронил, обидно-то как!

Микки бессильно повис и уставился на злодеев, решивших лишить его вкусного завтрака. До этой секунды блондин и слыхом о них не слыхивал, но уже от одного вида самого огромного, становилось не по себе. Не то, чтобы страшно. Но противно. По отроческой глупости Микки не слишком беспокоился за свою жизнь, вот и рисковал по чем зря.

Если изначально Микки эти люди совсем не интересовали, он больше увлекся тем, что они готовили, то теперь настало самое время рассмотреть их получше. Разношерстная компания не вызвала никаких эмоций, кроме желания побыстрее сбежать, и мальчишка задергался, пытаясь оторваться и унести ноги. Но нет, этот жирдяй держал крепко, и слабые потуги ударить ему куда-нибудь, не вызывали ничего, кроме еще одной волны смеха от него и товарищей.

Детская интуиция подсказывала, что его ангельское лицо и большие глаза выкарабкаться точно не помогут.
А потом Микки увидел эту девчонку. Он смотрел на нее во все глаза, ожидая, что та сделает. Когда она кинула камень, оставалось надеяться, что он не прилетит в него самого.

С местной детворой блондин еще не успел познакомиться. Не искал с ними встречи намеренно, а они, видимо, не особо обращали внимания на него.
Да и мало ли, вдруг начнется «Что ты делаешь на нашей территории, проваливай отсюда, пока мы тебя не отлупили». Такое раньше бывало, так что теперь он просто не хотел связываться. Но поведение этой девочки не говорило о том, что настроены против «чужака» дети были враждебны. Хотя кто ж их знает.

В любом случае, Микки готов был делать ноги при первом же удобном случае.

0

6

Большой Бак повернулся на голос. Его выражение практически не изменилось, трудно было сказать, нахмурился ли он больше; непривлекательное лицо всегда оставалось кислым. Но Баку не нравилось, когда его называли жирдяем, жирным, толстым и так далее. Это сохранилось еще с самого детства, и теперь какая-то малявка посмела вновь его так назвать.
Камень полетел, и Большой Бак, что естественно, попытался уклониться, но окончательно у него это с еще одним молокососом в руке не вышло, и тот ударился прямо в грузный его живот, отскочил.
За долю секунды Микки оказался на земле, но Бак упорно не желал разжимать свои огромные пальцы.

- Сука! – выругался предводитель банды, - Ловите ее! – тут же приказал он своим подручным.

Гордость не позволяла ему отпустить этих детей на все четыре стороны, иначе Большого Бака никто бояться не будет, раз парочка сопляков смогла с ним справиться. А репутация перед Большим Делом, ради которого эта банда и пришла в Планкинтон, необходима.

Все четверо тут же кинулись догонять девчонку. Первого, что был похож на скинхеда, почему-то звали Панк, и он ринулся напрямик за Мышью. Другие трое решили, видимо, не дать девчонке улизнуть с этих складов, побежали в разные стороны, а Гарри, самый маленький и невзрачный, вовсе скрылся из виду, забежав за какую-то кучу наваленного барахла.

Микки, оставшегося один на один с Большим Баком, ожидала участь незавидная. Бак посмотрел на паренька и даже ухмыльнулся (по крайней мере, его искривление губ можно было принять за ухмылку).
Теперь Бак держал мальчика уже не за шкирку, он схватил его за руку и потащил за собой.

- Посиди здесь, мелкий, - с этими словами Бак открыл крышку деревянного ящика, старого, но довольно крепкого (похоже, им пользовались еще до того, как придумали закрыть в него ребенка), полтора метра в длину и полметра в высоту, да засунул Микки в него. Крышку он закрыл, просунув сквозь пазы железную арматуру. 

Теперь можно было и самому поискать другую соплячку.

0

7

Уилсон отставил в сторону запримеченную лопату и рассчитался с продавцом, сердито громыхающим своей утварью. Бизнесмену эту хренову лопату пришлось извлекать из-под груды птичьих клеток с помятыми и заржавевшими прутьями - пару таких купил так же этот кучерявый балбес. Как сам объяснил - кроликов ловить на ферме.
- Да хоть баб - мне без разницы, - грубо бурчал мужик, заталкивая ногой под прилавок коробку. - Что ты мне дал? Консервная банка? Одной мало! Ты знаешь, сколько таких лопат в штате? Три! Три, парень! Да ей уже лет тридцать - не меньше, а посмотри, какой черенок крепкий. Ею еще могилу твоей прабабки засыпали. Либо гони еще две банки - это и за клетки - либо проваливай.
- Да нет у меня еще... яблок хотите?
- Забери себе свои паршивые яблоки! - продавец проворно выскользнул из-за прилавка, оказавшись более ловким, чем складывал о нем впечатление его большой живот. Он схватил лопату и отнял клетки у растерянного Уилсона. - Иди отсюда. Можешь не возвращаться, пока не принесешь еще две банки.
- Да ты что! - наконец обрел дар речи Уилсон. - Две чертовых... три чертовых! Три банки за лопату и пару трухлявых клеток! Смотри, как бы тебя жадность не задавила!
Продавец потряс лопатой, и этого аргумента парню хватило для того, чтобы спешно ретироваться от полоумного толстяка. Он побрел прочь с рынка, в досаде пиная дорожную пыль. На ферме опять разорутся - не принес новую лопату. А что, почему он должен платить? Где общественный фонд и все такое? В прошлый раз Уилсон оплатил ремонт распылителя, почему снова его очередь покупать инструменты. Что вообще за...
Мимо кто-то пробежал с такой скоростью, что парня чуть не оттолкнуло воздушным потоком в сторону. Маленькая тень, ростом с ребенка, метнулась куда-то, не успел Уилсон проследить ее направление. Он забрел в сторону складов: не тот район для человека, который хочет для себя безопасное существование. Один молодой человек сюда еще никогда не ходил.
Впереди раздалась ругань. Он глупо застыл с руками в карманах, приоткрыв рот и вытаращив глаза, глядя как на него несется бандитская шпана.

0

8

…но удобного случая не представилось. Микки, бывало, терпел на себе жестокое обращение, так что шока по поводу того, что его схватили и куда-то тащили не испытывал, правда, это не мешало ему вырываться и ругаться на толстяка.
- Эй, ты! Отпусти! Козел! Жалко тебе что ли! Урод!
Но силенок не хватало, чтобы вырваться из цепких лап, да и ругательства почему-то не помогали. Микки засунули в огроменный ящик, куда блондин помещался без труда (и откуда только такой взяли), причем, мог стоять или лежать в полный рост, от чего ощутил себя совсем маленьким, чего давно уже не было. Ребенок в свои годы считал себя уже довольно взрослым и уж точно вполне самостоятельным, ведь с самых ранних лет учился себя кормить и давно уже не сидел на попечении у кого бы то ни было. Ну а о родителях и говорить нечего.
Щели между дочками ящика были узкими, и Микки не мог видеть полную картину того, что происходило снаружи, и все же, какие-то силуэты он углядывал и видел, как толстяк куда-то ушел. Недолго думая, куда и за чем, а главное, для каких целей его посадили, Микки стал пытаться выбраться из заточения.  Пришлось поднапрячься, крышка все-таки была над его головой, даже попрыгать для верности, но попытки были тщетны. Крышка не поддавалась, хоть и громыхала. Тогда мальчик стал биться в стены, но это было еще более бессмысленно, только синяки на плечах набивать можно.
Но Микки испугался. Он давно уже по-настоящему не пугался, и на все крики и телесные наказания в свою честь реагировал так, будто оно и должно было случиться. А тут испугался, а от этого еще больше испугался.
- Эй, ну кто-нибудь! Выпустите! – кричал ребенок, не подразумевая даже о том, что все попытки могут быть тщетными. Ну кто там может рядом-то проходить? Если территорию заняли эти парни?
Хотелось заплакать, но Микки не мог себе этого позволить. Слишком уж стыдно даже наедине с самим собой. Подумалось, что девчонка, решившая его выручить, скоро вернется и выпустит. Главное же крышку открыть, а дальше как-нибудь выберется. Да-да, выберется. Не навсегда же он тут.

0

9

«Бандитская шпана» вряд ли была бы в восторге, от того, что имела такое название, но сейчас им было меньше всего дела до какого-то чудика, завернувшего не туда. А потому Панк просто пробежал мимо Уилсона, при этом, не забыв оттолкнуть его и пробормотать что-то ругательное и, кажется, крайне обидное.

Панк, конечно, был весомым членом шайки, но за ним уже виднелся самый весомый во всех смыслах Большой Бак. Несмотря на огромный вес и округлые формы, Бак, имея и большую силищу, двигался довольно быстро. Он делал большие шаги, перенося свое шарообразное тело все дальше и дальше от ящика, в котором был закрыт блондинистый мальчишка, но все ближе и ближе к Уилсону, надвигался как огромный грузовик к пешеходу в неположенном месте. Лицо, вечно искаженное гримасой, исказилось еще больше, когда на дороге Бака возник какой-то непонятный человек и, казалось, некоторое время он прикидывал в уме, кем лучше было заняться: этим чудиком, решившим прогуляться на «чужой территории» или девчонкой, которая посмела бросить ему вызов. Изначально выбор пал на девчонку, но это не помешало просверлить незнакомца злобным взглядом вкупе с самым страшным своим выражением лица.

А тем временем с других сторон примерно в ту же точку сбегались остальные члены шайки:

- Где она? Где она? – громыхали голоса чуть ли не отовсюду.

- Эй, ты! – обратился один из них, тот, что выглядел более прилично, к Уилсону, - Не видел тут девку мелкую? – голос у него был самым обычным, только старался говорить точно так, как и его подельники.

Один Гарри потерялся из виду совсем и на глаза остальных членов шайки пока не показывался. Благодаря своему телосложению, он был практически таким же юрким и был в состоянии проникать в те же самые дыры, что и бежавшая Мышь. Ему-то и посчастливилось оказаться к ней ближе всех. Гарри быстро, но бесшумно ступая, следовал за девочкой, и лишь кривая ухмылка сияла на его бледном лице.

Отредактировано Путь (2013-06-21 19:17:10)

0

10

То, что это была плохая идея стало понятно сразу. Зои сглотнула, чувствуя как по спине пробегает холодок. Когда к тебе приближается компания взрослых, недружелюбно настроенных мужчин - это страшно. Оставалось только надеяться, что они не извращенцы предпочитающие несовершеннолетних. Был один такой в Планкинтоне. Недолго.

Наверное, лучше было проигнорировать происшествие, убраться со складов пока внимание бандитов полностью поглощено глупым мальчишкой. Или, если уж так хотелось поиграть в героя, попросить помощи у взрослых, а лучше всего наплести людям Тони с три короба, чтобы большого Бака вышвырнули из города раньше времени.

И почему хорошие идеи всегда приходят в голову слишком поздно?

Пытаясь выглядеть смелой Мышь улыбнулась, показала мужчинам неприличный знак и рванула в сторону, ловко увернувшись от хватки одного из противников, почему то напоминавшего девочке скинхеда. Самих скинхедов Зои никогда не видела - или не помнила - однако по её мнению "белый брат" должен был выглядеть именно так.

В отличии от преследователей, Мышь знала этот город как свои пять пальцев. Наверное это единственное в чём девушка их превосходила. Ну, разве что ещё прыткостью. Мгновенно возникший в голове план был прост как шнурок от ботинка: поводить бандитов по Планкинтону, пока они не забудут откуда пришли. Вот только на деле всё оказалось гораздо труднее.

Бак и его люди быстро потеряли её из виду. Зои даже почувствовала разочарование из-за того, что веселье не удалось. А ведь она только входила во вкус! Однако продолжала идти, чувствуя что за ней кто-то следует, однако стоило ей обернуться и позади никого не оказывалось. Это нервировало и заставляло непроизвольно переходить на бег. Стало... Страшно.

Её всё же преследуют? Девочка попыталась вспомнить, кто из тех парней смог бы последовать за ней... И вспомнила. Был там один неказистый такой дядька, и не заметишь его даже, если специально не присматриваться. Мышь поёжилась, а потом остановилась и нервно огляделась по сторонам, после чего резко повернула в сторону. Старалась идти спокойно, словно считала, что в безопасности. Хотя очень-очень хотелось дать дёру.

- Ну же чувак, если ты там - лови меня, - практически беззвучно шепчет Зои, прежде чем скользнуть в переулок ведущий к оживлённой улице.

+1

11

(Мышь-Гарри)

Гарри появился ниоткуда. Ни сзади, ни спереди, а сбоку. Возник и тут же схватил девчонку за предплечье, скалясь от удовольствия кривой улыбкой. Зубов спереди у него не хватало как минимум три, это точно не делало горбатого Гарри симпатичнее, но и страшнее на вид он от этого не становился. Пожалуй, в толпе такой чудик даже не выделился бы, после Великой Смерти каждый выглядел не лучшим образом: одежда, какая нашлась, внешность, какая получилось. И выросшие-то дети далеко не все чистили зубы, так что и тут не было ничего удивительного.

Но встретиться с Гарри нос к носу было совсем неприятно. То ли дело в странном блеске глаз, сомнительной улыбке, то ли в ноже, который он держал в свободной руке.

- Привет, девочка, - скрипучим голосом произнес он.

Голос у него был не громкий, не басовый, тихий, но очень неприятный. Слишком высокий для мужчины, но, кажется, в самый раз для такого «мужчины» как он. К тому же, выше Мыши Гарри был всего сантиметров на 4-5, так что ему не составляло труда смотреть ей точно в глаза. А они у Гарри были словно выцветшие, чуть голубоватые.

При всей своей нелепости и худобе, Гарри оказался довольно сильным и схватил девочку за руку так, что выбраться было крайне трудно. Оказывается, Гарри был еще и левшой, потому как схватил он ее правой рукой, а нож держал в левой. Покрутив немного свое оружие с широким лезвием, но тонким острием, он плашмя прижал его к щеке Зои. Порезать, конечно, он так не мог и, скорее всего, просто решил напугать. Но не было никакой уверенности в том, что на этом все закончится.

После первой сказано им фразы, Гарри молчал и, кажется, не собирался звать своих подельников, которых пока даже не было слышно.

0

12

Жизнь – это длинная, полная испытаний дорога, на которой порой попадаются как маленькие, так и большие преграды, создающие для путника определенные трудности, но без них, как известно, никуда. Ни одна тропинка не окажется абсолютно чистой и ровной, без каких-либо камешков или рытвин.

Молодая девушка, которая стерла себе все ноги за столь долго проведенное время в пути, отвлеклась от этой ненужной дребедени, именуемой философскими мыслями (когда-то давным-давно, в детстве, ей приходилось слышать подобное изречение, и теперь она перефразировала его по-своему), ибо как раз умудрилась споткнуться о горлышко бутылки, торчащее из-под земли. Какой идиот догадался бросить и зарыть здесь этот мусор – неясно. И Бекки зря начала мысленно проклинать того самого идиота, потому что о чистоте и порядке уже вряд ли кто задумывался, даже она сама. Однако этой особе не стоило сейчас серчать, так как на горизонте показался… Женщина недоверчиво нахмурила брови и, прищурив глаза, получше присмотрелась. Да, именно городок, к которому она так целенаправленно двигалась уже незнамо сколько дней. Конечно, с короткими по продолжительности перевалами, но сил поубавилось знатно. Мало того, что запасов в сумке осталось с гулькин нос, так еще и жуткая усталость накопилась. Ей хотелось просто взять и завалиться на что-нибудь, желательно, мягкое и не подниматься несколько дней.

Ребекка не смогла сдержать тихого, едва слышного вздоха. Вся эта история с собакой и возникшей в дальнейшем потасовкой до сих пор не давала ей покоя. Если бы не случившееся, то, возможно, на данный момент у нее имелся и кров, и пища. Но выбор сделан. В какой-то степени девушке стало даже немного легче оттого, что нынче ни от кого не зависит. Свобода, одним словом.

Итак, одиночке пришлось приложить все усилия, чтобы чуточку ускорить свой черепаший шаг, и, как ни странно, это того стоило. «Цивилизация!» - радостно воскликнул внутренний голос, в тот момент как взору мадам предстала местность некоего Планкинтона, про который доводилось ранее слышать от других участников группировки. Конечно, не рай земной, но вариант для более-менее спокойного отдыха вполне подходящий.

Бедные ноги в тяжелых армейских ботинках вновь подверглись очередным мучениям, ведь новоприбывшей в это поселение представительнице женского пола необходимо было изучить окрестности и найти местечко, где расположиться. Как выяснилось, здесь неоднократно проводились ярмарки, и Бек довелось столкнуться с таким «явлением». Впрочем, прибрести ничего так и не посчастливилось: не было особого желания и настроения да и зачем ей нужен какой-то хлам? Лучше позже обменять свое ненужное барахло на такие полезные предметы, как спички, зажигалку, а еще лучше – на еду.

Еще полчаса (а может и меньше) беспощадной ходьбы заставили русоволосую почувствовать себя раздраженнее пуще прежнего. Еле плетясь и недовольно бурча под нос всяческие ругательства, когда дорога встречала странствующую девицу колдобинами, она не заметила, как добралась до другой части маленького городка, где обстановка вдруг резко поменялась. Здания стали более низенькими и вообще напоминали сейчас какие-то заброшенные ангары, люди все испарились неизвестно куда. Может, оно и к лучшему? Никто не помешает первое время освоиться, а там уже и к местным можно поближе переселиться.

Только лишь подумав о том, что повезло очутиться в гордом одиночестве и появилась возможность трезво осмыслить сложившуюся ситуацию, как неожиданно до ушей долетел чей-то отчаянный вопль. Девушка подозрительно осмотрелась, недоуменно изогнув одну бровь, и попыталась понять, почудилось ли ей или же действительно кто-то неподалеку кричал. Любопытство взяло вверх над бывшей сообщницей скинхедов, и посему та отправилась в сторону, откуда доносился призыв о помощи. Источником звука оказался… ящик? Ребекка даже не сразу сообразила подойти к нему, дабы убедиться. Судя по голосу, сидевший взаперти человек был достаточно юн, совсем ребенок. «Интересно, с какого перепугу он тут делает?» - это и предстояло выяснить американке, хотя искать проблемы на свою полубритую голову так же не хотелось. Однако кто еще сумеет вытащить мальца – поблизости-то никого и нет.

- Харе орать как полоумный, - фыркнула мадам, наклонившись при этом ближе к деревянной западне.

Открыть ящик – дело плевое, особенно, когда так называемой крышке мешает всего лишь железяка. Вскрыв этот необычайно трудный замок, если его можно вообще так обозвать, Ребекка смогла теперь увидеть сидевшего на дне паренька.

- Вылезай, давай, отсюда, - естественно, она догадывалась, что спасибо, кроме, может, этого мальчугана, ей никто не скажет, и за это доброе дело по макушке не погладят, поэтому путница хотела сделать все быстро и незаметно, - Эй, за что хоть посадили, м? – не удержавшись, поинтересовалась наконец девица, пытаясь самостоятельно предположить, каковы были причины и поводы.

Отредактировано Ребекка (2013-08-23 22:59:59)

0

13

И, кто бы мог подумать, но крики возымели действие. Микки услышал за этими крепкими деревянными стенками голос, который точно не мог принадлежать тому уроду, что закрыл его здесь. Во-первых, потому что голос был явно не мужским, а во-вторых, не таким уж и злобным, каким мог быть. Микки уже давно научился определять настроение и мотивы взрослого по его поведению, по его интонации и виду. Конечно, знания эти не были чем-то осознанным, все происходило на подсознательном и интуитивном уровнях, но они здорово помогали, когда нужно было унести ноги или наоборот.
В общем, Микки обрадовался, когда появился кто-то, кто открыл эту чертову крышку, чтобы выпустить его. И когда она открылась, мальчишка увидел перед собой тетеньку (какого бы возраста она не была, для одиннадцатилетнего мальчика все равно – тетя), а на нее же, в свою очередь, вылупилось белобрысое, кудрявое, но грязноватое детское лицо.
И Микки уставился с любопытством больше от того, что просто видел ее впервые и не знал, чего она делать-то собирается. Но тормозить не стал, и очень старался выбраться из ящика.
Дело в том, что ящик-то был больше мелкого мальчишки, который просто не мог вырасти выше из-за того, что всю свою жизнь недоедал. Но Микки по-своему, по-детски, подпрыгнув и навалившись на борт ящика грудью, перевалился через него, больно поцарапавшись рукой и, кажется, засадив себе пару заноз.
Но на боль он внимания не обращал, Микки постоянно обо что-то стукался, куда-то падал, ударялся. Пока выживал. Если рана в итоге оказывалась более серьезной, то взрослые обычно помогали одинокому мальчишке в этом случае, давали, чего приложить к ране и все проходило.
- Спасибо, - все-таки произнес он, когда очутился ногами на земле. Не потому, что знал что-то про законы вежливости, а просто подумал, что, кажется, именно так и говорят. По крайней мере, этому-то его научили. И Микки, часто не ощущая какой-либо благодарности, просто произносил это слово, и его считали мальчиком хорошим и вежливым. Это было на руку.
- За еду посадили, - честно признался Микки. Он, бывало, врал без зазрения совести, но сейчас в этом не было никакого смысла. Но слишком много внимания он уделял уже не этой тетеньке, что вытащила его, а всему остальному. Он-то прекрасно знал, кто и что находится поблизости, потому крутил головой по сторонам, кажется, желая побыстрее убраться с этого место, при этом прихватив с собой что-нибудь полезное или питательное.

0

14

Кажется, «веселым ребятам» надоело гоняться за одним-единственным ребенком, они начали сдавать свои позиции и возвращаться к родному очагу, где оставили Микки и свое добро.
Первым послышался голос Большого Бака, который грузным и скрипучим басом ругался на мелких уродцев, шныряющих тут и там.  Его вообще было сложно не услышать. Кажется, любой его шаг отдавался дрожью земли, настолько вид его был устрашающим. Хотя, если в Старом мире его и могли принять за довольно странного субъекта, который страдает неправильным пищеварением, не следит за собой совсем и зачем-то всячески портит себя, то в Новом мире таких, как Большой Бак было много. Не все могли похвастаться подобным телосложением, но устрашающим видом – вполне.
Большой Бак делал большие шаги и приближался, так что над Микки вновь нависла угроза столкновения с ним.
С другой стороны, будто преграждая путь к отступлению, появился второй участник этой миниатюрной группировки – Панк. Ему тоже надоело гоняться за девчонкой, рыская среди всякого хлама. Он-то и приметил раньше «босса» девушку и мальчишку, которого они только-только схватили.
- Ах ты, сука! – выкрикнул он, тут же ринувшись на освобождённого и его спасительницу.

0

15

Какой сегодня день? Кажется, девятое число... Или десятое? Где-то в этом диапазоне - сложно вести учёт времени, особенно когда находишься в пути и отвлекаешься на массу житейских дел. Нет, сегодня определённо девятое мая. День индейцев. А почему день индейцев? Эх, память, почему же ты так подводишь? Неужели кроме официальной капитуляции Германии во время Второй Мировой войны в голову больше ничего не приходит? Интересно, как бы сложилась история, приди к власти фашистские захватчики. Может, тогда бы никакой болезни не было бы. Впрочем, ни к чему эти глупые рассуждения. Так какое же сегодня число...
С этими мыслями всадник на вороном коне подъезжал к городоку Планкинтон. Старая и запыленная армейская форма говорила о том, что он уже долго в пути, а надвинутая на лицо повязка явно выдавала в нём человека, предпочитающего не разбрасываться образ своей физиономии направо и налево, ну или просто не желающего вдыхать дорожную пыль, что, кстати, было более логичным. Странник не выглядел нагруженным как какой-нибудь бродячий торговец, но притороченные к седлу пузатые сумки и в особенности гитарный футляр создавали впечатление некой  степенности и неповоротливости, так что невольно хотелось подойти с спросить, что есть на продажу.
Было уже обеденное время, когда неразлучная пара, человек и конь, вышли на улицы города. Бэк (так звали жеребца) недовольно фыркал и требовал, чтобы ему дали попить и отдохнуть в тени. Ричард (так звали всадника) полностью разделял его мнение, но подходящего места всё никак не было видно - наверное, они вошли в город не с парадного входа. Идеальным местом был бы какой-нибудь кабачок, ночлежка или что-нибудь вроде этого. Конечно, можно было остановиться и разбить лагерь в любом закутке, но одно дело когда ты скачешь посреди голой степи, и совсем другое, когда вокруг какая-никакая цивилизация, так что стоит убить ещё часок в поисках стоянки, прежде чем импровизировать собственный лагерь.
Таким образом эти двое случайным образом наткнулись на группу из шестерых людей, среди которых стремительно разрастался какой-то конфликт. Начался он с того, что к девушке и маленькому мальчику подскочила группа из четырёх парней и начала рьяно доказывать своё превосходство. Ричарду не удалось сразу вникнуть в суть происходящего, но выглядели парни достойно - при виде их даже как-то захотелось вздёрнуть к нему сложенную из пальцев "козу" и громко рявкнуть "Металл рулит!!!". Разумеется, это был лишь секундный позыв, который не дал бы ровным счётом ничего - вряд ли кто-то из них понимал под словом "металл" нечто большее, чем просто обобщенное название железок. И хотя у ребят определённо был вкус, у них напрочь отсутствовала совесть, ведь совершать нападки на беззащитных женщин и детей было уделом конченых отморозков. Но что поделать, если вокруг как минимум каждый второй нечист душой и помыслами? В конце концов, бродяге ни к чему были проблемы в чужом городе. И не окажись он в непосредственной близости к происходящему, наверняка бы просто поторопился исчезнуть с поля зрения, но, оказавшись в гуще событий, вынужден был продолжить шествие в прежнем темпе. Было бы хорошо, если обстановка разрядится и никто никого не обидит, тогда не будет повода вмешаться, совесть будет чиста, а на голову не свалится куча проблем с местными - кто знает, что это за ребята, может, они по делу возмущаются.
Ричард сбавил ход, частично внемля голосу собственного чувства справедливости, но остановиться полностью не решился. Бэк деловито всхрапнул, мол, чего это мы медлим, но, услышав грубый окрик одного из парней, покосился на парня с ирокезом. Интересно, пытался ли он в своём лошадином сознании провести параллели с петухом?

0

16

Далекий от старого мира и не видевший его никогда, Микки и понятия не имел, поступил ли он плохо. Вырос он в такое время, где понятия «хорошо» и «плохо» как-то поистрепались. Он знал, что воровать, в общем-то нельзя. Но тут скорее потому, что за воровство могут наказать. Если схватят за руку – не поздоровится. А если не схватят, то воруй, сколько сможешь. Тем более, лишнего Микки почти никогда не брал, да и некуда ему было. У мальчишки только и имелись, что карманы.
Эх, зря он затеял разговор в таком опасном месте. Не успел и опомниться, как тот самый Большой Бак, посадивший его в огромный ящик, вернулся. Микки даже прошмыгнуть не успел и спасительницу свою почти подставил. Хотя по последнему не слишком переживал, тут бы свою шкуру спасти, а тетка, чай, не маленькая, должна была догадаться, что его не просто так взаперти держали.
- Вот, блин, - проговорил Микки, пополняющий свой словарный запас только посредством взрослых, с которыми его сталкивала жизнь. Микки быстро схватывал.
Но деваться было некуда, и мальчик уже готовился к тому, чтобы вновь отправиться в огромный ящик, из которого очень сложно выбраться. А потом этот Большой Бок его обязательно сожрет. Микки много раз слышал, как другие дети в разных городах говорили о том, что некоторые люди едят маленьких и пьют их кровь, выпивают все до последней капли, что потом ребенок все равно мертвый.
Может, эти ребята такие же? Большой Бак так точно напоминает человека, который погнался за девчонкой не просто так. Бррр, аж в дрожь берет, когда в голову такие мысли приходят.
Микки все-таки попытался дать деру, хотя ничего у него не получилось. В стороне, куда он направился, тут же возник еще один бугай и преградил дорогу, что мальчику пришлось пятиться назад, на то место, где он только что был. Даже страшно немножко стало.
Но тут еще какой-то парень появился неподалеку. Что-то крикнул и показал, что Микки даже не понял.
- Смотрите! – Блондин указал на парня с лошадью пальцем, - Он обзывается!

0

17

Гарри тоже возвратился со своей охоты и, кажется, ему одному повезло. Маленького росточка Гарри, который в обычное время выглядит даже смешно в своих толстых перекрученных изолентой очках, сейчас мог напугать. В руке он держал окровавленный нож, а как было известно, окровавленный нож не нес за собой ничего хорошего.
Гарри перешел дорогу мужчине с лошадью, искоса глянув на него из-под толстых очков, при этом на его губах застыла дикая ухмылка, и торчал одинокий клык, вокруг которого больше не было зубов. Видя такого человека, сразу мог возникнуть резонный вопрос о том, кто же на самом деле был страшнее и опаснее: Большой Бак, предводитель этой шайки или этот маленький горбатый Гарри, у которого в глаза горел дикий огонек.
Гарри двинулся дальше, на поддержку своих друзей, и его взгляд перешел уже на ребенка и девушку, причем добавление нового действующего лица в их заварушке явно пришлось по вкусу этому человеку.
Да и Большой Бок уже разглядел своего товарища, ведь как раз повернулся туда, куда указывал мальчишка. На его лице отразилось явное умственное напряжение, которое могло означать лишь то, что Бак раздумывал, стоит ли ему подключать еще одну силовую единицу в эти разборки, или ограничиться тем, что они уже имеют: мальчишка и девчонка. И, когда Гарри прошел мимо того мужика, он принял решение, что лучше разобраться с тем, что  них уже имеется. К тому же, если у кого-то была лошадь, то и оружие может быть. А огнестрел – это плохо.
- Заткнись, ты, - пробасил Бак, подходя ближе, - Держите девчонку, с ней повеселимся, когда мелкого прикончим.

0

18

Характерная особенность приключений такова, что независимо от того, ищешь ты их или нет, они сами рано или поздно тебя находят. Неутомимому авантюристу его доля кажется скудной, в то время как к человеку, старательно избегающему неприятностей, закон подлости становится особенно актуален.
Не исключение и Ричард: последнее, на что он рассчитывал, впервые появившись в городе - попасть в переделку. Но, тем не менее, неприятности вышли ему навстречу самостоятельно, и сейчас стоило разве что догадываться об их масштабах. Нет единого правила для всех случаев, каждая ситуация должна разбираться отдельно. Когда взрослые разбираются между собой, это одно. Когда взрослые начинают разбираться с детьми, это совершенно другое. Что бы не натворил этот мальчуган, это не могло быть веской причиной для его убийства. Не должно быть. Блэкмор навидался слишком многих жестокостей за последние годы, чтобы позволить себе отвернуть от очередной. Не для этого он жил всё это время, не это должно стать будущим человечества, и без того исковерканного страшной чумой, унёсшей миллионы жизней.
Ричард слез с коня. Бэк, уловив кровавый блеск ножа в руках низкорослого бандюги, взволнованно заржал, но на фоне решимости спешившегося всадника его поведение выглядело угрожающе. Не отходя от лошади, странник, положил руку на седло, словно готовясь в любую секунду занять прежнее место. И лишь обмотанная тряпичной лентой рукоятка лезвия косилки, торчащая из-под сумки в подозрительной близости от руки, могла выдать его истинные намерения.
- Эй, не заставляй меня ловить тебя по всему городу. Где ты сейчас должен быть, а? Если мать узнает... - Ричард попытался скрыть прокуренную хрипоту в голосе.
Оставалось лишь надеяться, что малец разгадать трюк и подыграет ему. В противном случае Шакалу придётся иметь дело со всеми этими хулиганами сразу. Впрочем, его это сейчас особо не заботило - он влез не в своё дело, и лишь правильно поставленный диалог может спасти компанию от кровавой бани, в которой ещё неизвестно, кто кого. Блэкмор был уверен в своих силах, даже если кто-то из мерзавцев вздумает пустить в дело огнестрел, но зачем рисковать, если дело можно уладить без лишнего насилия? В любом случае, обижать беззащитных людей нехорошо, и если придётся преподать урок, он возьмёт на себя роль учителя.

+1

19

Теперь Микки действительно испугался. Одно дело, когда угрожают. Угрожали Микки за всю его жизнь тысячу раз. И даже если бы блондин умел считать, все равно бы не вышло узнать, сколько именно, слишком уж много. Но когда его реально собирались убить – это страшно.
Кажется, он раньше никогда так сильно не пугался, хотя в неприятности попадал частенько. Но, если сравнивать, то не такие уж они были и серьезные. Подумаешь, пару раз его бьили за воровство, много раз орали и обзывали самыми неприятными словами. Даже говорили «Еще раз поймаю – прибью» - это совсем не то.
Но, кажется, Микки вновь повезло. Мимо проходящий мужик, видать, посочувствовал им. Правда, до Микки не сразу дошло, что именно он говорит и почему. Но через несколько секунд шока, паренек решил, что надо подыграть, вдруг пронесет.
- Эм, я не виноват! – выкрикнул Микки первое, что пришло в голову, - Извини…
Чего-чего, а эти слова он запомнил быстро. Вот только забыл, как назвать этого мужика. Мать – это та, что родила. А тот, с кем она живет? Вот не вовремя из головы вылетело!
Просто Микки никогда не произносил такие слова как «мама» и «папа», обращаясь ко взрослым. Он никогда не знал своего отца и своей матери, а всех тех, кто его какое-то время «воспитывал», называл только по именам.
Только слово «родители» знал. Слышал его, когда спрашивали: «У тебя есть родители?» или «Кто твои родители». Микки никогда не смущался отвечать на это: «Нет» и «Никто».
Блондин попытался прошмыгнуть мимо этим бандюков, даже позабыв о том, что девушка, что его вытащила из ящика, оставалась как бы ни при чем. Просто хотелось побыстрее отсюда слинять.

0

20

Но пробраться Микки пока еще не удалось. Большой Бак снова схватил его за шкирку. Как показал опыт, это для него не составляло никакого труда. Он все-таки удостоил внимания проезжающего мимо мужика и смотрел на него, держа парнишку при себе.
- Твой чтоль? – грузным басом спросил он. Для того, чтобы говорить громко, ему не нужно было даже напрягаться. Казалось, слова вырываются где-то из недр его живота и извергаются, словно вулканом. Голос у него был громкий, но речь не слишком отчетлива.
Но Бак был явно не из тех людей, кто может спустить обиду кому бы то ни было. И если этот наездник думал, что мальчишку он просто так отпустит только потому, что это был его выродок – он ошибался. Бак из всего хотел извлечь пользу. Даже из маленького блондинистого парнишки, который испортил компании отличный ужин.
- И что, для тебя воровал? – Вновь спросил Большой Бак, пока все его остальные подельники молча «караулили». Нельзя сказать, что все были спокойными. Каждый немного выдохся из-за этой погони и хлопот, что принес им ребенок. Пожалуй, только один Гарри был доволен собой.
А Большому Баку хотелось с кем-нибудь наконец поквитаться. И если паренька он и отпустит (еще не решил), то девчонка точно останется при нем, и тогда ей не поздоровится. Хотя, если будет паинькой, ей еще и понравится.

0

21

- Виноват или нет - дома разберёмся. - грубо, по-отечески отрезал Ричард в ответ на реплику мальчика.
Уловка сработала. Паренёк вовремя раскусил фишку, его актёрских способностей хватило, чтобы заставить бандитов принять всё за чистую монету. Дело оставалось за малым.
- Так что он взял? - переспросил Блэкмор у здоровяка, тот видимо, был самым главным из четвёрки.
- Нашу жрачку. И кому-то придётся за неё заплатить.
Сколько бы не украл этот ребёнок, оно не могло иметь слишком большую ценность, наверняка суть вопроса в какой-то жалкой паре мясных кусочков. Главное, можно было без труда откупиться. Хотя, как сказать...
Не отрывая пристального взгляда от банды, Шакал пошарил свободной рукой в сумках и извлёк блок сигарет. Проколов плёнку ногтем, он разломил упаковку на две неравные части, положив большую обратно.
- Это покроет ваши расходы? - перед жадными глазами разбойников замаячили четыре блестящие пачки "Винстона".
- Это было мясо. Хорошее мясо, а не собачатина. - здоровяк явно набивал цену, но его лицо невольно расплывалось в довольной улыбке. Сделку можно было считать состоявшейся.
- А это табак. Хороший табак. - аналогичным образом ответил Ричард, - Четыре пачки, возможно, лучшего курева, по одной каждому из вас в обмен на парня.
Должна была возникнуть пауза, и она возникла, но длилась недолго. Один из бандитов, коренастый мужичонка, неохотно приблизился в Блэкмору, переводя взгляд то на него, то на сигареты. Странник понял намёк и распечатал пачку. Опробовав товар на месте, мужчина кивнул своим подельникам, мол, всё в порядке. Иначе и быть не могло.
- Ладно, забирай мальчишку. - буркнул главный и швырнул мальчишку Шакалу, как только табак оказался в руках бандитов.
- Так-то лучше. - Ричард проворно подхватил парня и усадил на коня, после чего тоже занял место в седле.
Слегка ударив коня пятками в бока, Ричард пустил Бэка медленным бегом. Спустя пару кварталов, когда никто их уже не мог видеть, он позволил всем остановиться, ссадил мальчугана на землю и сам слез следом.
- Значит, дружище, пока ты ещё ничего не сказал, у меня к тебе три вопроса, и первый из них - как тебя зовут и сколько тебе лет?

+1

22

Пришлось наблюдать картину торговли, которую он раньше видел только со стороны. Теперь же сам участвовал в этом и, что самое занимательно, был товаром. Мальчишкой раньше не пытались торговать настолько открыто. Микки обычно не позволял никому собой промышлять, самостоятельно выбирая, с кем якшаться. Теперь же он стоял и помалкивал, потому что учуял, что это был его шанс на спасение.
И, о чудо! Микки больно грохнулся на землю, когда огромный чурбан по имени Бак его швырнул, но был, вроде, свободен.
Блондин понимал, что за такое для него одолжение (которого раньше никто ему не делал), ему придется тоже что-то дать. Он ведь наблюдал за взрослыми, а те только так и поступали. Если что-то берешь, нужно отдать. Если берешь просто так, то можешь поплатиться, Микки, бывало, воровал, попадался, получал, как и должен был. Так что вполне понимал последствия.
Но мужик, спасший его, казался хорошим. Для Микки, конечно же, хорошими были те, кто его кормил и ему каким-то образом помогал. Плохие его гнали или вот, как Бак, пытались учинить расправу над малолетним преступником.
Все еще пребывая в некотором шоке, Микки поерзал на неудобном сиденье (раньше-то на лошадях ездить не приходилось, он и не видел почти таких), глядя на тетку, которая пыталась его вытащить. Она оставалась в этой куче бандюган, и Микки кольнула совесть: она ведь ему пыталась помочь, а теперь осталась одна.
Совесть в нем говорила, но шкура всегда была дороже, так что блондин даже не заикнулся о ней. Да и сердце еще билось как бешеное от всяких переживаний, и Микки более менее успокоился только тогда, когда его ноги вновь почувствовали землю под собой.
- Микки, - ответил мальчик, глядя снизу вверх на своего спасителя, прищурив глаза, будто от солнца, и пожал плечами, - Не знаю, сколько. Много. – Уверенно заявил он. Считать все равно не умел, цифры не знал, а ему никто не сообщил, когда он родился и сколько уже живет на этой земле.
Для Микки-то его одиннадцать лет были всей жизнью. И он за это время столько всего успел! Где только не бывал! Так что, отвечая на вопрос, он по-своему был прав.

0

23

Этот парнишка, Микки, как он сказал, не выглядел перепуганным, скорее очень удивлённым. Что же, в суровом мире формируется суровый характер, не дающий расслабляться и, как следствие, болезненно воспринимать подобные ситуации. В конце концов, теперь уже далеко не всегда можно с большой точностью определить, какие чувства испытывает человек только по одному его лицу и поведению.
- Значит, Микки. Микки, Майк, Майкл, Микаэль? А, неважно. Раз уж так сложилось, что мне пришлось отдать за тебя почти половину блока самых дешёвых сигарет, могу ли я рассчитывать на небольшой разговор? Ничего особенного, просто хочу знать, что потратился не даром. - Ричард встал, подбоченясь, и изобразил самую благодушную улыбку, на какую был способен, правда, почти сразу же вспомнил, что лица его до сих пор не видно под повязкой.
- Чего надо? - без колебания ответил мальчик.
- Кто такие эти ребята и чего от тебя хотели? Только честно. - Блэкмор достал сигареты и зажигалку, закурил, приготовившись выслушать объёмный рассказ с подробностями.
- Я пытался украсть кусок мяса. - только и сказал Микки.
- Серьёзно? Что же, теперь я не удивлён, почему эти парни так озверели. Но ты так и не сказал, кто они такие. Они хотя бы не местные? - мужчина отметил скрытность в разговоре с собеседником, что не являлось чем-то из ряда вон выходящим, скорее напротив, вполне логичным и здравым, но в глубине души старался принять образ паренька таким, каким бы ему хотелось его видеть и каким он видел всех детей его возраста до того, как мир изменился.
- Я их раньше не видел. - Микки пожал плечами. Сознание подсказывало Шакалу, что он что-то делает неправильно, ведёт разговор не так как надо. Может, стоит наконец представиться уже?
- Если не хочешь рассказывать, я не буду тебя заставлять. В конце концов, у каждого есть секреты, верно? А что по поводу той девушки, если вдруг у тебя имеются переживания на её счёт, то я думаю, что она достаточно взрослая, чтобы решить свои проблемы. В конце концов, если бы я попытался вытащить и её тоже, эти парни сняли бы с меня последние сапоги. Пойми, я человек в этом городке новый, и то, что удалось помочь тебе - большая удача. Кстати, можешь звать меня Шакал. Не спрашивай почему, меня все так зовут. А теперь позволь задать тебе второй вопрос - скажи пожалуйста, есть ли здесь какой-нибудь кабак или другое подобное публичное заведение? - Ричард похлопал по корпусу гитарного футляра, - Видишь это? Это мои хлеб и соль, в каком-то роде. Не хочу показаться настырным, но ты отплатишь мне долг сполна, если подскажешь, где и кого здесь можно развлечь, чтобы получить за это кое-какие средства?

Отредактировано Шакал (2014-02-20 21:33:42)

0

24

Микки видел много странных людей на своем пути, и этот человек, видимо, был одним из них. Микки говорил совершенно открыто и ничего не скрывал. Да и скрывать ему было нечего. Он же не у этого мужика мясо крал. А если у кого-то воровал, его ловили, то мог приплести и о больной маленькой сестренке, что очень нуждается в пище или о больной маме, которая страдает от болей. И находились люди, которые ему верили. А сейчас, говоря правду, этот мужик ему не верил. Вот ведь странный!
- Я не вру! – выпалил мальчик в недоумении. Раньше-то он тех ребят не видел никогда. Слышал что-то о Большом Баке - дети другие говорили, но Микки сам в городе был новеньким (в чем обычно не признавался таким же новичкам) – но сам не видел.
- И все? – Микки не верил своим ушам, - Просто показать место, где все тусят? – Слово «тусят» Микки слышал у каких-то парней, они говорили: «Пойдем потусим», «Там тусня», «Затусили вчера хорошенько». Только так он слова и цеплял.
Просто блондин думал, что с него потребуют какую-то более весомую услугу, нежели просто показать бар. А сейчас просто не верил своей удаче. Сначала мужик какой-то кормит за экскурсию по городу, теперь этот чувак просит проводить к месту, которое знает всякий. Планкинтон все больше напоминал рай.
- Ладно, покажу, - Микки вновь пожал плечами, решив, что лучше не спорить и быть паинькой, пока не запросили большего. Он спокойно выслушал тираду о том, как мужчина зарабатывает себе на еду. Не слишком поверил, как черной коробкой странной формы можно заработать, но ведь дело-то его было. А Микки давно уяснил, что лезть в чужие дела – себе дороже.

0

25

- Отлично! Поедешь верхом? Могу показать, как управлять конём. Бьюсь об заклад, что раньше тебе не доводилось ездить на лошадях, а? - и Ричард добродушно усмехнулся.
Как ни крути, а с детьми надо быть добрее, тем более что они сами по себе положительно влияют, одним своим беззаботным видом внушая радость и беззаботность.
Наверное, кое-кто сегодня сделал доброе дело. При всех прочих, это не могло не радовать. Первый день в городе и первое знакомство, да ещё при каких обстоятельствах. Раньше подобным образом люди становились друзьями, выручая посторонних из беды. Кто знает, может, так есть и сейчас, но всё равно хочется верить в то, что человек, способный придти на выручку незнакомцу, способен стать другом или просто хорошим знакомым. Но хорошие знакомые так не поступают. Они хорошие настолько долго, насколько легко стали знакомыми. Может, это и не совсем так, но мало кто знает истинную лицо тех, кого, казалось бы, знаешь как свои пять пальцев. И ничто так хорошо не приоткрывает завесу тайны, как время. Правда, происходит это долго, слишком долго, чтобы узнать человеческую сущность до того, как она проявится исподтишка...

Конец...

0


Вы здесь » Новый мир » Летопись » Квест 0.2. "Спасение Микки"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC