Новый мир

Объявление

Добро пожаловать!

НАМ 4 ГОДА!

Постапокалипсис, экшн
Великая Смерть пришла 15 лет назад, убив всех взрослых и оставив тех, кто не достиг половой зрелости. Но дети выросли...

► Добавлены новые акции, ждем оперативников и жителей Планкинтона!

► Теперь у нас сменился шаблон анкеты, появилась специальная анкета для акционных персонажей. И поменялся шаблон эпизодов. Даешь обновления!


Время в игре:
21-31 мая 2029 года.
Погода в Планкинтоне:
от +6 до +14 С, облачно

► Убит Тони! Глава города Планкинтон застрелен прямо на улице на глазах многих жителей и гостей города. Позже один из его подручных убил Стива - правую руку уже мертвого главы и призвал горожан встать на его сторону в обмен на все, что можно снять с этих двух трупов.

► В Гром-горе пропал оперативник. «Великая смерть возвращается» - такое последнее сообщение оставил Майкл для руководителя Гром-горы. Но никаких предпосылок и симптомов болезни на поверхности не обнаружено. Начались поиски пропавшего громовца.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Новый мир » Личные эпизоды » Это просто праздник какой-то (с)


Это просто праздник какой-то (с)

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s6.uploads.ru/Aa5pZ.png
Дата: Сентябрь 2028 года
Место: Где-то в Иллинойсе
Участники: Кассандра, Мэнсон

В одной из богом забытых деревенек раскинулась ярмарка. А что? Одной кукурузой сыт не будешь, надо и на бутерброд что-нибудь положить. А к хлебу полагались зрелища. Естественно, что на кипиш поглазеть, да в разгуле поучаствовать стекается масса зевак.

0

2

Двое крупных мужчин с красными повязками на головах и  скабрезными ухмылочками на неотягощенных интеллектом лицах бегло провели досмотр девушки, больше интересуясь изгибами ее тела, чем содержимым рюкзака и вооружением. Кассандра и сама частенько нанималась в охрану подобных массовых мероприятий - работа не пыльная, недолгая и хорошо оплачиваемая- лучшее, что можно только придумать: знай себе приглядывай за окружающими, да вовремя утихомиривай особо разгулчвшихся. Не у всех поселений была постоянная охрана, потому как её и кормить и содержать, а иногда и терпеть нужно, вот и прибегает то одна деревушка, то вторая к услугам наемников из числа тех, что поадекватнее будут. Вот только на этот раз она предпочла роль обычного посетителя осенней ярморки в честь сбора урожая. Работа работой, но и отдыхать иногда тоже нужно, у тому же в этих краях гнали неплохой самогон и варили отменное пиво, а в её рюкзаке было много того, что выгодно можно обменять на более полезные товары.
   С невероятным для себя терпением, укромно пряча поглубже накатывающее раздражение, оперативница с легкой, вымученной улыбкой вытерпела все шуточки и обыскивания хамоватой парочки, разрядила , как положено в подобных случаях, пистолет, сняла с арбалета стрелы и убрала вместе с Береттой в рюкзак. К ножу за поясом претензий не было, а пару болтов в волосах, выполняющих роль заколки, охрана и вовсе не заметила. Оружие на праздниках не отбирали, но обязательно заставляли держать его в разряженном виде, это правило касалось всех без исключения, и помогало создать и поддержать видимость порядка и безопасности, хотя пожелай кто пустить кровь обидчику, то вряд ли подобное могло послужить серьезным ограничением к исполнению задуманного.  Для вида доброжелательно махнув ребятам на пункте досмотра рукой, девушка не без интереса вошла в городок. Он мало чем отличался от сотни других таких же выживших и восставших из праха населенных пунктов, поднятых и восстановленных невероятными усилиями мирных людей, по-новому осваивающих земледелие и ремесла. Кассандра безмерно уважала такие общины и с удовольствием захаживала в них время от времени. Сегодня городок был особенно красив: с улочек выметен мусор, на стенах и столбах нехитрые украшения из сжатой пшеницы, на удивление довольные, улыбчивые люди и длинные прилавки торговых рядов вдоль подобия центральной площади, пестрящие множеством красок разноликих товаров и шумящие многоголосьем всевозможного люда. На этот раз, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания и не сильно выделяться из толпы, охотница отдала предпочтение высоким, связанным из разноцветных ниток чулками, длинной юбке с глубоким разрезом с одного бока для удобства ходьбы и бега и сшитой из плотной ткани блузе с неглубоким вырезом и завязками по руковам.  Неизменным оставались лишь обувь, охотничий нож в ножнах и рюкзак, но такое носили многие, а арбалет Кассандра заботливо обернула в ткань от посторонних глаз подальше. В таком виде в любой деревне и на любом базаре можно было сойти за свою и не стать центром внимания.
    Теплый сентябрьский день обещал хорошую торговлю и шумный праздник ближе к вечеру, как положено с выпивкой и танцами, а если повезёт, то и с забористой дракой.  А пока можно было неспешно пройтись по торговым рядам и присмотреться к товарам: для себя Кэсс искала сахар или карамель, для Убежища же присматривала фермеров покрупнее, что готовы будут потом продать свой товар в большом количестве за керосин, оружие и прочие редкие вещи,  не задавая лишних вопросов и не интересуясь личностью своего покупателя. Для юной охотницы этот день был и разведкой  и развлечением одновременно.

+1

3

Начиная с конца лета люди в разных поселениях начинали организовывать ярмарки, на которых пытались заключить более-менее выгодные сделки. После таких торговых операций обычно устраивались праздники. Мэнсон не очень понимал с фига ли людям нужны такие развлечения, но у человека, видимо, в крови сидит тяга к иллюзиям и мнимому украшательству. Эдакая общая договоренность делать вид, что всё заебись. Забавно было наблюдать, как толпы чужаков, слетающихся на такие мероприятия, проходят особый контроль, призванный обезопасить местных от чужого посягательства. Не, ну в какой-то мере это срабатывало, конечно. Местные считали, что все под контролем, а залетные лохи думали, что за ними ведется наблюдение и старались не нарываться. Мэнсон был не из их числа. Во-первых, он приходил раньше, недели за две-три до начала ярмарки. Втирался в доверие, вызывался помогать, вел себя паинькой, приглядывал, где что полезное можно после прихватить. Во-вторых, редко оставался до конца, предпочитая убраться до того, как обнаружат что-нибудь не входящее в понятие праздника.
Вот и сейчас он устроился помогать с урожаем, благо что собрать оставалось немного. Кукуруза, будь она проклята. Сколько он себя помнил – никогда не любил эту хрень, хотя жрать приходилось, куда деваться. В этом мире давненько не было МакДаков и прочей прелести, которую он еще помнил. Странно, он совсем забыл глаза той девочки, а вот запах забегаловки помнил отчетливо. Вот выйдет на пенсию, - то есть не сможет воровать да убивать – устроит что-то вроде кафе в каком-нибудь тихом городишке. Туда будут приходить мамашки с детьми, а он будет их ненавидеть и мечтать убить. Всех. Особенно мамашек.
Мэнсон так задумался, представляя, как смыкаются его пальцы на шее одной из его будущих жертв, как сначала краснеет ее лицо, как наливаются кровью ее глаза от лопающихся капилляров. Как недоумение сменяется ужасом, потом приходит осознание, отчаяние и… всё. Затем глаза перестают быть интересными, они становятся пластиковыми пуговицами, как у чучел животных в музее. Чучела он тоже хорошо помнил, хоть и был в музее всего один раз, когда случайно забрел в какой-то городок, из которого ушли все жители, потому что там не было больше ничего. Только маленький музей каких-то животных с глазами-пуговицами. Теперь и его, наверное, нет.
Уборочные работы вскоре закончились, пока шло приготовление к основному торжеству Мэнсон успел припрятать пять разнокалиберных патронов, самодельный, но очень приличный нож, а еще приметить один чердачок, на который планировал наведаться, когда праздник будет в самом разгаре. Тем временем народ прибывал и Мэнсон с любопытством оглядывал всех новеньких. В основном все они были из ближайших поселков, ничем особенным друг от друга не отличались. Он уже было потерял интерес к ним, как над ухом услышал жаркий почти восхищенный шепот:
- Смотри-ка какая… фифа!
Мэнсон сначала усмехнулся этому жадному неотесанному восторгу, но потом оглянулся и оценил. И впрямь фифа.
«Промытая вся», - первое о чем подумал он, невольно вспоминая местных «красавиц». Не, многие очень даже были ничего и порой пахли вполне приятно, но эта была другая.
«Чужая», - опять подумал Мэнсон, взглядом проникая в разрез юбки. – «Интересно, откуда такое счастье на эти земли?»
Вариант по всем статьям был стоящий, хоть от девки веяло опасностью. Она пришла одна и держалась уверенно, значит, или знала, что никто не тронет, или где-то неподалеку были другие, кото он просто еще не увидел. В любом случае, экземпляр был интересный и Мэнсон решил наблюдать.

+2

4

Ярмарки по меркам современного мира воспринимались никак не иначе, как практически оазисы среди пустыни - уголки безопасности и довольства, уникальная возможность обменять товар, найти необходимое, обзавестись новыми друзьями, работой, ну и врагами конечно (куда же без них). Невероятное множество сделок, знакомств и просто праздного веселья приходилось на эти дни, детвора сновала между ног хозяев и гостей поселения, наряженные кто во что горазд женщины вели торговлю, а порядком подпитые мужчины вели веселые споры и обсуждения. глядя на такое действие невольно начинаешь забывать, что через пару тройку дней каждый из них будет готов пустить кровь друг другу за кусок мяса или собственную жизнь, окажись они где-нибудь в лесах или на большой дороге. Ну а пока можно было вполне расслабиться и получить удовольствие от очередного праздника урожая в особо ничем не выделяющейся деревушке.
  Кассандра окунулась в ярмарочную суету с головой. Правда сперва пришлось, громко смеясь на публику и откровенно кокетничая,  пофлиртовать с начальником караула - здоровенным парнем с уродливым шрамом на пол-лица и поросячьими глазками- зато теперь точно из собравшихся в здравом уме к ней не полезет никто, а до конца смены самолично назначенного "покровителя" хитрая девица еще десять раз успеет смыться из городка. Оценив пристальным взглядом предлагаемые товары, охотница самозабвенно приступила к основному развлечению- торговле. За своей недолгий проход по рядам, она успела эмоционально поспорить с какой-то потрепанного вида девицей, выменивая на свежую тушку гусака пакет жженого сахара, сухарей и горстку соли у , придирчиво поковыряться на прилавке с ножами, построить глазки продавцу кукурузы и злаков, попутно отмечая возможную выгоду и потенциальный резерв продовольственной наживы для убежища. Кэсс не без удовольствия ловила на себе неравнодушные взляды: заискивающие и весьма жадные от парней и откровенно злобные и завистливые от местных красоток ( длинноногая брюнетка выгодно отличалась от них подтянутой фигурой и чертами лица, в этой части страны такие попадались редко), улыбалась и смеялась над плоскими шуточками всяких торгашей и менял. Приподнятого настроения оперативницы не испортил даже чрезмерно выпивший и хамоватый наглец, что попытался оттеснить Кассандру в тихий проулок между домами, с непристойным и мало приличным предложением, за что и поплатился коротким точным ударом кулака в солнечное сплетение и знакомством причинным местом с твердой коленкой девушки.
    Оставив незадачливого обидчика отдыхать и зализывать шишки в той же подворотне и дав ему настоятельный совет держаться подальше, Кассандра через какое-о время уже вновь разгуливала по площади, вертя в руках трофейный нож парнишки. Не сказать, чтобы вещь была из ряда вон выходящая, но внимания стоила: наборная рукоять, в принципе правильный баланс и острое лезвие делали ее весьма неплохим товаром. Охотница выменяла нож на пару яблок, вареные яйца, булку свежего хлеба и кружку местного слабоалкогольного напитка, который судя по вкусу делали из подгнивших яблок без сахара. Так себе вкус, но пить можно было.
    Удобно устроившись на аккуратно сложенных в стороне у одного из домов  бревнах (запас древесины к зимним холодам) и приступив к своему незатейливому обеду, Кассандра с интересом продолжила наблюдать за снующими вокруг в своих заботах людьми. Погруженные в суету ярмарки и предвкушающие шумный праздник они ее практически не замечали, а потому и не доставляли излишних проблем.

Отредактировано Кассандра (2017-01-18 13:51:32)

+1

5

А понаблюдать было за чем: фифа явно считала себя эксклюзивом, шла гордо, нос держала высоко и небрежно поплевывала на окружающих со своей колокольни. Образно, конечно. Мэнсон держался на расстоянии, изредка выхватывая взглядом девушку, которая занималась своими делами. Собственно, Мэнсон тоже занимался своими, только торговался больше для вида, а не с целью что-то прикупить – все что ему надо он и так возьмет.
Девица была интересной, выделялась из довольно-таки серой толпы налетом самолюбования. Её сразу невзлюбили местные красотки, злобно перешептываясь и бросая ей в спину нелестные, но такие точные словечки, что Мэнсон едва сдерживался, чтобы не расхохотаться от гадких язычков, бодро навешивающих ярлыки. В чем-то они безусловно были правы: самомнение у чужой просто зашкаливало. Зато это помогало отслеживать ее без пристального внимания, просто поглядывая на других и слушая их разговоры. И вот в какой-то момент Мэнсон потерял девушку, задержавшись у одного из прилавков, когда осторожно снимал нос с пояса какого-то подпившего парня. Нож, правда, оказался фуфловым, но с красивой рукоятью из рога какого-то несчастного животного. Можно будет обменять на что-нибудь стоящее. Мэнсон пихнул нож во внутренний карман куртки, проталкивая его за подкладку, чтобы кто-то не менее ушлый чем он не сумел вытащить трофей. Делиться Мэнсон не любил, даже тем, что даром под ноги упало.
Спрятав добычу, он огляделся вокруг, не видя объект своего интереса, цыкнул зубом с досады, но решил не расстраиваться. И как только он принял это волевое решение, так сразу же отозвались небеса – девушка выплыла из-за угла дома с таким невинным видом, что Мэнсон сразу почуял запах приключения. Проводив мадам взглядом, он ринулся за угол этого дома, который теперь манил его, как леденец не в меру любопытного малыша, и сразу же убедился в том, что чутьё его не подвело. Скрючившись и стеная в пыли лежал неудачливый ловелас, как про себя определил его Мэнсон.
- Плохо тебе, дружище? – наклонился он к парню, вполне дружески похлопав того по плечу.
- Чертова сука, - прохрипел тот. – Все яйца мне отбила.
Мэнсон осклабился.
- Ну-ну, нехорошо так отзываться о даме, - криво усмехнулся и огляделся он, поглаживая грязную шею, ощупывая позвонки.
- Ты какого хрена меня лапаешь, извращенец! – начал возмущаться отбитый.
- Не кипиши, - зашептал змеей Мэнсон, легко толкая пьяную деревенщину в плечо и опрокидывая того на спину. – Не кипиши…
Борьбы была недолгой. Дурак думал, что к нему пристал любитель экстремальных развлечений и в чем-то не ошибся. Развлечение было не из рядовых. Вот только кончилось не так, как могло по мнению незадачливого любителя женского тела. Тонкие, но сильные пальцы сомкнулись под плохо выбритым подбородком, глаза смотрели в глаза. Мутные грязно карие смотрели с недоумением, которое, впрочем, быстро сменились осознанием происходящего и испугом, а голубые спокойно наблюдали за этими переменами. Карие проиграли.
Мэнсон поднялся, посмотрел в высокое безоблачное небо, улыбнулся ему, отряхнул руки и, бросив быстрый взгляд по сторонам, вышел к людям. Они еще не скоро обнаружат пропажу.
А девчонка сидела на бревнах и что-то ела. Будто ждала кого-то.

+2

6

По роду своей деятельности Кассандра чаще проводила время одна, в дороге и на заданиях под всевозможными масками и личинами, воспринимая окружающих людей априори как врагов или потенциальных жертв. Она без тени сомнения могла забрать чужую жизнь, если того требовала ситуация, даже не смотря на то, что обычно до последнего старалась избежать крайних мер. В убежище же все настолько приелись охотнице, что общение с громовцами уже редко приносило радость, оттого Кэсс как-то по-особенному тепло относилась к таким городкам как этот и подобным праздникам, отдыхая на них и телом и душой, стараясь почерпнуть что-то новое и просто расслабиться. Ей нравилось наблюдать за простыми людьми, за их размеренной, неспешной жизнью, за весело носящимися детьми и сварливыми тетками, за бытовыми ссорами и обычными радостями жизни.
   Когда ты сидишь спокойно, громко не разговариваешь, не смеешься и резко не двигаешься, то толпа тебя не замечает. Вот и к молодой охотнице гости и жители деревушки быстро потеряли интерес, погрузившись в свои шумные и суетливые дела. Кассандра с умиротворенным видом расправлялась со своим обедом, ловко срезала куски с яблока и ела их прямо с ножа, искоса поглядывая на прохожих и на тот переулок, в котором она оставила отдыхать недавнего неудачника. Очень не хотелось портить такой чудный день продолжением бесполезной стычки с не особо привлекательным "ухажером".           Через какое-то время из-за угла дома действительно показался парень, да вот только совсем не тот, кого ожидала увидеть Кэсс. Совсем другой парнишка, судя по движениям вполне трезвый и уверенный в себе, он не был похож на обычного, праздно слоняющегося без дела зеваку, поскольку озирался по сторонам вполне осознанно, как будто искал кого-то, а потом и вовсе остановил свой взгляд на ней. Цепкая память охотницы тут же выбросила из области подсознательного неоспоримый факт: она уже видела эту долговязую фигуру с длинными руками и проницательным взглядом там, в толпе, на ярмарке. И что же он делал теперь в переулке и кто он такой? Приятель несчастного горемыки, что будет добиваться справедливости за обиженного брата или просто очередной претендент на право подкатить к красотке с определенными намерениями? В том, что она попала в зону интересов парнишки, Кассандра почему-то не сомневалась- уж слишком внимательным и целенаправленным был его взгляд, такой странно-холодный и пробирающий насквозь. Это можно было расценить как вполне достаточный повод заканчивать дневные гулянки и отправляться на осмотр прилежайщих "фермерских" угодий, но почему-то этот взгляд цеплял и даже завораживал. Жуткое любопытство - вот что почувствовала Кассандра в этот момент.
       Охотница выпрямилась в спине, чуть запрокинула голову назад и повернулась к парнишке лицом, пусть знает, что она видит его. Девица загадочно улыбнулась и вопросительно приподняла бровь, как бы молча вопрошая о причине его интереса к своей скромной персоне.

Отредактировано Кассандра (2017-01-29 22:47:34)

0

7

Увидев, как вытянулась девушка, едва завидев его, Мэнсон усмехнулся под нос: надо же, только стоило завалить кого-нибудь, как становишься интересным. Ясное дело, что фифа не могла увидеть, чем он только что занимался, но совпадение все равно было забавным. Люди чувствуют силу и опасность, подчиняются им, не успевая заметить того мига, как допустили, как поддались их притягательности. Это всегда удивляло Мэнсона. По своей природе он не был философом или мыслителем, но некоторые жизненные забавности не оставались без его внимания. Он их примечал и оставлял в копилке знаний, призванных помогать выживать, по типу тех, которые оберегают не жрать все что попадется, не пить откуда придется, да не доверять каждому встречному. Вот как-то в этой его копилочке на довольно ранней стадии и зависло это забавное наблюдение. Он им частенько пользовался, удивляясь тому, что люди его опасаются, не смотря на довольно субтильное телосложение. Чуяли, суки, что ему убить, как плюнуть. А убивать Мэнсон любил, пусть и позволял себе это только в исключительных случаях, приберегая «сладенькое», чтобы не приелось.
Вот сегодня он дал себе волю, пользуясь всеобщей сутолокой и неразберихой, да и дурацкой самонадеянностью людей, уверенных, что они под надежной охраной. Да уж, под надежной. Так называемая охрана была беспечна, как ясельная группа в песочнице! Да, он еще помнил такое явление из той давней жизни, в которую он не вписался. Поэтому ему и нравился нынешний мир, в котором он сам устанавливал правила.
Мэнсон приближался к девушке, не пялясь слишком настойчиво, но и не упуская ее из виду. Вокруг все также мельтешили и суетились люди, но они больше не интересовали Мэнсона – он чувствовал приятное возбуждение от того, что успел совершить. Пальцы подрагивали, еще помня тепло шеи, которую недавно сдавливали, словно еще чувствовали уходящий пульс, сдавленные хрипы, навсегда застрявшие в горле. От охватывающих Мэнсона эмоций походка его стала мягкой и пружинистой, как у зверя, верно идущего по следу. Убивать девчонку он не собирался, конечно же. Она могла сгодиться для чего-нибудь другого. Конечно же, было бы неплохо заполучить такую красотку для прямого назначения, но если с этим обломиться, а девчонка явно была не из тех, кто за просто так ноги не держит плотно сжатыми, то может им на ум придет что-то не менее увлекательное. От бурных фантазий Мэнсон повел носом, как бы принюхиваясь, но что он мог почуять в смешении ароматов плохо вымытых тел, дешевой деревенской еды, да перебродившего алкоголя? Кстати, еда. Вот сейчас он понял, что не прочь вонзить свои зубы в славный кусок прожаренного мяса.
Тем временем дорога его подошла к концу. Он, естественно забыв спросить разрешения у дамы, сел рядом с ней, улыбаясь миру и людям. Бросил короткий взгляд на небо. Там было спокойно и почти безоблачно.
- Привет, - опершись локтями на колени, отчего немного ссутулился. – Слушай, не знаешь где тут раздобыть огромный кусок мяса?
Голубые глаза задорно смотрели на девушку, радостно отмечая и свежесть ее кожи, и ухоженность волос.
«Залетная. Откуда же ты такая выискалась?» - Мэнсон чувствовал себя едва ли не счастливчиком на этом празднике жизни. От близости незнакомки даже на миг скулы свело, такая она была интересная.
- Мэнсон, - запоздало представился парень, протягивая девушке ладонь, совсем недавно забравшую жизнь.

+1

8

Если бы охотница проигнорировала факт появления новой персоны в поле зрения и не стала так явно демонстрировать свою заинтересованность,  можно было бы еще надеяться, что парнишка пройдет мимо. Но что сделано, то сделано. И вот уже в явно приподнятом настроении, разве что не подпрыгивая на ходу, он прямиком направляется к ней, по всей видимости стремясь поскорее "осчастливить" девчонку своим вниманием. Кассандра устало вздохнула и еле заметно покачала головой, поскольку дальнейшее развитие событий ей виделось в самых мельчайших подробностях. Сперва какой-нибудь дурацкий повод для начала разговора и знакомства, а потом что-то из стандартного списка всех любителей женской красоты. От "эй, крошка, я - офигительный мужик, пойдем со мной, тебе понравится", через "у меня кое-что есть интересное, пойдем покажу, тут не далеко" до совсем уж прямолинейного "ты мне нравишься, пошли выпьем и займемся делом". Самое простое в подобной ситуации это конечно же наивно похлопать длинными ресницами, чуть-чуть поломаться для вида, согласиться на тет-а-тет, а потом без лишних свидетелей где-нибудь в сторонке "обезвредить" наглеца тем или иным способом, ну и разумеется сбежать.
   Правда именно сейчас совершать какие-либо активные действия было совсем лень. Теплый осенний денек, предвкушение праздника, плотный обед и общая расслабленность царящей вокруг атмосферы томно нашептывали на ухо, что можно просто посидеть в тенечке, подремать и понадеяться, что парнишка окажется не слишком навязчивым и сам потеряет к ней интерес. Чем черт не шутит? Не полезет же он на нее прям посреди ярморочной толпы? Да и против желания увести Кассандру куда-либо довольно проблематично, физически девушка была не плохо развита и натренирована,так что вполне могла дать достойный отпор любому обидчику.
   Тем временем, как и стоило предполагать, непрошеный гость уже разместился рядом, сияя точно рождественская елка и заговорил первым. Стоило отметить приятный голос и не резкие манеры собеседника.
   - Мясо? Дай подумать, - Кэсс удивленно приподняла бровь и изобразила на лице неподдельную задумчивость: - Наверное можно выменять у местных торговцев, - девушка утвердительно покивала головой: - Ну или прогуляться до ближайшего водоема и подстрелить себе дичь, заодно там и помоешься.
    Кассандра небрежно коснулась рукой короткой челки парнишки, несильно потянув непослушную прядь на себя, волосы оказались жесткими и конечно же грязными.
   - Мерлин, - охотница мягко положила руку в раскрытую ладонь и весело хихикнула. Интересно, а сможет ли он оценить шутку? Судя по возрасту, он вполне мог еще помнить человека с таким именем и фамилией: - Я ответила на твой вопрос, теперь можешь идти.

Отредактировано Кассандра (2017-04-17 10:56:04)

+1

9

Красотка была не лыком шита и продемонстрировала это еще тогда, когда Мэнсон только подходил к ней, немного закатив глаза, от чего на лице парня расцвела довольная широкая улыбка. Не то, чтобы он любил доставать людей, но тут просто азарт включился.
- Обменять – это для слабаков, - Мэнсон смешливо наморщил нос. – Это не по-нашему. Да и стреляю я фигово.
И парень так искренне печально вздохнул, что и у аллигатора вызвал бы град слез. Стрелком он и правда был не лучшим, тем более, что с патронами дела обстояли не лучшим образом. Оружие у него было, но использовалось им в основном для психологической атаки, и куда реже для реальной стрельбы. Резкий звук и неслабая отдача не возбуждали его, как многих парней. Он любил «тихие игры», поэтому на зверье ставил силки и ловушки, а людей держал на расстоянии больше пугая пистолетом. Но чаще угроз было вполне достаточно, чем приходилось тратить драгоценные патроны.
- Помыться? – с притворным ужасом отреагировал Мэнсон на следующее предложение девушки и даже понюхал ближайшую к ней подмышку, краем разума подумав, не перебор ли с манерами он тут демонстрирует. – Это ж мыло искать надо, да и холодно.
Поскулил он, приблизившись немного, повинуясь ее руке, когда она потянула за пряди и впрямь нечистых волос, заглядывая ей в глаза. Пронзительно, пристально, но всего лишь на миг, а затем снова расплылся в широкой улыбке.
- Совсем я завшивел, - рассмеялся он. – Но местные тоже не очень стерильны!
После перекуса и дел «праведных» за углом настроение было игривое, да и собеседница была приятная. Не местная, готовая на все и сразу, а с характером. С характером Мэнсону больше нравились. Как понравилось и рукопожатие. Девчонки редко подавали руку, начиная глупо хихикать и кокетничать – вот это больше всего бесило, - а у этой рука была твердая, пожатие смелым и уверенным. Чувствовалось, что в соревнование по стрельбе с ней Мэнсону лучше не вступать. А вот шуточку он не оценил.
- Прикольное имя, - парировал он, не желая признавать данную ассоциацию.
Прозвище, ставшее его нынешним именем, имело совсем другие корни, а древнюю группу, которую уже мало кто помнил сейчас, Мэнсон не особо любил еще в те стародавние времена, когда были магнитофоны и плееры.
Пожав девичью ладонь и выпустив ее, с небольшим сожалением, надо отметить, парень уж было расслабленно откинулся на бревна, но красотка погнала его буквальным текстом.
- Как идти? Совсем идти? А как же ванна-гигиена и приключения?
На лице прохвоста застыло обиженно-недоуменное выражение, будто кто-то жестокий отнял у ребенка лакомство и теперь сам его жрет, наслаждаясь и причмокивая от удовольствия.
- Не, мне некуда спешить. Я тут может обрел смысл всей своей жизни, а ты гонишь. Не по-людски это.
И добавил:
- Пойдем лучше пошерстим этих деревенщин.

0


Вы здесь » Новый мир » Личные эпизоды » Это просто праздник какой-то (с)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC