Новый мир

Объявление

Добро пожаловать!

НАМ 4 ГОДА!

Постапокалипсис, экшн
Великая Смерть пришла 15 лет назад, убив всех взрослых и оставив тех, кто не достиг половой зрелости. Но дети выросли...

► Добавлены новые акции, ждем оперативников и жителей Планкинтона!

► Теперь у нас сменился шаблон анкеты, появилась специальная анкета для акционных персонажей. И поменялся шаблон эпизодов. Даешь обновления!


Время в игре:
21-31 мая 2029 года.
Погода в Планкинтоне:
от +6 до +14 С, облачно

► Убит Тони! Глава города Планкинтон застрелен прямо на улице на глазах многих жителей и гостей города. Позже один из его подручных убил Стива - правую руку уже мертвого главы и призвал горожан встать на его сторону в обмен на все, что можно снять с этих двух трупов.

► В Гром-горе пропал оперативник. «Великая смерть возвращается» - такое последнее сообщение оставил Майкл для руководителя Гром-горы. Но никаких предпосылок и симптомов болезни на поверхности не обнаружено. Начались поиски пропавшего громовца.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Новый мир » Сюжетные эпизоды » Когда знания губительны


Когда знания губительны

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s6.uploads.ru/Aa5pZ.png
Дата: от 27 мая 2029 года
Место: из Гром-горы, Уэрленд, штат Вайоминг и др.
Участники: Стив, Мэттью

Стив получил в Гром-горе задание: добраться до Уэрленда и забрать из местной библиотеки найденные там книги по медицине и ботанике. Вроде бы, ничего сложного, но... В Новом мире случится может всякое.

0

2

Мэтту

Мон ами, прошу прощения за долгое отсутствие, но теперь я снова в строю и готов зажечь с тобой эту дыру!

Утром пятого дня Стив проснулся от чудесного ощущения судороги в правой ноге. От этой скручивающей боли сводило зубы, поэтому пробуждение оказалось бодрым и быстрым. Стив сел, принимаясь разминать уставшие мышцы и еще сонно оглядываясь вокруг. Мэттью спал рядом, как-то совершенно по-детски подложив ладонь под щеку. Чуть поодаль стояли, привязанные к дереву, два поджарых жеребца. Подергивая ушами и отгоняя хвостами назойливых насекомых, животные преспокойно щипали травку.
Стив обожал этих благородных животных. Он бы ни за что не променял их на автомобили, которыми частенько пользовались оперативники Гром-горы. На то был целый ряд причин. Машины застревали на непроходимой местности, ломались то и дело за отсутствием хороших мастеров, а еще привлекали излишнее внимание. Стив до сих пор недоумевал, как еще никто не задался вопросом – откуда некоторые люди берут бензин для того, чтобы прокормить свой транспорт.
Лошади, в большинстве случаев, находили пропитание самостоятельно и даже приводили к пресной воде. Кроме того, травоядные животные были очень пугливыми по природе своей, поэтому Стив и Мэттью никогда не дежурили ночами по очереди. Они могли спокойно спать, не опасаясь диких животных – жеребцы начнут истерично ржать и рвать недоуздки еще до того, как хищник подкрадется на достаточно близкое для атаки расстояние. Причем они чувствовали не только теплокровных злодеев, но и змей, что на некоторой местности было просто необходимо.
Не смотря на целую оду восхваления благородных животных, у них были неоспоримые минусы. Один из которых Стив сейчас ощущал на себе. Он откровенного говоря устал после пяти дней в седле. Ему казалось, что его мягкое место пониже спины превратилось в плоский камень от крепкого кожаного седла, а колени вывернулись, как у кузнечика, наизнанку. Его брату было гораздо проще: он попал в индейскую резервацию еще совсем маленьким. Грубо говоря, его мышцы и связки формировались с учетом на лошадь, в седле которой Мэттью находился постоянно. Стиву же было уже за двадцать, и его тело успело окостенеть. Он отменно держался верхом, владел полезными навыками укрощения дикой лошади, но ему на это требовалось куда больше усилий, чем Мэттью.
Стив вновь повернул голову, глядя на безмятежное лицо брата. Дикий зверек, выросший в по-настоящему свободной стране. Хотя, даже не стране, а в целом мире, ведь границы стерлись уже давно вместе с остальным человечеством. Стив невесомо прикоснулся к растрепанным волосам Мэтта и тихонько поднялся. Стараясь двигаться как можно тише, он, прихрамывая, отошел в сторонку по естественным утренним делам.
Сегодня уже к полудню они достигнут нужного города, если карта, с которой сверялся Стив, верна и если они не отклонились от курса, свернув с раскуроченной дороги – следствия то ли урагана, то ли землетрясения. Она живо напомнила Стиву старый фильм про огромный слепых червей, взрывающих землю в яростной охоте на людей.
Стив улыбнулся под нос, застегнул ширинку и отошел к ручью, найденному накануне, чтобы умыться и попить. Чуть попрыгав на каменистом грунте, разминая мышцы после сна, он вернулся, принимаясь напевать под нос. Настроение было великолепным, впрочем, как и триста шестьдесят дней в году (пять дней Стив мысленно скинул на непредвиденные обстоятельства). По приближении к месту их ночевки, голос его окреп:
- Каждый знает, что делать здесь нечего: все закрыто, все разрушено. Каждый, кого ты видишь, словно в полусне. И ты одиноко идешь по улице, - немного медленнее, чем в оригинале, пропевал Стив, улыбаясь широко и задорно, - А потом ты начинаешь улыбаться и чувствуешь себя великолепно, и ты решаешь прогуляться к старой школе. Там ничего не изменилось, все по-старому. Мне нечего сказать, но все в порядке. Так доброе утро, доброе утро!*
Стив плюхнулся рядом с Мэттью, глядящего на него еще мутными ото сна глазами, и растрепал его и без того топорщащиеся волосы ладонью.
- Доброе утро, - повторил он уже вне песни. К счастью Мэттью стоит добавить, что голос и слух у его брата был, поэтому этот оригинальный будильник не хотелось прибить с самого утра. – Что хочешь на завтрак? Мясо с хлебом или хлеб с мясом?

*The Beatles – Good Morning

Отредактировано Стив (2017-04-01 15:06:41)

+1

3

Мэтт потянулся, высвобождая руки из-под спального мешка. Мышцы тут же приятно заныли, и парень широко зевнул. Первые минуты выбираться и вовсе не хотелось, но на самом-то деле пребывание на природе вовсе не способствует беспечному утреннему валянию под одеялком. В особенности, когда одеялка и нет.
- При таком раскладе я выбираю второй вариант, - проговорил еще сонный Мэттью, все-таки выползший из своего укрытия.
Но есть ему так сразу и не хотелось. Будь он сейчас в Гром-горе, заполз бы в душ и умылся, а после, может быть, и до столовой добрался на завтрак, и то не сразу. Но во время походов, в которые Стив его иногда брал, парнишка следовал удобному для обоих распорядку. То и дело останавливаться ради мелких нужд, и в итоге плестись до точки назначения дольше положенного, не хотелось.
Он скрылся за невысокими кустами, умылся из того же ручья, из которого совсем недавно умывался брат, только провозившись немного дольше, и вернулся обратно.
Мэттью нравилось ездить на задания. Он уже давно просился с братом, но брал его Стив далеко не всегда. Почему-то такие железные аргументы как «Да я всегда жил на поверхности!», «Остальные начинали раньше!» и «Ну и пошел ты тогда!» почему-то не действовали.
Ему уже было шестнадцать! В этом возрасте многие даже в Горе начинали жить самостоятельно, не говоря уже о поверхности. Даже девчонки! А он, как какой-то лошара, еще сидел.
Однажды Мэттью даже подловил Уильяма, в надежде, что тот разрешит ему выходить, но и Уильям сказал, что пока без разрешения брата – не может. В Горе действовали такие же законы (или очень похожие), как когда-то в их стране, и Мэттью еще находился на попечении Стива. Младшего это бесило, но к брату он все равно относился хорошо. Пожалуй, эта тема и была единственным камнем преткновения в их отношениях. Мэтту просто хотелось доказать старшему, что он уже вполне самостоятельный, и бояться за него не стоит. В той степени, в которой Стив его опекал – уже было хватит.
- Сколько нам еще? Часа четыре?
Живя на поверхности, Мэттью и думать забыл о часах. Их просто не было, и необходимости в них тоже. По привычке люди еще использовали разные фразеологизмы, кто-то считал минуты и дни, но так, чтобы конкретно – нет. А вот в горе это к нему вернулась. Там было электричество, были батарейки, были часы, и все жили по времени. Оказалось даже удобно.

+1

4

Мэтт выбрался из спальника, сладко потягиваясь и чуть улыбаясь, жмурясь в ярком солнце. Он настолько очаровательно выглядел, что Стив не смог удержаться и, протянув руку, растрепал и без того пушистые волосы еще сильнее. Старший брат ничего не мог с собой поделать – Мэттью был и оставался для него ребенком. В настоящем шестнадцатилетние парни уже считались взрослыми, бойцами, они самостоятельно проживали свою жизнь. Иногда недолго, но иногда и везло.
Стив не мог с этим смириться. Он прекрасно помнил себя в те годы, когда ему, двенадцатилетнему ребенку, пришлось распрощаться с детством и взвалить на свои плечи ответственность не только за свою жизнь. Это было тяжело. Порою совсем невыносимо так, что хотелось выть от отчаяния. Стив также отлично помнил, чего стоило ему тогда не опустить рук.
Он не желал такой или подобной жизни Мэттью. Он верил, что этот малец, который сейчас, чуть пошатываясь спросонья, топал к кустам, справится с ролью взрослого. Мэтт был очень упрям, в его характере с самого детства чувствовался стальной стержень. Более того, когда-нибудь обязательно настанет момент, когда ему придется принимать решения самостоятельно. Но Стив как мог оттягивал этот момент. Не сегодня, не завтра, может, еще через пару лет, сейчас не время…
Воспитывая двухлетнего ребенка, оберегая его, заботясь о нем, Стив невольно стал его отцом. Пускай не биологическим, и даже не названным – Мэттью с детства называл его своим братом. Но название – пустое. Психологически малыш Мэтт воспринимал Стива именно как родителя, того, кто беспокоился о нем все это время. Того, которого мальчишка помнил с детства, в то время как воспоминания о настоящих родственниках давно уже угасли и исчезли из памяти.
Более того, Стив, сам того не подозревая, «поверил» в свою роль отца. Он никогда бы не признался в этом, потому что, будучи ребенком старого мира, такая мысль показалась бы ему дикой и абсурдной, но все фактическое говорило об обратном.
Пока Мэттью занимался водными процедурами, Стив достал из рюкзака хлеб и высушенные полоски оленины. Хлеб был довольно пресным и плотным, хотя оттого безумно сытным – падал на дно желудка, как камень, и переваривался очень долго. Да, выросшие дети уже давно научились печь самостоятельно, но Стиву отчего-то казалось, что раньше даже банальный хлеб был вкуснее. Он уже толком и не помнил вкусов продуктов из старого мира, но это ощущение не покидало его, как, собственно, и ностальгия.
- Да, около того, - отозвался Стив на вопрос вернувшегося братца, протягивая ему нехитрый бутерброд, - Надеюсь, в этом городке останется еще хоть что-то интересное помимо книг, - жизнерадостно продолжил он. Не зря же он протирал задницу в твердом седле все эти дни? От одной только мысли о том, что еще чуть-чуть и придется снова прыгать на спину верному скакуну, колени сводило судорогой. Но четыре часа еще можно было протерпеть. Другое дело, что потом нужно будет выдвигаться обратно, и да начнется снова многодневный ад.
Стив не был неженкой, но он уже начинал страдать по мягкой кроватке в Гром-горе, где его не кусали муравьи за причинные места, а подлый камень не отпечатывался между ребрами зудящим углублением.

+1

5

Мэтт привычно отмахнулся от излишней нежности брата. Еще лет шесть назад все эти нежности он воспринимал совершенно нормально. Они часто играли со Стивом, тот его щекотал, оба звонко смеялись. Но теперь уже нет. А Стив будто бы еще не мог поверить, что мальчишка вырос.
Он принял завтрак и быстро, без каких-либо эмоций, слопал его. Любая еда для Мэттью была привычна. Хотя в Гром-горе, по его мнению, готовили вкусно. А Мэттью даже строил глазки молоденьким девочкам в столовой, которые готовили и раздавали еду.
Когда Мэтт и Стив впервые оказались в горе, было очень удивительно. Приходишь в столовую и просто ешь. Столько, сколько хочется, и ни с кем не надо делиться или думать, что надо оставить и на ужин, и на завтрак, ведь завтра еды уже может не быть совсем. То, как они вели себя в столовой, сразу выдавало обоих с потрохами.
«Вы что, новенькие?» - часто говорили ребята, подсаживаясь познакомиться. Потом, конечно, они уже перестали объедаться и привыкли ко всему. Но Мэттью не забыл, каково это – жить на поверхности. Так что мог проглотить все, что угодно, и не испытывать по этому поводу ничего негативного.
- Что интересного ты хочешь там найти? – хмыкнул Мэттью.
Мэтт любил выбираться на поверхность. Он ведь вырос тут, взрослел вместе с индейскими мальчишками, которые не привыкли себя ограничивать. Гора иногда сковывала его, там не было солнца, свежего воздуха, и на поверхность не выберешься, когда захочешь. Детей, конечно, выпускали иногда под присмотром, и только потому, что выходов с базы несколько, в том числе и в горах, далеко от дорог и поселений, да и территория вся защищена. И все же…под присмотром.
Здесь Мэтт тоже был, своего рода, под присмотром. Но с братом – это другое. Мэттью с удовольствием выбирался бы чаще и на более опасные задания, но Стив не всегда хотел брать его. Привезти книги казалось самым простым из всего, что можно сделать для Гром-горы. Но Мэттью был рад любой возможности, к тому же столько дней путешествовать – это ведь круто. К лошади и седлу он гораздо привычней Стива.
- Не хочешь себе подушку под задницу подложить? – хохотнул Мэттью, прекрасно зная, какие муки испытывает Стив. Правда, он все равно отказывался ездить на машине, хотя ему, Мэтт это точно знал, предлагали. Стоило только научиться водить, и автомобиль мог быть в его распоряжении. Но он не хотел, несмотря на мягкие сиденья.

0

6

На вопрос брата, Стив и сам задумался, что интересного он хотел найти в этом небольшом городке? Явно уж там не было стрелковых клубов или даже магазинчиков оружия, в которых встречались всякие нужные порой прибамбасы для его излюбленного лука. Все необходимое для огнестрела там наверняка уже растащили, да и не любил Стив это тяжелое, неудобно ложащееся в руку, грохочущее оружие, вибрацией отдающее в отдачу. Он так и не научился за столько лет нормально пользоваться пистолетами, да и никто не стремился обучать этому парня, прослывшего в Горе как, мягко говоря, придурковатого. Так что?
- Ну, не знаю, - беззаботно отозвался Стив, - Порнушные журналы? – спросил он и хохотнул. Хоть он и считал своего младшего еще маленьким для опасных вылазок и хотел сохранить его детство, прекрасно понимал, что тот не был непорочен. Да и никогда не стремился оставить Мэттью в сладком неведении того, чем занимаются взрослые по ночам под одеялом.
Кажется, у того даже было какое-то увлечение… Но в это, надо отдать должное Стиву, он нос не совал. Уж с собственными чувствами и позывами парень разберется, это вам не безрассудно рваться в бой. Главное, чтобы никто не пострадал (читай – залетел), но подобную профилактическую беседу Стив провел уже давно. Самому ему со связями не шибко везло. Были краткосрочные увлечения, но ничего серьезного. Самым долгим его романом была запретная связь с одной индеанкой. Конечно, им с братом милостиво разрешали жить среди краснокожих, но явно бы не одобрили, что какие-то бледнолицые порочат их женщин.
- В общем, я еще не придумал. Вот как найду, так и сообщу, - беззаботно продолжил Стив, разделавшись с завтраком.
Он поднялся на ноги, чтобы поскорее выдвинуться в путь и поскорее же закончить эту муку. Мэтт был прав – и в том, что Стиву было труднее переносить долгую конную дорогу, и в том, что, не смотря на это, он отказывался от автомобиля. Все же было что-то особенное в поездке на лошади, как будто ты попал в фильм жанра «вестерн», которые в свое время так любил маленький Стив. Скрип седла, запах конского пота, и ты верхом. Мужчина ни за что бы не променял эту особенную прелесть, не смотря на временные неудобства.
Второй причиной была привычка вести себя скрытно. Стив недаром нарабатывал себе прозвище местного дурачка, так на него мало кто обращал внимания. То же касалось и передвижений. Машина привлекала внимание, она была шумной и неповоротливой, как ружье. С лошадью и луком Стив мог незаметно пробраться туда, куда многим даже не мечталось.
- Ой, отвали, мелочь, - беззлобно огрызнулся Стив на последующее предложение, - Я еще ого-го! Могу и тебе фору дать, мне просто лень, - и оба прекрасно знали, что он, конечно, шутит. Даже захоти Стив воплотить свою «угрозу» в реальность, он бы не смог обогнать Мэттью даже на самом резком скакуне. Ребенок, который с детства мог удержаться верхом без седла и уздечки, сделал бы его на раз-два.
Стив собрал свои вещи, приторочив свернутый спальный мешок к седлу, закинул колчан за спину привычным движением, отвязал коня и бодро вскочил на его спину. Не смотря на то сравнение с Мэттью, все же всадником он был превосходным, что ни говори.
- Пам-пара-рам-па-бам, дорогу щенкам!* – смешливо продекларировал Стив, разогнав перепуганных птиц, и толкнул лошадь пятками.

*Официальный перевод лозунга Скреппи-Ду из мультфильма «Скуби-Ду и Скреппи-Ду», в оригинале фраза звучит как «Puppy Power!».

+1

7

Мэтт расплылся в улыбке от подобного предположения. Не потому, что мечтал увидеть на картинках голых баб, а просто из-за шутки Стива.
- Мм, думается, это первое прибрали к рукам, - проговорил он, морща нос.
И все же брат был вовсе не отцом. «Держи, сынок, это порнушка», - вряд ли можно было услышать от нормального родителя. А вот от брата – запросто.
В свои шестнадцать Мэтт уже встречался с девочками. Самый тот возраст для свиданий и первой любви (а то и несколько первых). К тому же он был симпатичным парнем, а потому пользовался популярностью у девочек. В Горе, по его мнению, их было достаточно. Куда больше, тем в той же резервации, где они когда-то жили. Да и тогда ему никто не нравился. Была одна девчонка, с которой Мэттью дружил, но тогда он еще не задумывался о половых различиях и возможности продолжения дружбы.
Мэтт посмеялся над братом. Ему нравилось его превосходство в некоторых вещах. Да, Стив был старше и, что ни говори, мог распоряжаться им. Именно так про себя называл эту манию старшего брата к тому, чтобы контролировать то, что делал или не делал Мэттью. И все же было и такое, что младшему удавалось куда лучше, и он этим гордился, причем, совершенно не смущаясь. Стив же, надо отдать ему должное, спокойно принимал это и умел посмеяться над собой.
Мэттью так же быстро собрался и, оказавшись верхом, двинулся за братом. На лошади он чувствовал себя отлично. Он никогда не требовал, чтобы Стив согласился водить машину, так как и в седле отлично держался, не испытывая дискомфорта. Он мог даже спать в нем и не свалиться, когда они долго ехали верхом. Не от усталости, а просто от скуки. Невозможно постоянно друг с другом разговаривать. А если солнышко так пригревает, лошадь идет неторопливо – глаза слипаются сами собой.
- Может я и себе что найду в библиотеке, - проговорил Мэтт задумчиво, - Если место останется.
В горе, как слышал Мэтт, Уильям отдает предпочтение специальной литературе, а не художественной. Но библиотеку они все равно набрали хорошую. Правда, Мэттью многое уже прочитал. Когда фильмы уже все пересмотрены, вкусы в музыке уже твердо определились, чтобы не свихнуться от скуки в закрытом пространстве, обращаешься к книгам. А у Мэттью было время, чтобы читать. Да и в школе, когда он еще учился, часто проходили какие-либо произведения. А если книга была всего одна, или экземпляров слишком мало – читали вслух прямо на уроке.
Мэттью не знал, как раньше было в школе, только спрашивал у Стива. Но, кажется, различий было не много. Правда, оценки им сейчас не ставили, да и экзаменов они не сдавали – это Мэтту больше нравилось. По рассказам о Старом мире, вопросами о которых он доставал старшего брата, Мэттью многое нравилось в новом мире больше. Хотя, конечно, не все. Да и вообще, старый мир теперь воспринимался как сказка. Было даже сложно поверить в то, что когда-то люди жили совершенно иначе.

0

8

- Да, конечно, останется. Не мы одни такие растаскиваем полезные книги, так что не думаю, что там будет очень много необходимого для Горы, - отозвался Стив, выезжая в медленном темпе из леса. Первым делом он направил лошадей к ручью, напиться. Они не собирались гнать животных галопом под солнцем, щедро одаривающим землю своими жаркими лучами, поэтому можно было и погрешить очередностью.
Затем Стив вывел их на нужный маршрут и последующие четыре часа братья молчаливо ехали по равнине. Мэттью тут не принялся дремать, а Стив еще долго вспоминал прошлое. Как он и сказал, многие его ровесники тут же принялись штудировать самый необходимый материал. Как выжить, как не помереть от голода и от банальных заболеваний, что делать? Они все были в панике, растерянные и перепуганные дети, которые тут же начали читать, если хотели жить.
Он и сам не расставался с мамиными справочниками по заболеваниям и первой медицинской помощи, учебниками по педиатрии и общей терапии. Все эти книги до сих пор лежали в его комнате в Гром-горе аккуратной стопочкой. Уже изрядно потрепанные, пожелтевшие, с испачканными местами страницами, но все еще полезными. Сколько раз эти книги помогали, когда Мэттью заболевал, и каждый раз Стив обращался мысленно к матери, благодаря ее за незримую помощь.
Да, Стиву было некогда паниковать – на нем лежала огромная ответственность за жизнь совершенно несмышленого брата. И вот результат. Рядом в седле сидел высокий, здоровый, крепкий юноша, уже совсем взрослый и самостоятельный. Стив по праву гордился этим.
Когда младший братишка проснулся, уставившись на тянущуюся вдаль дорогу, прикорнул сам Стив, коротая время. Спал он не так крепко как Мэтт, все же боялся рухнуть из седла вбок, поэтому постоянно вздрагивал, едва лошадь чуть сильнее качала боками, перешагивая выбоины в дороге или обходя небольшие холмы.
Через несколько часов такой дороги показались дома окраины нужного им города. Стив проморгался, стряхивая с себя остатки дремоты.
- Вот мы и на месте, - бодро проговорил мужчина, тут же прокашлявшись, потому что голос просипел, как будто он проспал всю ночь. Они заехали в город, не оставляя лошадей. Стив решил, что будет безопаснее держать свой живой транспорт поближе к себе, чтобы в случае опасности можно было быстро вскочить в седло и рвануть быстрее прочь. Он был не любителем драться и тем более убивать людей, поэтому, если в городе были «опасные» ребята, лучше они просто уйдут ни с чем. О чем Стив решил сообщить младшему брату, которому хотелось геройствовать в силу возраста.
- И еще, Мэтт. Если запахнет жареным – мы съебываем, а не страдаем ерундистикой, понял? – попытался проговорить строго Стив, но он вообще мало проговаривал что-то серьезно, поэтому получилось не очень правдоподобно. Но мужчине было плевать. Все время, что они ехали, навстречу не попалось ни единой живой души. Иногда попадались торчащие из-под земли, поросшие травой, кости тех, кто помер прямо на улице еще пятнадцать лет назад. Иногда пробегали маленькие юркие койоты, все еще находящие чем поживиться даже в заброшенных городах – а может, просто нашли здесь себе убежище от непогоды.
Возле библиотеки Стив, наконец, спешился, заводя лошадь поглубже в подворотню и привязывая ее там. Не снимая со спины лук и стрелы, он взял мешок и направился внутрь, когда убедился, что Мэттью был готов двинуться следом.

+1

9

Как часто люди в старом мире благодарили родителей? За то, что те вырастили их, воспитали, давали крышу над головой долгое время? Вряд ли слишком часто, ведь все это воспринималось как само собой разумеющееся. И в Новом мире, в силу устоявшихся привычек, шествующих из поколения в поколение, все было точно так же. Разве что с некоторым исключением. Некоторым детям, действительно, было за что благодарить. И Мэттью все же был благодарен брату за то, что тот вырастил его и старался всегда делать так, чтобы маленький Мэтт ни в чем не нуждался, но никогда об этом не говорил. Все же Стив был братом, и вряд ли бы оставил младшего умирать в новом враждебном мире. Никто не оставлял другого намеренно, дети все еще различали зло и добро. Это со временем жизни в таких условиях данные понятия несколько поистерлись. Законы этого мира менялись, как и менялись те, кто в нем проживал.
Мэттью не слишком нравились пустынные города. В них всегда был какой-то подвох. Казалось, что вот-вот случится что-то такое, что оставит множество очень неприятных последствий. В городах, где были люди, этого неприятного чувства у парня не случалось. Вот, что значит привычка к человеческому обществу. Люди всегда старались держаться вместе, тем более в нелегкие времена, и только самые отчаянные и больные на голову становились отшельниками.
- Мы должны уметь защитить себя, разве нет? – недовольно проворчал Мэттью, которому не нравилось, что брат то и дело пытается уйти ни с чем, только потому, что не хочет связываться. Даже если сильнее противников. Мэтт считал это глупостью, и злился, потому как думал, что брат считает его слабаком.
Стива и так воспринимали в Горе как странного. И это при том, что люди там жили достаточно демократичными. Это не резервация со своими строгими традициями, которые берегли. Там жили дети таких же обычных американцев, как и Мэтт со Стивом. Но нет, брата все равно считали странным, и Мэттью не раз об этом слышал. О нем могли сказать даже те, кто со Стивом не был знаком, просто где-то чего-то говорили, показывали, крутили пальцем у виска. Мэттью это не нравилось, и он нередко защищал брата, правда, тому об этом не говорил. И если у него такая репутация, будет совсем не здорово еще и задание простое провалить, просто потому, что каким-то ублюдком приспичило переночевать в библиотеке.
Мэттью спешился следом за братом и привязал лошадь. Ему не очень нравилось оставлять ее в одиночестве. В их редких походах этот удобный транспорт не раз пытались увести. Если автомобиль еще не рискнут: не каждый знает, как им управлять, да и бензин найти сложно, - то лошадь как будто внушает уверенность, что справится с ней проще простого. Хорошо, что те знали своих хозяев и не хотели уходить с незнакомцами, так что братья успевали вернуться и предъявить свои права на животных. Хоть от этого Стив не отбрыкивался.
- У тебя должен быть список, - вспомнил Мэттью, - Дай посмотреть, что там, быстрее найдем.
Они уже пошли к центральному входу. Библиотека была довольно большая. Не как в крупных городах, но довольно просторное здание. Когда компьютеров и интернета не стало, люди сразу же вспомнили о книгах. Не сразу, но постепенно. Росли и начали понимать, что без знаний – никуда. Да и развлечения основные пропали, а чтение никуда бы не делось. Мэттью и сам часто читал в Гром-горе, хотя там было куда больше разнообразия, чем на поверхности.

0


Вы здесь » Новый мир » Сюжетные эпизоды » Когда знания губительны


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC