Новый мир

Объявление

Добро пожаловать!

Постапокалипсис, экшн
Великая Смерть пришла 15 лет назад, убив всех взрослых и оставив тех, кто не достиг половой зрелости. Но дети выросли...

► Лето прошло, и самое время продолжать свои сюжетные линии. И мы продолжаем двигать сюжет, ждем новых и старых игроков.

► Добавлены новые акции, ждем оперативников и жителей Планкинтона!


Время в игре:
21-31 мая 2029 года.
Погода в Планкинтоне:
от +6 до +14 С, облачно

► Убит Тони! Глава города Планкинтон застрелен прямо на улице на глазах многих жителей и гостей города. Позже один из его подручных убил Стива - правую руку уже мертвого главы и призвал горожан встать на его сторону в обмен на все, что можно снять с этих двух трупов.

► В Гром-горе пропал оперативник. «Великая смерть возвращается» - такое последнее сообщение оставил Майкл для руководителя Гром-горы. Но никаких предпосылок и симптомов болезни на поверхности не обнаружено. Начались поиски пропавшего громовца.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Новый мир » Летопись » За кулисами


За кулисами

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

http://s6.uploads.ru/Aa5pZ.png
http://sh.uploads.ru/t/mCrIU.jpg

Дата: 20 мая 2029. Начиная с полдня.
Место: Планкинтон
Участники: Карлос, Ингрид

Кочевая жизнь и путанные пути привели бродячую труппу цирка "Голубой слон" в город Планкинтон. Еще одна стоянка. Еще одна цирковая программа. Еще одно приключение.

Отредактировано Карлос (2017-06-02 15:08:46)

0

2

Приехали. Сквозь пыль, поднятую колесами кибиток, Карлос без особого интереса рассматривал раскинувшийся перед ним город. Не сказать, что большой, но по сравнению с остальными поселениями, порой состоящими из одной-двух, редко из нескольких десятков жилищ, довольно населенный.
Они остановились на пустынной окраине, как всегда поставили повозки в круг, внутри которого, обычно создавая что-то вроде площадки для временного проживания всех членов труппы и каждый занялся привычным делом.
Карлос спрыгнул с козел на землю, сильно с хрустом потянулся, разминая кости после долгого сидения в одной позе, обернулся к большеглазой:
- Распряги, Мордастого, а я посмотрю ось на колесе. Кажется она треснула когда мы пересекали каменное дно последнего ручья. Потом у клоуна нужно половой настил в повозке починить, он давно жалуется. И пройдусь по ребятам, может кому-то еще требуется ремонт.
Он легко вскочил под тент, туго натянутый над их с Ингрид тарантаса, достал из-под лавки ящик с набором инструментов и, бросив старую драную попону на землю, полез под днище повозки.

Отредактировано Карлос (2017-06-01 15:23:31)

+1

3

Ингрид никогда не бывала Планкинтоне. Всю дорогу, сидя в раскачивающейся повозке, подставив лицо летнему солнцу, она думала о новой сцене, о тех людях, которых может встретить в городе, о возможностях, что он может предоставить. Сухой стебель полевой травы, пожевываемый девушкой, едва заметно горчил.
Уже и не вспомнишь, кто из труппы предложил посетить Планкинтон. Да это и не важно. Повозки скрипели, поднимая пыль с дорог, покрытых мозаикой треснувшего асфальта, болела набитая на пятке мозоль. Иногда попадались проржавевшие остовы машин, давно разграбленные, с выбитыми стеклами и сожженными внутренностями, стоявшие памятниками прошлому миру.
Длинные волосы мешались, и Ингрид собрала их в небрежный пучок, наспех завязав первым попавшимся шнурком. К тому моменту, как цирк прибыл в город, причесон окончательно растрепался, но ее это нисколько не смутило.
Смущал Карлос. Как и другие циркачи, он без сантиментов приступил к обычным делам кочевого племени. В дороге всегда что-нибудь ломается и без умелых рук приходит в негодность, но Ингрид не сиделось на месте.
Она спустилась на землю, морщась от боли в натертой ноге. Мордастый - пегий жеребец с густыми щетками над копытами привычно потянулся к девушке, шлепая бархатными губами с требованием угощения. Если бы Ингрид не протянула коню желаемое, он пощипал бы карманы ее кофты, щедро их обслюнявив.
- Кар-лос. - девушка присела на корточки рядом с ногами мужчины, выглядывающими из-под повозки. - Брось ремонт, пошли лучше город посмотрим.
Выбивающиеся пряди цвета осеннего меда начали нервировать и щекотать шею, Ингрид спешно заправила их за уши.
- Ну правда же, успеешь еще разобраться с осью, и клоун подождет, от него не убудет.
- Алле, оп! - раздалось откуда-то сзади. Привычный цирковой клич звучал как-то неуверенно, даже оборачиваться было не нужно. Судя по звуку падающих кеглей, Джимми опять завалил номер.
"Как будто он хоть раз сделал что-то нормально" - Ингрид была не лучшего мнения о Джимми, он недавно присоединился к труппе и еще никого не смог впечатлить.

+1

4

Осмотрев поломку и убедившись, что ось действительно треснула, Карлос вылез наружу как раз в тот момент, когда большеглазая завела привычный нудежь по поводу нихеранеделанья.
Он обошел девчонку и принялся снимать правое заднее колесо.
- Мордастого кто распрягать будет? Некормленная-непоенная скотина тоже подождет, пока мы прохлаждаться будем? Иди, займись конем. Не мешай мне.
Карлос не понимал этой вечной тяги большеглазой к осмотру местных красот. Да и чего тут нового можно увидеть? Все то же самое, как и везде.
Ему самому хватало впечатлений, увиденных, а то и пережитых, в пути. Деревья, дорога. Степь, дорога. Реки, дорога. Грабители. Мошенники всех мастей. Попрошайки. Проповедники, распинающиеся черт знает о чем и грозящие карами за грехи, которых за плечами всех, переживших Великую Смерть было хоть отбавляй. Ночлег под звездным небом. Жгучее солнце. Ливни и ветра. Пыльные бури и мертвое безлюдье пустынь. И опять дорога. Бесконечная, бесцельная, безжалостная.
Крякнув от натуги, Карлос освободил одно колесо и направился в обход повозки к другому.
Девчонка все еще стояла на пути. Ждала и смотрела просяще, как ребенок, которому пообещали подарок, а теперь, чтобы его получить, велят быть паинькой.
- Ну, пойдем мы в город, пойдем, - прищелкнув с досады языком, сдался Карлос.
Он всегда ей уступал. С самого первого дня, как она появилась в труппе. Не испытывал он к ней тех чувств, которые обуревают мужчину к понравившейся женщине. Не жалел, как глупого несмышленыша, хотя она и была в чем-то именно такой. Но когда Ингрид поднимала на него свои огромные, как озера глазищи, Карлос пасовал.
- Позже. - Добавил он, хмурясь на свою слабость. - Ось починю. Клоуну пол отремонтирую. Поедим и пойдем смотреть твой гребанный город. Уйди, глазастая.
Второе колесо выслушало много из того, что Карлос не мог сказать девчонке и если бы слова были материальны, треснула бы не только ось, вся кибитка на хер развалилась.

+1

5

- Класс! - Ингрид радостно хлопнула в ладоши.
Не смотря на ворчание и крепкое словцо, Карлос был душкой. Она его уважала и относилась к нему, как к старшему брату, хотя разницей в возрасте были смешные несколько дней.
Оставив жонглера возиться с побитыми жизнью колесами, девушка занялась цирковым конем. Мордастый уже давно вышел из возраста жеребенка и помнил еще те времена, когда на нем под слепящими цветными софитами скакала наездница в расшитом бисером трико. Сейчас на нем не ездил никто, и некогда великолепный ухоженный конь уныло тащил за собой повозку по дорогам страны.
Он ткнулся в раскрытую ладонь, поедая предложенную вкусняшку и отгоняя хвостом назойливых мух. Ингрид распрягла Мордастого и отвела в тень заросшего кустами строения, все еще сохранившего красную краску на стенах и название торговой сети над вынесенными дверьми. В заблокированной в проходе тележке какая-то полоумная птица свила гнездо, но оно пустовало.
Задав лошади овса и набрав ведро воды, Ингрид оставила ее наслаждаться заслуженным отдыхом. В бочках почти не осталось содержимого, пригодного для питья. Но девушке удалось набрать еще треть большой пластиковой бутылки, чтобы отнести Карлосу. День стоял жаркий, и глоток воды был необходим даже такому закаленному мужчине, как он.
"Нужно будет найти в Планкинтоне водокачку" - напомнила себе циркачка, втыкая стебель тимофеевки в гриву опустившего голову коня. Теперь Мордастый ел овес, размахивая миниатюрным плюмажем.
Над стоянкой цирка медленно поднимался запах готовящейся еды. В большом котле Эндрю варил свой фирменный суп из чего попало. Труппа не ела с утра, экономя скудный запас продуктов, и у Ингрид свело желудок.
Пройдя мимо повара, и по совместительству силача, девушка позаимствовала у него половину моркови, выменянной вместе с овсом на ближайшей ферме в обмен на пару хороших сапог. Вкус у овоща был какой-то резиновый и пустоватый, словно морковина лишилась всех своих соков еще до употребления.
По дороге назад Ингрид перекинулась еще парой слов с клоуном, не устающим жаловаться на свой пол, в котором уже "образовалась дыра размером с кратер". А потом ее внимание привлек прицеп домика на колесах. В нем жил Дин. Дин по прозвищу Говнюк. Он, как и Ингрид, метал ножи. Но иногда попадал в публику, так как вечно был навеселе и с дрожащими руками.
Девушка задумалась, а когда она в последний раз видела Дина. Вчера вечером он, забравшись на крышу, орал, что к гробу видал этот цирк. С тех пор не было ни слуху, ни духу. Ингрид схватилась за ручку двери прицепа. Заперто. Причем, похоже, что изнутри. Постучала в окно, наконец, позвала его несколько раз. И снова в ответ тишина.
- Карлос, ты еще занят? - девушка задала вопрос широкой спине ремонтирующего колеса мужчины.
- Там Дин заперся в прицепе и не отвечает. Ты не мог бы посмотреть, не помер ли?
Ингрид протянула Карлосу бутылку с водой.

Отредактировано Ингрид (2017-06-03 23:23:24)

+1

6

Помимо оси, пришлось заняться колесом. В одном месте была такая выщербина, что в любой момент оно грозило развалиться. Когда-то Карлос ставил на них мотоциклетные покрышки, но они давно превратились в хлам и теперь хрупкое от времени дерево страдало от бесконечного соприкосновения с бездорожьем.
Он все еще ломал голову, чем заделать скол, когда сзади послышался голос Ингрид.
- Что ему сделается? - сварливо отозвался Карлос, - Нажрался и спит.
Он решал вопрос не придется ли стачивать диски, тем самым избавляясь от щербины одновременно уменьшая прочность колес и до вечно пьяного циркача, который метал ножи в цель так же хорошо, как Карлос танцевал, то есть - никак, ему не было дела.
Солнце припекало, от тяжелой работы мужчина вспотел и вода, принесенная девчонкой, оказалась кстати. Правда, зная как трудно найти чистую воду, пригодную для питья, он сделал лишь два глотка, остальное вернул. Тыльной стороной ладони вытер губы и полез в карман комбинезона за куревом.
Свернул из бумаги козью ножку, набил ее табаком и, прикурив, с наслаждением затянулся горьким вязким дымом.
- Что там с обедом? Скоро будет готов? Вместо пьяного дурака, лучше бы узнала нет ли где поблизости речки. Хоть рыбы б наловили, мне стряпня из подножного корма уже поперек горла стоит.
В самом деле, кухарку не мешало бы заменить на кого-нибудь получше чем тягатель гирь. Карлос подозревал, что у силача атрофированное чувство вкуса, поэтому в свою готовку тот добавлял абсолютно не сочетаемые между собой ингредиенты, и это еще мягко сказано. Благо, едоки были людьми не привередливыми, вечно голодными, способными жрать все, от опилок до ржавых гвоздей, поэтому роптали редко.
Карлос надеялся, что большеглазая, получив наставление, отвяжется, но она по-прежнему стояла рядом. Тоненькая, как былинка, росточком от горшка два вершка по сравнению с высоким мужчиной и таращила свои омуты, зная, что добьется от него всего, чего захочет.
Выругавшись про себя, Карлос просто повернулся и направился к прицепу Говнюка.
Дверь и правда была закрыта. Не было и следов, которые свидетельствовали о том, пропойца выходил мочиться.
Здоровый, как кувалда, кулак брякнул по планкам двери с такой силой, что они прогнулись.
- Говнюк! Подай голос, мудила!
В ответ - тишина. Драть напрасно глотку Карлос не стал, достал из-за голенища сапога мачете, просунул широкое лезвие в щель между дверью и косяком и подцепив крючок, накинутый на петлю, скинул его.
В нос ударила ядерная смесь из перегара, пота, мочи и блевотины. Среди невероятного кавардака, который устроил здесь Говнюк, Карлос даже не сразу разглядел самого хозяина. Он валялся ничком поперек лавки, служащей ему спальным местом, а босые ноги двумя кривыми оглоблями тянулись по полу. Штаны на нем отсутствовали.
Перешагивая через грязь, залежи пустых бутылок и подозрительного вида лужи, Карлос подошел и рывком перевернул тело. Оплывшая морда смертельно пьяного циркача уставилась в потолок, а изо рта раздался оглушительный храп.
Сплюнув от омерзения, Карлос вышел наружу и, посчитав свою миссию выполненной, направился мимо Ингрид к своей повозке.

+1

7

Девушка отпила из бутылки вслед за Карлосом и закрутила крышку. Вода была приторной и теплой, чуть солоноватой на вкус.
- Эндрю говорит, что скоро. Блюдо дня - суп из голубей. - шмыгая зудящим от крепкого дыма носом сказала Ингрид, смахивая навернувшиеся в уголках глаз слезы. От табака у нее в горле поселялись щекочущие пушинки и тянуло чихать.
Циркачка и сама с удовольствием бы сходила на речку. В волосах скрипел песок, руки и лицо стали бронзовыми не только от загара после долгой дороги под солнцем, за последние дни не прошло ни одного дождя. Ингрид забралась бы в прохладную воду и не вылезала, пока не смыла всю въевшуюся пыль. Может быть, Карлос наловил бы речных ракушек и раков, которых потом сварили бы в большой кастрюле...
Нежное мясо было намного лучше того, что готовил силач, помешивая мутный бульон половником. Одежда тоже требовала стирки, как и покрывала шатров, уже стоявшие колом и потерявшие былую яркость красок.
Ингрид наклонила голову и, прикусив нижнюю губку, думала сказать ли Карлосу о том, что боится идти одна на поиски неведомой реки. Никто из труппы не захотел высунуть носа дальше их шатрового городка, а с местными циркачи еще толком не общались. Конечно, оставался еще Тимати. Вот он всегда был готов составить Ингрид компанию, но у нее закралось подозрение, что дрессировщик диких и уже облысевших от старости обезьян смотрел больше на задницу метательницы ножей, чем слушал и помогал.
- Когда ты закончишь с колесами, мы могли бы вместе...
Возможно, Карлос просто не расслышал. Говорила Ингрид тихо и получилось, что опять ему в спину.
- Стой, меня подожди! - чтобы догнать Карлоса, девушке пришлось приноровиться к его быстрым широким шагам.
За прошедшие несколько минут ничего не изменилось. Прицеп дома на колесах все так же молчаливо стоял, закрытый на все засовы. Крышу облюбовали бабочки. И не случайно. Выделывая трюки по пьяной лавочке, Дин хорошенько облевал свое жилище самогоном и остатками закуси.
Внутри прицепа могло быть все, что угодно. Ингрид представила посиневшего Говнюка с горлышком бутылки во рту и роем вездесущих мух на грязной тарелке и на прикрытых безжизненных глазах.
Она держалась за Карлосом, выглядывая у него из-за плеча. Мужчина, не терпевший сантиментов, быстро расправился с замком. От духмана, сбивавшего с ног при открытой двери, у Ингрид непроизвольно вырвался "ойк". Поборов первый рвотный позыв, циркачка закрыла нос рукавом кофты, но это мало помогло.
Говнюк был в своем репертуаре, исполняя лучший номер на бис. Лежал кверху голой жопой в луже своей же блевотины и мочи и храпел. Когда Карлос его перевернул, Дин издал еще и замысловатую трель.
Посмотреть на него, не скажешь, что когда-то доставший всю труппу Говнюк был мужиком весьма приятной наружности, теперь от него остался свечной огарок в жирных потеках воска, не больше. Приоткрыв один глаз, Дин уставился сначала на Карлоса, а потом, когда тот вышел, уже на Ингрид, и только тогда узрел бутылку воды, которую девушка все еще держала в руках.
- Пить! - промычал циркач, даже пытался приподняться, протягивая руку.
- Хрен тебе. - фыркнула Инрид, легко отпинывая подползающее тело. Знал, как жрать самогон, знай, как справиться с похмельем.
Девушка вылетела из провонявшего прицепа вслед за Карлосом.
- Прости, я подумала он... А он... вот. - сердясь на себя, протараторила она.
Обогнав мужчину, Ингрид обернулась к нему растерянным личиком.
- Хочешь я помогу с ремонтом или принесу что-нибудь нужное?

Ударили в гонг. Черпаком по гнутому тазу стряпуха Эндрю созывал циркачей на обед. В главном натяжном шатре поставили общий стол - цирковая традиция, древняя, как самое первое представление. Люди потянулись к красно-кирпичному пологу, ненадолго прервав свои занятия, чтобы наконец-то наполнить животы.

Отредактировано Ингрид (2017-06-07 00:55:27)

+1

8

Карлос остановился, чтобы не налететь на девчонку. Хотел было завернуть какое-нибудь крепкое ругательство в ее адрес, но только скрипнул зубами - как прикажешь сердиться, когда перед тобой сущее дитя, хоть и в теле вполне взрослой женщины. И ведь не играет, не пытается применить всякие хитрые штучки, чтобы облапошить доверчивого дурака, который сам не понятно на кой ляд, взял на себя опеку над ней. Уж в который раз он задался вопросом, каким образом ей, абсолютно не приспособленной к самостоятельной жизни, удалось преодолеть лихие годы и выжить, когда другие, более крепкие и духом и телом - а Карлос таких встречал - сгинули. Или повезло или кто-то, похожий на него, точно так же не смог устоять перед этими глазищами.
- Ну, пойдем жрать, а то и того дерьма, которое наготовил горе-повар, не достанется. В большой семье рот не разевай.
Под шатром уже сидело несколько человек. Веселый стук ложек по мискам встретил появление Карлоса и Ингрид, которые в свою очередь подставили свою посуду под черпак и получили по порции неаппетитного на вид варева. Обещанных в супе голубей не наблюдалось, если не считать таковыми осколки мелких костей, которые почему-то показались Карлосу подозрительно напоминающими крысиные скелетики. В детстве им с братом доводилось есть похожее. Но воротить нос от самой странной еды он не привык, да и голод, как говорится, лучшая приправа, поэтому сидя на перевернутом ящике, служившем во время представлений тумбой для дрессированных собак, Карлос уплетал сомнительный деликатес за обе щеки.
К шапочному разбору в конце обеда произошло явление Говнюка народу. Поигрывая мятой рожей, тот ненадолго приостановился у опустевшего котла, почесал грязной пятерней колтун волос на башке, а потом направился в сторону Карлоса и Ингрид.
Воняло от него, как из выгребной ямы, морду украшали не то струпья, не то засохшая блевотина, но портки он все-таки натянул.
- Бутылку сперла? - Корявый палец указал на девчонку. - Я за самогон свой ремень отдал, а она бухло спи*ла. Гони бутыль взад, прошмандовка.
Карлос не торопливо стряхнув остатки якобы супа, вытер, припасенной для этой цели, тряпкой миску и ложку и лишь затем поднялся, встав прямо перед Говнюком.
- Не брала она твою ханку. Ищи в другом месте, мудень.
Затем взял девчонку за плечо, поднял ее на ноги и подтолкнул к выходу.
- Возвращайся к повозке, я - сейчас.
- А я грю, зассыха спи*ла! - Не выветрившийся до конца хмель мешал циркачу мыслить здраво, потому, не учитывая ни разницу в росте, ни весовое превосходство соперника над собой, тот пер напролом: - Я очухался, а она у кровати стоит и пузырь держит. Мое это горючее, ясно? Я за него ремень...
Повторение уже сказанного Карлосу слушать не хотелось, да и доказывать что-либо пьяному дураку не имело смысла, поэтому он сграбастал его за шкирку не стиранной со времен библейского потопа рубахи и просто отшвырнул, как куль с сеном, в сторону.
Говнюк свалился на кучу реквизита, что-то под ним треснуло, что-то звякнуло и на него, еще не успевшего очухаться после падения, разъяренной фурией налетела с криком и тумаками цирковая гадалка-провидица.
- Ты что наделал, пьяная скотина? Мои гадальные шары! Мои пирамиды! Они ж из настоящего хрусталя, собака ты бесхвостая!
Поглядев на разгорающуюся свару, Карлос усмехнулся и отправился прочь из шатра. Теперь Глвнюк не скоро вспомнит о самогоне.

Отредактировано Карлос (2017-06-09 09:41:13)

+1

9

В протянутую без всякого энтузиазма миску плюхнулась порция обеденного супа. Жижа имела желтоватый цвет и неприятную консистенцию. Наверх медленно всплыл вялый лист петрушки. Ингрид несказанно повезло, в ее посудине вместе с недоваренным картофелем по суповым волнам кочевала голубиная лапка. И, похоже, это все, что осталось от заявленной в меню птицы. Девушка покосилась на тарелку Карлоса, ему достались косточки с лохмотьями мяса.
Аппетит куда-то испарился. Не смотря на свою миниатюрность и стройность, Ингрид никогда не страдала его отсутствием и могла съесть порцию, насытившую здорового мужика.
Она примостилась на край колченогого стула. Суп уже остыл, но циркачка ела медленно, больше ковыряясь ложкой в блюде. Зато Карлосу обед понравился. Перекатывая во рту картофелину размером с горох, Ингрид уже было решилась предложить ему добавку и протянуть свою почти полную миску, как в шатер ввалился Говнюк.
Циркачи - люди ко всему привычные. Но амбре Дина добило даже тех, кому на попечение был вверен слон с необходимостью убирать за животным кучи. Присутствующие должны были сказать Говнюку спасибо за то, что надел штаны, хоть и на изнанку. Так они лишались радость наслаждаться видом его сраной задницы и вялого стручка между ног.
Ингрид напряглась. С Дином конфликтов не было с тех пор, как он попытался избить ее старенькую собачку в отместку за то, что метательница ножей якобы стибрила у него номер и время на сцене. Странное дело, никакой сцены давно не было и в помине. Земля, да асфальт с крошащимся бетоном, если повезет. А по памяти все равно называли место представления именно так.
Под прицелом грязного, словно им в той самой заднице ковырялись, пальца у Ингрид побежали по спине мурашки. Она тихонечко отставила тарелку на край стола. Рука в объятиях металлического браслета скользнула к бедру, где под ремнем прятался малыш-затейник керамбит. Говнюк был старше девушки, как он сам вякал, опытнее в обращении с ножами, но она-то была быстрей.
- Я не брала. - за голосом Карлоса слова Ингрид прозвучали все равно, что робкий чирик воробушка.
Какой же легкой она была, когда мужчина поднял ее за плечо. Циркачке показалось, что она взлетела и стало обидно за собственное маленькое тело, которое могло плыть по воздуху по велению сильной руки.
Ингрид случайно задела стоявшую на краю миску, разлился по полу суп. Влага быстро впиталась в землю, оставив только куски грубо наструганных овощей и красную, распаренную лапу птицы с растопыренными в стороны когтистыми пальцами.
Не смотря на явный толчок в сторону открытого полога шатра, девушка заупрямилась.
- Карлос...
Не хотелось оставлять их одних, хотя сейчас, она и сама это понимала, Ингрид была бы лишь обузой. Оставалась надежда, что хоть кто-то из труппы встрянет в назревающую драку, но никто и с места не сдвинулся, будто сами смотрели представление. Взвилась только гадалка, когда пострадали ее побрякушки. Но Ингрид этого не увидела, она ждала Карлоса возле входа, теребя многострадальные манжеты кофты.
- Эй, сладенькая!
Девушка вздрогнула от неожиданности и, резко обернувшись, увидела Тимати рядом с собой. Настолько близко, что пришлось сделать шаг назад, дабы увеличить дистанцию.
Жилистый, высокий, с черной бородой-эспаньолкой, серьгой в ухе и испуганной обезьяной на плече, чье сморщенное личико напоминало печеное яблоко, дрессировщик смахивал на лихого, но слегка бомжеватого пирата. Его точно не было на обеде. Возможно, доедал одну из своих подопечных.
- Гуляешь одна и без охраны. А где мексикоз? - спросил он, улыбка показала, что у пирата не было нескольких зубов.
- Пошел ты, Тим. Не твое дело. - неприветливо огрызнулась Ингрид.
Неизвестно, чем бы закончился разговор, если бы не вышедший из шатра Карлос. Тимати тут же посторонился и сделал вид, что его нет, а девушка, забыв про дрессировщика и мармазетку с мордашкой старушки, последовала за мужчиной. Что сказать, она не знала, слова что-то не шли в строй, все плясали от волнения.
- Спасибо, что заступился за меня. Но ты не должен был, совсем не обязан.
Поднявшись на цыпочки, Ингрид легонько клюнула Карлоса в щеку и благодарно повторила:
- Спасибо.

Отредактировано Ингрид (2017-06-09 08:04:13)

+1

10

До самого вечера работы у Карлоса было по горло: он починил настил в прицепе клоуна, потом заменил одну из лаг, поддерживающих шатер во время представления, приделал отсутствующую ножку у табурета, который использовал в своем номере гимнаст, да и их с Ингрид реквизит нуждался в мелком ремонте - мишень давно требовалось залатать, о частого использования она стала похожа на решето. Хорошо бы найти в городе приличного мастера, который смог бы нарисовать на ней яблочко и габариты, по возможности что-то яркое и нестандартное. В детстве Карлос видел примерно такую у циркового стрелка-лучника: на той были изображены различные животные и чем ближе они располагались к центру, тем мельче становились, так что особым мастерством считалось попасть в муху.
Девчонка постоянно крутилась рядом. Привыкнув к ее присутствию, Карлос почти не обращал на нее внимания, но стоило только ей отойти куда-нибудь больше чем на несколько минут и он начинал вертеть головой, а то и отправлялся на поиски.
Пока его молоток размеренно стучал, вколачивая гвозди, а затем шустрый рубанок скользил по уложенным новым доскам, зачищая их от заусенец, клоун сидел неподалеку: он наблюдал за работой парня, удивляясь его сноровке и умению из старья смастерить отличные, как новые, вещи.
- Кто тебя всему научил, мексиканец? Рукам твоим цены нет, жил бы в городе, и достаток бы имел, и домишко себе построил, а там глядишь и семью завел. Не, ты конечно, циркач хороший, но кочевая жизнь без крова, без двора - это удел мужиков, ни на что другое не способных. Вот я. Рожи корчу да на жопу падаю, как мешок с говном. А почему? Да потому что нихрена больше не умею. Вечно нищий, вечно голодный, сам себе рубаху заштопать не могу. Помнишь нож, который ты мне смастерил как-то? Так я его только показал одному торгашу на рынке, у него аж глаза загорелись. Даже торговаться не стал, нет ли, говорит, у тебя еще? Куда клоню, усекаешь, мексиканец?
Карлос усекал, но не возражал и соглашался со словами клоуна. Были у него причины бродить по дорогам. Первая - найти брата. Вторая - большеглазая. Девчонке нравилось скитаться, жажда приключений и тяга к изучению всяких разных мест толкала ее в путь. Не сиделось ей на месте, а Карлос, сам того не осознавая, привязался к ней, как к сестренке. Да и боялся он ее оставить одну, мир вокруг жесток, поломает хорошую девочку. Если даже выживет, превратиться в грубую разбитную бабу, в которой от женщины только и останется, что сиськи да писька. А ему очень не хотелось, чтобы с ней такое произошло. Нет, только не с Ингрид.
Солнце еще не садилось, но уже катилось к краю небосвода когда Карлос закончил свои дела. Аккуратно сложил в ящик инструменты, убрал его в большой, надежно запирающийся сундук, а из сундука достал маленький, похожий на детский самострел, который несмотря на свои размеры, отличался точностью стрельбы и очень мягким взводом спускового механизма. Когда Карлос проверял арбалет на пристрелку, ему каждый раз нравилось тихое плотное "тум!" издаваемое тугой тетивой.
Бережно завернул оружие в тряпку и обратился к девчонке, которая от нетерпения переминалась рядом.
- Выменяем в городе на что-нибудь для тебя. Платье там или обувь. Что захочешь. Ну, идем?   
Для себя ему было ничего не нужно.

Отредактировано Карлос (2017-06-11 14:22:31)

+1

11

Оставшийся день прошел в бытовых заботах. Ингрид больше не просила Карлоса бросить работу, просто ждала. Штопала сценический костюм. На коленках ковбойских штанов, льнувших к ногам второй кожей, появились непритязательные дырки, портившие весь образ. Проверяла свои ножи для выступлений, каждый раз ошибаясь и чего-то не досчитываясь. Часть их принадлежала отцу. Память о родителях Ингрид надежно хранила в сердце и огорчалась, если их вещами что-то случалось. Как с янтарным кулоном мамы, у которого случайно отлетела дужка, и теперь его невозможно было повесить на цепочку.
К вечеру заметно похолодало. Вместе с прохладой появились рои москитов, досаждавших привязанным на улице животным. Ненадолго оставив Карлоса в компании клоуна, Ингрид завела Мордастого под навес и накрыла попоной. Старый конь стал чувствителен к перепадам температуры, и ей не хотелось, чтобы верный друг подхватил артрит или что-то вроде того, точного названия болезней суставов девушка не помнила.
Мордастый ткнулся мордой в плечо Ингрид и всхрапнул. Карманы были пусты, лакомые кусочки она оставила в рюкзаке в их с Карлосом повозке.
- Ничего, дружок, переживем. - девушка одобряющие похлопала коня по изогнутой шее, шелковистая шерсть приятно ласкала ладони.
Бочки до сих пор никто не наполнил водой, поэтому пришлось дать Мордастому то, что осталось в ведре. Должно быть, Карлос уже закончил беседу. Ингрид собиралась вернуться,
Но ее поймали чьи-то руки. Неприятно пахнуло в лицо свежей брагой и давно не чищенными зубами. Девушка неистово заколотила руками, оказалось, что молотит чужую грудь. Взгляд ее больших зеленых глаз встретился с черными буравчиками пьяного пирата.
- Не стоит Карлосу опускать тебя одну, а вдруг кто украдет. - Тим скалился Ингрид в лицо.
Тепло его тела было неприятно, противно. С такого близкого расстояния было заметно размазанное обезьянье дерьмо у него на плече. Чего-то крамольного дрессировщик не делал, но и не отпускал. А Ингрид задыхалась от желания укусить его крепкие запястья, чтобы Тимати разжал пальцы.
- Отпусти меня!
- Не то что? Может, хватит прятаться за мексиканца? Он тебе не муж, не любовник. Так чего цветку засыхать? Или все-таки он твой хахаль?
Ингрид показалось, что пират тянет к ней свои сухие, треснувшие губы. Но взвилась циркачка вовсе не от этого, ей было уже все равно, дотянется Тим или нет, она с раскрасневшимся гневным лицом плюнула ему в рожу.
- Я тебе еще раз повторяю. Не твое собачье дело, кто мне Карлос. Не лезь ко мне, не лезь к нам. - прошипела Ингрид и, вложив в удар все свои силенки, ударила Тимати ногой в пах. Пират потерпел сокрушительное поражение, теперь вместо деревянной ноги ему понадобились бы деревянный яйца.
Циркачка побежала домой, к повозке, которую могла назвать своим домом. Ей потребовалось усилие, чтобы успокоить дыхание. В напоминание о произошедшем остался только яркий румянец на щеках. Ингрид одернула задравшуюся кофту, пригладила волосы. Все было хорошо. Она ни слова не скажет Карлосу, не побеспокоит его ничем.
Клоун к облегчению девушки уже ушел. Она наблюдала за тем, как мужчина заканчивает работу, и постепенно успокаивалась. Мысли о совместном походе в город вскоре вытеснили все тревоги.
- Карлос, но ты же так долго над ним работал. Ты уверен, что хочешь обменять арбалет? - спросила Ингрид, глядя на самострел в руках жонглера.
Девушке хотелось тут же радостно согласиться с мужчиной и потащить его прочь из повозки по дороге в пока еще неизвестный Планкинтон, но она помнила, как кропотливо и тщательно Карлос работал над оружием.
Не смотря на легкое беспокойство, Ингрид улыбалась ему. Вокруг было все новое и неизведанное, которое непременно хотелось узнать. И в конце концов найти источник воды. Дорога в центр города проходила через то самое здание, возле которого днем отдыхали цирковые животные, и дальше, через брошенную парковку с несколькими оставшимися стоять на веки машинами. Вроде бы циркачи проезжали жилой дом... Там можно было спросить про реку и рынок.

Отредактировано Ингрид (2017-06-15 00:21:46)

+1

12

От сожалений девчонки по поводу самострела, он отмахнулся:
- Еще наделаю.
Город оказался довольно большим. По нынешним временам, такие встречались очень редко и не потому что люди предпочитали жить обособленно. Причина заключалась в том, что мастеров, способных построить дом, почти не было, а все, что осталось от прежних построек было либо сожжено, либо растащили. Да и жизнь заставляла кочевать с места на место в поисках пропитания и удовлетворения каждодневных нужд. Доставки на дом подходящей одежды, инструментов, продуктов и других необходимых вещей, попросту нет. Вот и броди по дорогам, ищи, что нужно, обменивайся информацией, соседствуй с другими перекати-поле если не хочешь превратиться в потерявшего человеческий облик бирюка.
Поначалу Карлос просто поддался уговорам Ингрид, но теперь с интересом разглядывал Планкинтон. Деловито сновали по улицам люди, за окнами домов шла жизнь, катились телеги, запряженные ослами, лошадьми, а то и собаками, между домами на натянутых веревках сушилась одежда - высоко, не достать, чтоб не сперли.
А на ярмарке, куда вливаясь с общим потоком, пришли Карлос и девчонка, кипел торг. Чего тут только не было. От разнообразия товаров разбегались глаза. От криков торговцев и зазывал закладывало уши.
Чтобы не потерять в толчее Ингрид, Карлос крепко ухватил ее за ладошку и, проталкиваясь вперед, как ледокол, проламывающий льды, тащил за собой.
У прилавка с разложенными платьями, кофтами, штанами, обувью, он остановился.
- Нравиться чего-нибудь? Выбирай - возьмем.
Молодая женщина, примерно их возраста, нараспев привычно принялась расхваливать товар:
- Ой, не пожалеете! Вещички у меня почти новые, почти не ношенные! Гляди, подружка, какая юбка, наверное шилась на заказ для какой-нибудь артистки! Ткань-то, ткань, ты потрогай - чистая шерсть! Моль немножно попортила, да дырочки махонькие, их и не заметно совсем! Примерь, красотка, парню твоему понравиться! А хочешь, вот куртка кожаная! - Женщина быстро достала из-под прилавка отличную мужскую куртку. Коричневую, на подкладке из выделанной шкуры бизона. Один рукав был оторван, с левой стороны, в области нагрудного кармана Карлос заметил пулевое отверстие. - А? Нравиться? В такой и в мороз не замерзнешь! На обмен-то что у вас есть?

+1

13

Рынок можно было услышать еще издали. Он галдел, как стая ворон, и пах копченым мясом, продаваемым с лотка внушительным мужиком с кривым носом. Прямо у ворот покупателей встречала связка лоснящихся от жира опоссумов, подвешенных гроздью за хвосты. Как бы аппетитно от них не веяло, Ингрид есть не хотелось.
Карлос взял девушку за руку и повел вглубь торговых рядов. Правда, пару раз она наступила ему на пятки, так старалась держать темп.
За спинами людей мелькали торговые точки с самым разным содержимым. Все продавалось вперемешку.
Перед прилавком с одеждой, куда циркачку привел Карлос, она остановилась в нерешительности. У торговки и правда было много вещиц, к которым тянулись руки. Тут тебе и халат в больших синих огурцах, пояс оборван, зато остались пуговицы, и джинсовые шорты и действительно, почти как новые, только со скрепкой вместо застежки, и платье в пол, изумрудное, парящее на вешалке над разноцветным ворохом нарядов, видать особо ценное и на что угодно не меняемое.
Ингрид взяла в руки предложенную юбку. Повертела ее так и сяк.
- Дырок не заметно, если не смотреть на просвет. - с сомнение в голосе ответила девушка и, подняв юбку на уровень глаз, четко увидела торговку через решето проеденных молью отверстий.
Без сожаления Ингрид отложила дуршлаг из "чистой шерсти" в сторону. Но мужская куртка точно была достойна внимания. Метательница ножей ловко выхватила керамбит и, не слушая возражений хозяйки прилавка, легонько поддела лезвием край подклада, чтобы убедиться в том, что кожа натуральная.
Без потертостей, молния, кнопки - все цело. Даже карманы, куда Ингрид тут же залезла, были целехоньки. В одном нашлась полоска задубевшей жвачки еще в обертке. Девушка осмотрела швы, ничего не выдрано с мясом. Оторванный рукав можно было пришить или сделать из куртки жилет. Ингрид тоже обратила внимание на след от пули. Задумчиво пощелкала его ногтем, проверяя, не полезет ли материал. Не было одежды, которую никто не носил. А этой куртки хозяин уже явно не схватится.
"Тяжелая" - подумала Ингрид, когда прикидывала ее на Карлоса. Размер подходил идеально, должна сидеть, как влитая.
- Может быть, ее тебе возьмем? Померишь? - интересно, удастся ли уговорить? Зная Карлоса, циркачка сказала бы, что 50 на 50.
- Арбалет за куртку и вон то зеленое платье на вешалке. - будь наглее в торге, сделать скидку всегда успеешь.
Непрактично выбирать платье. Лучше бы взяла что-то, что согреет в дороге, хотя бы водолазку в катышках или ботинки, эти, стоптанные, снова набили мозоль. Зато красиво! У девушки не было ни одного платья с тех времен, как...
- Маловато будет.  - разочарованно цокнула языком торговка, а по глазам-то видно, заинтересовалась. Действующее оружие днем с огнем не найдешь.
У всяких бандюков оно, конечно, водилось, а у вот мирных граждан лежало не в каждом кармане.
- Ну, подружка, как хо...
- Ладно, покажите хоть, что там у вас.

+1

14

Карлос не стал спорить. Без лишних слов размотал тряпье и выпрастав самострел, продемонстрировал его торговке. Та, нацепив на лицо скептическое выражение, тем не менее принялась деловито осматривать оружие.
- Какой-то маленький, - протянула она, проверяя пальцем тетиву. - Игрушечный что ли?
Из-за плеча Карлоса раздался голос:
- Нашел кому показывать - бабе пустоголовой. Ступай, парень, дальше, там в соседнем ряду палатка оружейника, он тебе за эту "игрушку" и еды отвалит, и вещей каких-нибудь полезных, да и для девчонки много чего найдется, а не это барахло.
- Это у кого барахло? - взвилась торговка. - Иди куда шел, не лезь со своими советами! Ко мне покупатели пришли, мне с ними и базарить!
- Да мы и видим, как ты базаришь, - хохотнула ее соседка, торгующая сушеными травами. - За рвань хочешь с людей сто сот получить! А товар-то копеечный.
Бабы подняли склоку.
Вокруг тут же собралась толпа ротозеев, кто-то принял активное участие в споре, другие под шумок тащили с прилавка что успели, чья-то рука потянулась к арбалету, но Карлос успел его перехватить.
- За самострел - платье, вот эти шорты и куртку! - громко, чтобы привлечь внимание торговки, заявил он. - Берешь?
- Дай-ка посмотреть... - произнес мужик, выросший из-за спины Ингрид.
- Куда лапы-то тянешь?? - заорала на него баба, вцепившись в арбалет. - Давай сюда! - Это уже Карлосу: - Сторговались!
Продолжая обход ярмарки, Карлос присматривался к товару: куртка ему была не нужна, но в качестве мены на что-то нужное вполне годилась. За непрактичный выбор Ингрид, он не сказал ей ни слова осуждения. Платье, так платье. В конце концов, она девчонка, их хлебом не корми - дай понаряжаться. А самострел сделать - не проблема, были б материалы для изготовления.
Продвигаясь дальше, Карлос остановился возле прилавка со всякой всячиной, но товар принялся проверять очень требовательно: моток проволоки, гвозди, хоть и ржавые, но годные, напильник, прочный шпагат, ленты воловьей кожи...
- За куртку отдашь? - поинтересовался Карлос, указывая на товар.
Парень - торговец придирчиво повертел в руках куртку. Цыкнул языком:
- Без рукава...
В этот момент проходящие мимо два парня, оба хорошо принявшие на грудь, обступили с обеих сторон Ингрид.
- Лапуля, погости с нами до утра. Получишь цепочку, гляди.
Карлос не обернулся, но вздувшиеся на плечах мускулы свидетельствовали о том, что он все слышит и в любую минуту готов вмешаться.

Отредактировано Карлос (2017-06-15 14:19:18)

+1

15

Ткань платья оказалась прохладной, чуть шероховатой на ощупь. Вплетенный в нитку люрекс давал редкие изумрудные искры. Ингрид шла за Карлосом, прижимая к груди сверток, как нечто ценное, и тихонечко улыбаясь одними уголками губ. Так оно и было, ведь это его подарок, пусть даже для Карлоса подобные вещи и имели сугубо обыденное значение.
Платье, скорее всего, окажется велико. Девушке редко что подходило сразу, без подгонки по фигуре. Но на то ей руки и иголка, чтобы справиться со сверкающей зеленью. Первым делом стоило ушить глубокое декольте, похвастаться такими достоинствами, как первая обладательница платья, Ингрид не могла.
Немного отстав от своего спутника, циркачка догнала его у скобяной лавки. Разглядывать из-за плеча Карлоса разного рода нужные мелочи ей быстро надоело. Во-первых, все равно ничего не видно, во-вторых он лучше знал, что пригодится в хозяйстве. Вспомнив, что у Мордастого перетерлись поводья, Ингрид шепотом напомнила Карлосу взять хотя бы моток пеньки, не то коня придется привязывать разноцветными платками из шляпы фокусника.
Ее немного расстроило то, что он хочет обменять только что приобретенную куртку, но у той действительно не было рукава. Спорить с Карлосом все равно бесполезно, поэтому девушка переключила свое внимание на соседний прилавок в ожидании, пока мужчина сторгуется с нерешительным продавцом.
Рядом без навеса на расстеленной на земле клеенке стояла посуда, все больше из прошлого, чистый фаянс, но был и глиняный новодел. Торговец, отгонявший мошкару веткой, во всеуслышание хвастался, что сотворил сосуды из глины собственноручно. Глядя на кривые бока кувшинов и тарелок, можно было даже не сомневаться.
Заслушавшись зазывалу, Ингрид даже не поняла, в какой момент оказалась зажатой между двух крепких парней. Оба выше ее на полторы головы, здоровые черти. От них несло сивухой и застарелым, въевшимся в одежду потом. Почти как от Тима, который пытался прижать ко рту девушки свои отвратительные изъязвленные губы.
- Что?! Нет. Поищите кого-нибудь другого. - не смотря на уверенный тон, по спине пробежал холодок.
Ингрид заглянула в лицо тому парню, который стоял слева. Случайно. Скорее хотела посмотреть за него, чтобы увидеть Карлоса и удостоверится, что он рядом.
В глазах пьяного не было ни капли разума, сплошная похоть в расширенных от возбуждения зрачках. Ноздри крупного носа раздувались, топорщилась щетка редких темных усов.
Он резко протянул руку вперед. Циркачка инстинктивно отпрянула назад, под громкий хохот второго мужика, на которого почти налетела спиной. Ей показалось, что вот-вот эта здоровенная ладонь ее схватит и сожмет до хруста тонких костей.
- Шуганная что ли? - осклабив зубы, рассмеялся усатый.
Не переставая ржать, разжал пальцы, выпуская обещанную цепочку, намотанную на указательный палец, плясать в лучах заходившего солнца.
- Не ломайся. - рука второго, в кожаной грубой перчатке, легла Ингрид на бедро.

Отредактировано Ингрид (2017-06-16 23:57:26)

+1

16

Закончив обмен, Карлос завернул приобретенные товары в ту самую тряпицу, в которой раньше прятался арбалет и сунув сверток под мышку, обернулся. Два парня сосредоточили внимание на Ингрид, пытаясь уговорить ее на нехитрый досуг. Большеглазая испуганно шарахалась от обоих.
Карлос молча оттеснил плечом ближайшего к себе кавалера и, взяв девушку за руку, потянул за собой прочь. Заводить разборки с пьяными дураками, которым приспичило обзавестись неподходящей для их целей подружкой, у него не было желания.
Пока оба силились понять куда исчезла девчонка, Карлос и Ингрид уже скрылись в толпе.
Карлос пожалел, что не прихватил никакой мелочи, на которую можно было бы выменять что-нибудь из съестного, после стряпни их цирковой кухарки, жрать хотелось, как после недельного голодания.
На лавку оружейника они набрели совершенно случайно. На сколоченном не наспех, а вполне основательно, прилавке были разложены ножи и клинки, запчасти для различного огнестрельного оружия, старые, видавшие виды пистолеты, стрелы и наконечники к ним, болты для арбалетов.
Продавец и два его подручных зорко следили за своим товаром, оберегая его от посягательств со стороны пронырливых ворюг, а когда Карлос заинтересованно взял в руки один из ножей, придвинулись ближе.
- Что ищешь, парень?
Разговор пошел по-деловому серьезный. Карлос сказал, что мастерит арбалеты и поинтересовался нельзя ли будет заключить взаимо выгодное сотрудничество. Несколько минут они обсуждали детали, заказы, условия оплаты, а потом, вспомнив, что Ингрид хотела сходить на реку, он задал вопрос о наличии поблизости какого-нибудь водоема.
Оказалось, что в нескольких километрах от Планкинтона протекает один из рукавов полноводной Миссури. Купаться там можно, а вот порыбачить удастся только с лодки, если, конечно, они смогут ее найти. 
- Пойдем, посмотрим? - Предложил Карлос Ингрид, которая явно заскучала во время мужского разговора.

Отредактировано Карлос (2017-06-18 15:23:15)

+1

17

Ингрид даже через перчатку чувствовала насколько жаркой была прильнувшая к ее ляжке лапа. Резко скинув руку приставалы с бедра, девушка позволила Карлосу увести себя подальше от выпивох. Было противно, на языке вертелась так и не высказанная острота, да сердце колотилось, выдавая проходившее волнение. Двое искателей случайной любви не последовали за ними, затерявшись где-то в толпе. Сама не желая того, Ингрид пару раз обернулась, опасаясь найти прямо за собой усатую рожу, но приставших к ней парней не увидела.
Крики людей, толкучка и суета, как циркачка ни любила шумные компании, уже начали утомлять. Она плелась за Карлосом, прижимая к себе сверток с платьем, и думала только о том, что по возвращению в цирк стянет с ног натиравшие ботинки.
Лавка оружейника, которая стала их последней остановкой, ничем примечательным Ингрид не заинтересовала. В стрелковом девушка не очень разбиралась, а выставленные на продажу ножи годились скорее для твердой мужской руки, так как по большей части имели громоздкие ручки и толстые лезвия мясницких топоров. Правда, были и такие, к которыми можно было бы присмотреться внимательней.
Карлос оставался верен себе и завел разговор с хозяином оружия, не отвлекаясь от темы. Ингрид снова была предоставлена самой себе. Не удержалась, опробовала финку, посмотрела насколько сточено острие. Бумагу им уже не разрезать, годы сделали свое дело, хотя в ладони нож играл и был достаточно легким.
Мимо баржей плыла дородная особа в фартуке, сшитом из лоскутков. Свистящим голосом, не подходящим к ее объемной груди, торговка предлагала орехи. Улучив минуту, Ингрид юркнула за промелькнувшей юбкой. Вернувшись к Карлосу в тот момент, когда он с продавцом оружия обсуждал последние детали взаимовыгодного сотрудничества, циркачка владела уже целым кульком лущеного фундука. Ради него пришлось расстаться с самодельными сережками из птичьих черепов, но пряные, чуть с горчинкой орехи того стоили.
- Пошли. - с готовностью кивнула Ингрид, предлагая Карлосу кулек.
Она даже не пыталась скрыть своей радости от того, что они покинут пыльный рынок. Река в этот момент была пределом мечтаний.
До нее оказалось сравнительно недалеко, кочующие артисты преодолевали и более длинные расстояния. Солнце уже окончательно уползло к горизонту. Людей по дороге попадалось мало, не то, что на центральной улице города, где, если зазвеваешься, попадешь или под тележку, или под велосипед.
Уставшая Ингрид начала едва заметно хромать, а, когда натертая пятка взорвалась огнем, все-таки сняла на обочине ботинки и несла их уже подвесив на связанных бантиком шнурках.
Орехи кончались, а циркачка все рассказывала Карлосу о своих впечатлениях от Планкинтона. Сегодня они увидели лишь небольшую его часть, но, если труппа задержится подольше...
- Как тебе город? - спросила Ингрид. Она так много говорила, что ни слова не услышала от самого Карлоса, хотя его мнение для нее имело огромное значение.
Миссури засыпала к ночи. Ее широкое русло было спокойно, вода чуть зеленилась в уходящем свете. Изредка плескалась рыба. Тот берег, со стороны которого подошли циркачи, был укреплен бетоном, к центру потока уходил деревянный пирс, скрипящий от любого шага и даже под порывом ветра.

+1

18

Подмечая как большеглазая прихрамывает на каждом шаге, Карлос усмехнулся: вот же упрямица, готова хоть босяком идти лишь бы увидеть новое место, даже если оно ничем не примечательно, кроме того, что новое.
У залитого бетоном берега Карлос остановился. Река тихо катила свои воды вдоль прорезанной невысокими мягкими холмами степи. Весной, наверное, здесь все покрывается зеленой травой и можно представить как по этим просторам лениво кочуют стада бизонов. Во всяком случае, когда-то так все и было. Карлос читал в детстве книги одного автора, пишущего про суровую жизнь дикой Америки, про воинственных индейцев и их заклятых врагов бледнолицых. 
Бизонов ему доводилось видеть. Правда, от многотысячных стад остались лишь жалкие остатки чудом уцелевших мощных горделивых животных. А вот индейцы в своем первозданном виде давно перевелись. Смешение кровей привело к тому, что целый народ, некогда бывший хозяином этой страны, канул в лету. Хотя изредка еще встречались скуластые смуглокожие люди, но Карлос подозревал, что скорей всего, это никакие не индейцы, а выходцы из Южной Америки или потомки мексиканцев. 
Мать Карлоса тоже была мексиканкой, но и близко не имела характерных черт этого южного народа, а уж сам Карлос и вовсе выглядел, скорее, как скандинав. Мексикосом его звали лишь потому, что он как-то упомянул о том, что первые годы Великой Смерти провел в Тихуане.
Он так углубился в размышления, что не сразу понял о каком городе спрашивает Ингрид. Чем ее вдруг могла заинтересовать Тихуана? И догадался только спустя минуту.
- По нынешним меркам, не маленький. - Пожал он плечами. - А когда-то, наверное, был чуть ли не деревней. Хорошо, что здесь есть ярмарка. Для нас много народу - большая удача, с цирковой программой можно задержаться хоть на год.
К ночи заметно похолодала, да и от реки тянуло сыростью. Сам Карлос не знал, что такое мерзнуть, но девчонка, похоже, зябко ежилась. Сейчас очень пригодилась бы куртка, которую он выменял на полезные мелочи для их нехитрого хозяйства.
- Ну, хватит, - решительно заявил он, чувствуя, что пора возвращаться. - Погуляли и довольно. Ботинки не надевай, забирайся-ка на закорки.
Он с готовностью подставил спину: легкую, как пушинку девчонку он мог нести без устали хоть до Канады.

+1

19

Ингрид не рискнула зайти на пирс. Между деревянных перекладин, темных от плесени и гнили, медленно несла свои воды река, не знающая больше ни плотин, ни станций, останавливающих поток.
Циркачка присела у кромки воды, погрузила в нее руку до плотно обхватившей запястье манжеты. Холодно. Дрожь пробежалась по пальцам. Что-то гладкое коснулось ладони и быстро исчезло.
Закатное солнце смазало отражение в неясную тень. У правой щеки зеркальной Ингрид скользнул серебристый рыбий бок. Без варварского вмешательства человека рыба расплодилась. Природа медленно отбирала свое назад в серебре ли чешуи плещущихся окушков или в зелени пробивающейся сквозь трещины на асфальте травы.
Даже не стоило и думать о том, чтобы искупаться. Миссури еще недостаточно прогрелась.
- На год... - Ингрид повторила последние слова Карлоса, разгоняя воду и свой дрожащий на поверхности силуэт. - Это очень долгий срок, почти как целая жизнь.
Она рассеяно улыбнулась. Одна только возможность дать представление для публики вызывала приятные чувства, юношеского восторга уже давно не было, но остался азарт, когда чужие пары глаз следят за летящим прямо в мишень ножом, и ты наблюдаешь за людьми, пряча эмоции под слоем грима, зная наперед все их мысли: "попадет или нет, долетит ли до цели?"
Вытряхнув осколки скорлупок на землю, Ингрид сложила из газетного листа, из которого был скручен кулек, кораблик. Бумага пожелтела от времени, сгибы буквально рассыпались в руках, но крейсер опустился на волны Миссури и поплыл по течению. На боках все еще можно было разглядеть выцветшую фотографию какого-то темнокожего политика, вещавшего с трибуны, в окружении текста. Девушка все равно читала с трудом, а прошлый мир прямо сейчас бороздил "океан", грозя утонуть в любой момент. Натолкнувшись на подпорку пирса, всю облепленную речными ракушками, кораблик застрял.
- Ну вот.
Ингрид зябко обняла себя за плечи, кофта не спасала от влажной сырости, и хотелось как можно скорее добраться до костра, обычно разводимого в центре стоянки цирка. Интересно, успеют ли они с Карлосом вернуться к ужину или застанут уже пустой котел со скорбными остатками каши на стенках.
- Не хочу. Карлос, я взрослая девочка и дойду сама. - заявила Ингрид, подбирая с земли ботинки и решительно направляясь в ту сторону, откуда пришли.
Взрослая непослушная девочка сдалась через несколько сотен метров. Прижавшись к теплой широкой спине мужчины, она задремала, положив голову ему на плечо.
Они все-таки успели вовремя. Большой костер, возле которого собралась вся труппа кочующего цирка, отбрасывал странные тени на повозки и главный шатер. Мрачный властелин кухни - Эндрю, закатав рукава рубашки, раскладывал в миски варево, приготовленное на ужин.

+1


Вы здесь » Новый мир » Летопись » За кулисами


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC