Новый мир

Объявление

Добро пожаловать!

► Теперь у нас сменился шаблон анкеты, появилась специальная анкета для акционных персонажей. И поменялся шаблон эпизодов. Даешь обновления!

► Сдвинулись даты сюжетной игры, обратите внимание.

► Ждем акционных персонажей для участия в общем сюжете игры.

► Игра немного поменяла свой формат. Теперь у нас эпизодический сюжет. Игра по первому эпизоду уже идет.


Время в игре:
20-27 мая 2029 года.
Погода в Планкинтоне:
от +6 до +14 С, облачно

► В Планкинтоне готовится настоящий переворот, смена власти. Но удастся ли он? И какие последствия приготовила судьба для всех участников этих событий. Ведь без смертей, возможно, невинных, не обойдется.

► В Гром-горе пропал оперативник. «Великая смерть возвращается» - такое последнее сообщение оставил Майкл для руководителя Гром-горы. Но никаких предпосылок и симптомов болезни на поверхности не обнаружено. Начались поиски пропавшего громовца.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Новый мир » Летопись » Столкновение


Столкновение

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

Дата: Ранняя осень 2028 года
Место: Один Бог знает
Участники: Кассандра, Джереми
Краткое описание: Простая история о том, как встретились два одиночества и умудрились не прибить друг друга.

Отредактировано Джереми (2016-04-17 13:15:35)

0

2

Настроение Джереми опустилось ниже критической отметки. Какое счастье, что в тот момент ни одна живая душа не замелькала на горизонте. Джереми был в таком состоянии, что готов был убить любого просто ради удовольствия, наплевав на все моральные ценности, которые только остались в его воспаленном мозгу.
В своих бесконечных долгих странствиях он забрался слишком далеко на север родной страны. Джереми искал новые города, не отмеченные на карте, и, следовательно, новых клиентов. Время от времени приходилось бросать привычные маршруты и выискивать что-то новое. Ценители ксилума имели неприятную тенденцию умирать год от года, а рождаемость после Великой Смерти была не слишком хорошей, чтобы дети успевали подрастать до необходимого возраста.
Конечно, Джереми не обладал высокой моралью и ответственностью. Он мог продать наркотик и десятилетнему ребенку, если тому было бы чем заплатить. Но, к счастью или сожалению, таких детей было мало.
Впрочем, новые дороги, ложащиеся под ноги Джереми с охоткой бывалой проститутки, только радовали его. Он мерно дышал, чувствуя привычный запах пыли, забивший его шейный платок. Глаза чуть слезились от солнца, а вокруг простиралось бесконечное зеленое море травы. Джереми уже понял, что нужно было возвращаться или сворачивать – он входил в черту бывших ферм. Скорее всего, эти луга раньше были посевными полями или же выпасом для скота.
Сейчас здесь ничего не осталось, кроме дикой природы. Дети ушли в города, где были каменные стены – защита и от угроз, и от непогоды. Деревянные фермерские здания просто потихоньку гнили вместе с оградами.
Джереми решил пройти еще немного – вдалеке виднелась кромка леса. Там можно было найти и пищу, и воду, и укрыться на ночь, прежде чем продолжить свой нескончаемый путь. Ноги уверенно вели его вперед, пока впереди не показались обломки зданий. Черный, обгоревшие бревна торчали из травы как обломанные клыки дракона. Это уже даже не напоминало строения, одни угли и воспоминания.
Джереми прошел дальше, но вскоре остановился. Он стоял и смотрел на останки сгоревшей деревни, а настроение его начало понижать планку. Мужчина был готов поклясться, что узнал эти места. Они отпечатались в мозгу шоком пятнадцатилетней давности. Именно столько лет назад он вернулся с мальчишками в свое родное поселение и обнаружил, что оно сгорело дотла. Вместе со всеми, кто там еще оставался. Это была его переломная точка, после которой Джереми превратился в того, кем являлся и по сей день.
Он достал из-за пазухи карту, нарисованную собственной рукой, и несколько минут слепо смотрел на этот лист. Когда Великая Смерть только отыграла свои финальные аккорды, никто из мальчишек не думал, во что это выльется. Они не отмечали пути, по которым шли, и не собирались возвращаться к истлевшему прошлому. Позже, будучи уже взрослым, Джереми отметил на карте родной поселок – приблизительно, по памяти. Но, кажется, ошибся с расчетами.
Может быть, это была другая деревня. Немало их сгорело и исчезло с лица земли, но даже эта мысль не грела Джереми. Смачно сплюнув на землю, мужчина продолжил свой путь, сверля приближающийся лес стальным взглядом. К черту прошлое. Все было так, как было, этого не изменить.
Добравшись к полудню до леса, Джереми решил передохнуть. Охоту лучше было затевать ближе к ночи. Сейчас, в осеннюю жару животные разбрелись по своим норам, и ему не помешало бы. Джереми спал несколько раз в день, урывками по несколько часов. Это позволяло ему всегда быть на чеку и достаточно отдыхать. Устроив тяжелый рюкзак на нижней ветке дерева, Джереми скатал куртку валиком, подкладывая под голову. Скрывшись под сенью деревьев и положив руку на верный охотничий нож, он заснул, чутко слушая каждый шорох.
Не прошло и часа, как бдительность мужчины заставила его очнуться ото сна. Кто-то шел по кромке леса. Джереми вытащил нож, двигаясь медленно и плавно. Сонливости как не бывало, мужчина был собран и готов. И мог поклясться, что это был не зверь. Джереми чуть прищурился – еще один охотник бродил, высматривая следы?

0

3

Еще почти по летнему теплое солнце жадной кошкой облизывало нагие плечи и грудь Кассандры, отдавая остатки своего тепла ее и без того смуглой коже. Это было истинное блаженство- сидеть голой на стволе поваленного дерева у самой кромки воды, и разгонять ногами траву и первые сорванные бесстыдницей-осенью листья, так бесцеремонно пытающиеся пристать к берегу и голым лодыжкам девушки. Упругое молодое тело было безупречной гордостью Кассандры, за все года бурной работы и опасной жизни вне убежища на нем не появилось ни одного действительно серьезного и уродующего шрама. Высокая грудь с идеальной формой сосков, тонкая талия, ровные ноги и округлые бедра ни раз играли на руку оперативнице на заданиях, а твердая рука и отточенная скорость совместно с природной гибкостью с легкостью могли защитить это сокровище от любых посягательств. Девушка любила свое тело и никогда не упускала возможности побаловать его. Вот и сейчас она безусловно могла себе позволить такую роскошь на самой грани беспечности и безрассудства. Если верить её картам, то до ближайшего более или менее крупного населенного пункта еще много километров ходом, встреченная же на заре сгоревшая деревня уже много-много лет не привечала человека,  и совершенно непуганая в окрестностях дичь- были прекрасным гарантом нелюдимости этих мест. Щебетание лесных пичужек и мерный стук дятла где-то совсем близко являлись куда более лучшей охраной в лесу, чем любая людская вахта, и могли предупредить о приближении как человека, так и крупного зверя за многие сотни метров. По-хорошему было бы совсем неплохо сейчас зажарить  на костре того гусака, что достался охотнице практически без всяких усилий, и съесть его, но лень и праздность диктовали свои условия, нежно шепча на ухо сладкие слова об отсутствии необходимости в спешке, все равно ближе к вечеру разводить костер, ведь никуда подстреленная дичь уже не убежит. Да и до чувства голода было еще далеко, осенний лес щедро угостил свою гостью ягодами и орехами по дороге к озеру. Но как бы ни было сейчас хорошо в тени широких крон под нежным солнцем и свежим ветерком, но место для ночлега стоило поискать подальше отсюда и уже сейчас, так как ночью у воды будет холодно и сыро.
    Сладко потянувшись напоследок еще разок и зажмурившись от удовольствия, Кассандре все же пришлось встать с насиженного места и начать собираться в путь. Девушка натянула на себя уже успевшее просохнуть после стирки белье, залезла в любимые брюки военного толка, прицепив на пояс нож и пистолет в кобуре, намотав как следует портянки на ноги, обулась в видавшую виды, но крепкую обувь. Мотать портянки кстати ее научил еще в далеком детстве отец. Тогда ей казалось это глупой затеей, но не сейчас, чулочно-носочные изделия не попадались девушке уже довольно давно, а вот ткань пока еще было раздобыть относительно не сложно. Освежевав, но не став ощипывать гусака, Кассандра приторочила его к походному рюкзаку за голову, рядом с веревкой и мешочком с орехами и сухарями. Одевшись до конца в любимую и единственную футболку поверх майки, завязав на поясе китель, и закинув свою ношу за спину, девушка любовно взяла в руки арбалет и двинулась дальше в путь.
   Совсем не хотелось продираться сквозь заросли кустарника и буерака, и Кесси уже пару часов неспешно шла практически по самой кромке леса, прячась от полуденного зноя в тени развесистых осин и клена, любуясь еще достаточно свежей зеленью раскинувшихся полей по одну руку и вдыхая пряную свежесть еле-еле осеннего леса по другую. И все бы ничего, если бы не томящее щекотание где-то в подреберье, зудящее и свербящее чувство легкой тревоги. Кассандра привыкла доверять своему охотничьему чутью и интуиции, посему уже давно как на ходу натянула тетиву и, вложив стрелу в ложе, взвела курок. Арбалет девушки -это не какая-нибудь бесполезная и заковыристая игрушка, а настоящий блочный Арчер с усиленной тетивой, облегченным прикладом и оптическим прицелом- лучшее, что забрала девушка из родительского дома. У нее ушел не один год на освоение и приручение оружия, но это того стоило. Легкий и крепкий, бесшумный и быстрый он был идеален и для охоты и для убийств. Кассандра ждала опасности из леса, будь то другой охотник или зверь, но он шел именно оттуда, она сама бы поступила так же. Вслушиваясь в тишину леса и внимательно вглядываясь в лесные тени, в какой-то момент девушка скрылась за толстым стволом векового клена и, воспользовавшись укрытием, скинула с себя рюкзак и притаилась в высокой траве. Кто-то приближался, и пока не стало понятно более конкретно направление, не стоило выдавать себя резкими движениями и шумом. Азарт охоты и острота возможной опасности будоражили сознание и разогревали кровь. Кассандра истинно и не без оснований считала себя самым опасным зверем в лесу.

Отредактировано Кассандра (2016-04-20 22:55:21)

+1

4

Джереми присел, почти прижавшись к земле; перед ним был колючий кустарник, густо разросшийся за лето, чуть сбоку крепкий ствол дерева. Это было отличное место, где можно было незаметно отсидеться, безопасно разглядев и оценив вероятного соперника сквозь листву. Шорохи и звуки осторожных шагов стали громче, приблизившись, и Джереми разглядел довольно изящную фигуру. Через ветки было плохо видно: подросток или девушка.
Фигура приближалась, и теперь уже не оставалось сомнений – по лесу брела одинокая молодая девушка, сжимая в руках арбалет. Последнее было не очень хорошим знаком. Это оружие Джереми прекрасно знал: стреляет тихо, быстро, а главное, смертоносно. Наверное, незнакомка направлялась на охоту или просто не была глупой, всегда держа при себе заряженное оружие. Впрочем, с такой-то внешностью даже спать нужно было держа палец на спусковом крючке.
Мокрые волосы девушки струились черными волнами, прилипая к коже. Первое, о чем подумал при этом Джереми, было утверждение своей догадки о том, что здесь можно было найти водоем, где можно было напиться, умыться и искупаться. А вот вместе со второй мыслью мужчина скользнул взглядом по майке, облегающей высокую грудь. Наверняка, кожа девушки была еще влажной, и одежда заманчиво липла к ее телу; это не могло не бередить фантазии одинокого путника, месяцами проводящего время в томительном одиночестве.
Джереми мог бы отсидеться в кустах, пока девушка шла мимо, но сын охотника был не из тех, кто прячется, избегая опасности. Точнее, мужчине нужно было преимущество. Всегда могло что-то пойти не так: девушка могла его услышать, она могла вернуться или просто решить залечь в те же кусты, удобные для укрытия; и оказаться с ножом против арбалета совершенно не хотелось. К тому же, два охотника на один лес – это небольшая, но возможность столкнуться снова, поэтому лучше было разрешить ситуацию сразу, а не откладывать на потом, когда судьба могла повернуться к кому-нибудь из них неприятным местом.
Конечно, убивать девчонку Джереми не собирался, но и выныривать из кустов с добродушно-приветливым «Эгей!» было бы глупостью, между прочим, последней. Получить стрелу себе в легкое мужчина не планировал в ближайшем будущем, и без того проблем хватало. Медленно, едва заметно, Джереми положил нож на землю рядом с собой: возиться и запихивать его обратно за голенище не было времени. Сдвинувшись чуть в сторону, чтобы скрыть большую часть своего тела за деревом, мужчина вытащил из-за пояса пистолет.
Черный Вальтер удобно лег в руку, вернув Джереми хоть какое-то преимущество. Чуть прикрыв глаза, сын охотника нажал на кнопку предохранителя. Раздался тихий щелчок. Следом Джереми отщелкнул ударник. Двойной клацающий звук раздался из-за дерева – хороший охотник никогда бы этого не упустил. Конечно, это можно было принять за хруст ломающейся веточки, но отчего-то она же сломалась. Джереми медленно моргнул, прислушиваясь – девушка явно остановилась – и шумно протяжно выдохнул, выдавая свое местоположение.
- Мы же не будем ссориться? – хрипловато-низким голосом проговорил Джереми, не переставая вслушиваться в то, что делает девушка. Пока, кажется, она не двинулась с места. Джереми представлялось, что она стоит, держа наготове арбалет, направив его в сторону раздавшихся звуков. Он и сам держал палец на спусковом крючке, если путница окажется стервой и попытается бесшумно обойти его сбоку.

Отредактировано Джереми (2016-04-23 22:51:01)

0

5

Прикрыв глаза и чуть дыша, Кассандра считала мерные удары своего сердца, вслушиваясь в окружающий лес, одним только слухом познавая и ища источник своего беспокойства. Цепкое сознание бывалой охотницы без труда вырвало из ритмичного шума листвы над головой и стрекота насекомых под пологом густых деревьев отчетливый шорох и механический щелчок, и тут же второй. Определенно предохранитель и затвор огнестрела. Кассандра скривила рот, поморщившись неприятному звуку, резко снижающему ее шансы на успех. В ближайших кустах был человек, человек с оружием. Не смотря на все тактические преимущества и отточенный до совершенства навык владения, арбалет совсем не подходил для стрельбы наотмашь, ввиду относительно долгой перезарядки, конечно же можно было достать из кобуры беретту и уравнять шансы с оппонентом, но Кесси до сих пор не могла дать гарантии по месторасположению цели, толстый ствол клена был и укрытием и препятствием одновременно, а звук выстрела мог привлечь кого-нибудь еще, поскольку еще было неизвестно точное количество потенциальных врагов.
     А вот мужской голос вопрошающего явно улучшил девушке настроение, не смотря на то, что четко дал понять, что её хорошо видят. Мужчина-это всегда отлично. Мужчины слишком самоуверенны и подвластны инстинктам, легко поддатливы и без труда управляемы особенно в умелых руках, таких руках у Кассандры. Девушка расплылась в хищной улыбке, заранее предвкушая сладкий аромат превосходства и победы.   Сколько их таких глупцов встретило свою смерть в нежных объятиях коварной охотницы было и не сосчитать. План действий созрел сам собой.  Стоило рискнуть и выманить свою потенциальную жертву из укрытия, как минимум чтобы уравнять шансы и разглядеть противника,а не теряться вслепую  в догадках о его потенциальной  опасности.
     Выждав паузу в пару минут, Кассандра рассмеявшись вполне весело и нарочито дружелюбно произнесла:
   - Действительно. Чего делить стреле и пуле? Правда? - Охотница явно дала понять мужчине, что прекрасно осведомлена о его возможностях.
     Она на всякий случай заколола волосы одной из своих стрел, припрятав оперение болта влажными прядями (холодного оружия не бывает много, быть может именно ей словно кортиком она пробьет врагу сердце) и медленно вышла из-за ствола, держа арбалет на уровне живота, а палец на спусковом крючке, и всматриваясь в тень за колючими кустами. На таком расстоянии точной пристрелки и не требовалось, достаточно только было узнать габариты и увидеть очертания противника, чтобы произвести смертоносный выстрел.
   - Ну выходи уж коли так- знакомиться будем. Или боишься? - Кассандра игриво фыркнула и качнула бедрами, перенося вес с одной ноги на вторую, тем самым как бы невзначай  давая противнику возможность оценить и заинтересоваться привлекательными формами и блестящей кожей молодого тела, точно сыром в мышеловке. Было просто жизненно необходимо перевести сознание мужчины от чувства самосохранения в область более низменных человеческих инстинктов. В очередной раз оперативницей был сделан расчет на собственную привлекательность, и теперь оставалось лишь ждать реакции и надеяться на ее соответствие плану.

Отредактировано Кассандра (2016-04-24 12:53:55)

0

6

Про себя Джереми крепко ругнулся – все же сон, какой бы он ни был полезный и краткий, смешивал мысли и путал сознание. Почему бы ему, собственно, сначала было не пальнуть пару раз, а потом разбираться? Он ведь увидел девушку задолго до того, как она заметила его, а теперь придется выпутываться из патовой ситуации. Ни один здравомыслящий человек в этом новом мире не опустит первым оружие перед незнакомым человеком. И дело было не в страхе или неуверенности в собственных силах, а трезвости мышления и банальной логике. С другой стороны, патрон сэкономил. Правда, этот патрон теперь мог стоить ему жизни: никто не мог гарантировать, что милая на вид девушка в мокрой маечке и с задорным голосом не пустит в него стрелу просто ради уверенности.
- Правда, - не менее бодро отозвался Джереми, усмехнувшись. Он покачал дулом пистолета, но вылезти пока не решился. Понятное дело, что противостояние могло продлиться часами, пока кому-нибудь не надоест, но что-то подсказывало Джереми о том, что его навыки сидеть в засаде не пригодятся. Девушка, разгуливающая в одиночку по таким заброшенным лесам, и сама была не из простых. Судя по ее возрасту, она была немногим младше мужчины, значит, пережила Великую Смерть, узрев все собственными глазами.
Жизнь научила ее выживанию, обращению в оружием, причем, видимо, до такой степени, что дала возможность избавиться от группы и предпочесть приятное одиночество. В этом они с Джереми сходились. Не без удовольствия мужчина вспомнил, как он и сам блуждал по разрушающемуся миру с товарищами, которые постепенно превратились в подножный корм, помогая Джереми пережить тяжелые времена и суровые зимы. И вот он момент, когда на тот момент еще очень молодой парень остался один, и сладостнее этого события в жизни Джереми еще ничего не происходило.
- Сама посуди, - мерно продолжил Джереми, усмехаясь под нос, - Одинокая девушка, уверенно и безропотно блуждающая по лесу с арбалетом. Мне есть чего опасаться, - спокойно признал Джереми, не стирая улыбки с лица. Если эта незнакомка действительно такая, как он ее представлял, то она многого стоила. Джереми невольно чувствовал к ней уважение и какую-то мимолетную симпатию, какую только мог представить себе социопат, - Я и сам путешествую в одиночку, так что могу себе представить на что ты способна.
Это напоминало переговоры с террористами. Джереми пытался заболтать встреченную девушку, чтобы ее бдительность понизила планку, плюс выигрывал время, чтобы придумать какой-то план. Можно было выстрелить ей в арбалет, постаравшись при этом не навредить ей самой – но для этого нужно было высунуться из-за дерева, и не факт, что она не успела бы выстрелить точно в цель. Все же оружие было достаточно скорострельным, а девушка стояла наготове. Она и так могла пальнуть в любой момент, едва палец вздрогнет от нервов.
На этом основывался второй план – выстрелить куда-то в сторону, чтобы она дернулась и случайно нажала на спусковой крючок. Перезарядка арбалета займет какой-то время, а пока можно было занять более выигрышную ситуацию или вовсе повалить красотку на землю. Третий вариант был совсем романтичным – предложить ей отбросить оружие одновременно. Звучало это так жалобно, что Джереми поморщился, представив исполнение плана. К тому же он не был уверен, что на поясе у девушки не висит какой-нибудь пистолет, который она успеет выхватить, пока он вылезает из кустов.
- Так как поступим, чтобы убедиться, что нам нет резона убивать друг друга в этом чудном подлеске? – Джереми явно посмеивался. Его хрипловатый голос подрагивал от плохо сдерживаемого веселья. Да, даже в такой ситуации, которая могла обернуться ему боком или закончиться летальным исходом, мужчина не переживал. Это противоборство, пускай только на словах, заводило его, он чувствовал азарт. А смерть? Эта старуха с косой часто преследовала его, шла по пятам, таилась в каждом незамеченном ржавом гвозде на полу, сидела в глазах любого хищника, на которого вел охоту Джереми. Рано или поздно все они умрут, оставалось лишь надеяться, что это произойдет быстро и не слишком глупо.

0

7

Кассандра довольно усмехнулась, расплываясь в улыбке и демонстрируя белизну ровных зубов.  Мужчины- такие мужчины, предсказуемые и бестолковые, иногда даже становилось скучно от осознания этого факта. Не прошло и пяти минут, а ее противник уже начал заговаривать охотнице зубы, то ли оттягивая время, то ли пытаясь притупить ее бдительность, то ли просто еще не решив, чего сам хочет от этой ситуации. В любом случае Кассандру это вполне устраивало, "милая" беседа в перекрестье прицелов давала неплохие шансы на вполне "безопасное" разрешение противостояния, ведь до сих пор он не выстрелил, а значит можно было рисковать и дальше, пытаясь взять ситуацию под контроль. Начинать перестрелку совсем не хотелось, не потому что, арбалет проигрывал перед пистолетом, а потому что одно дело, если в случае неудачи ее убьют сразу, и совсем другое-если ранят. Смерти Кесси не боялась, ей даже нравилось дергать костлявую за усы, девушку больше страшила беспомощность и унизительная слабость в глазах более сильного противника. Когда-то давным-давно она дала себе обещание, что никогда не будет молить о пощаде и не сдастся, что никогда не повернется спиной и не побежит, что гордо встретит свою смерть, когда та придет за ней, надменно и с вызовом глядя в ее пустые холодные глаза. Для оперативницы не было ничего ужаснее, чем перспектива корчиться от боли в луже собственной крови и мочи, поэтому Кассандра и неслась грудью на амбразуры, не страшась противников и не сомневаясь в победе, ведь фортуна любит смелых, а жизнь принадлежит сильным. Вот такая простая философия и взрастила в девушке уверенность и дерзость. А удачливость на ровне с  безнаказанностью воспитали наглость и притупили собственное чувство самосохранения, вселяя непомерную веру в собственную исключительность.
      Вот только на этот раз что-то подсказывало, что эта случайная встреча могла обернуться совсем по-другому... Судя по всему мужчина и сам был не промах-осторожен и предусмотрителен, он заметил ее раньше, обозначил себя заранее, лишил явного преимущества, не стал пугать подельниками (присутствия других людей действительно не было слышно, что давало основание верить его слову), да и теперь не торопился выходить, выжидал и провоцировал на действия ее саму, и в его голосе не было страха и неуверенности, скорее наоборот такая же наглость и вера в собственную непобедимость, как и у нее. Хитрый засранец до сих пор имел более выгодное положение и теперь играл с Кассандрой в поддавки. Одно не ловкое движение, одна не верная провокация и лежать Кассандре с дыркой в груди, захлебываясь кровавой пеной и буравя умирающими глазами ясную синеву осеннего неба. Такая смерть явно не входила в планы оперативницы.  Конечно же можно было предложить ему еще тихонько посидеть в кустах, пока девушка уйдет своей дорогой, но это потребовало бы поворота спиной и полного доверия чужой милости, а человек, расхаживающий вдали от людей в одиночку никак не мог быть честен и благороден по своей сути. Оставался только один выход, точнее сказать он один и был изначально: продолжать гнуть свою линию, заманивая и привлекая в сладкую ловушку одинокого и без сомнения истосковавшегося по теплу путника. Кровь охотницы бурлила, в глазах сверкал огонь азарта, пылающий на углях страха и дерзости. Горючая смесь эмоций несла Кассандру вперед, вселяя смелость на грани с безумством, напрочь забивая рассудительность и опасения. Карты розданы-пора играть, победителем окажется тот, чья взятка выше, или тот, кто умеет блефовать лучше. Настало время узнать, кого красавица-Фортуна возлюбила сегодня больше.  Девушка добродушно рассмеялась, точно беседовала за чашкой чая с подружкой, а не болталась в прицеле у непонятно кого.
    - Ну судя по всему, просто так мы уже друг друга не отпустим. Спрашиваешь: как поступим? А что если так! - Кассандра медленна отпустила арбалет, и тот повис на плечевой перевязи аккурат на уровне округлого бедра девушки. Продолжая улыбаться, она провела раскрытыми ладонями вдоль собственного тела, повторяя изгибы груди и талии и задержала руки в области бедер. Этим жестом охотница преследовала сразу две цели: еще раз акцентировать внимание на себе и приблизиться к ножу в ножнах, что крепились на поясе за спиной горизонтально, а не вертикально по обыкновению. Такая позиция позволяла выхватывать нож наотмашь, и наносить им хлесткие удары, не теряя лишних секунд на извлечение оружия.
   - Не уж то будешь стрелять в безоружную? Или все же окажешься хорошим мальчиком и не станешь губить такую красоту? Тебе бояться нечего, по всем позициям я в меньшинстве и уповаю на твою милость.
     Кесси не сводила хитрых глаз со своего противника в колючих кустах, ей было интересно посмотреть, что же из себя представляет тот, кто так не вовремя застал её врасплох и накалил все ощущения до предела? Девушка качнула бедрами и сделала шаг в сторону.

0

8

Джереми усмехнулся под нос – девка была не промах. Она явно дразнила незримого соперника, воздействуя на те же точки, на которые давил сам мужчина. Она пыталась сыграть на его нервах, заставить быстро принять решение и, непременно, ошибиться. Сделать необдуманный шаг, сотворить глупость. К тому же, насколько Джереми мог разглядеть краем глаза фигурку через сучья кустов, незнакомка пыталась воздействовать на него посредством флюидов. Она была привлекательной девушкой, прекрасно знала это. Перед ней в засаде сидел мужчина, почему бы и не попробовать свернуть его мысли в иное русло?
Сын охотника снова усмехнулся. Он, конечно, был здоров и полноценен, и не мог не отметить сексуальность девушки, но сбить с толку его это не могло. Хотя бы потому, что Джереми не был наивной ромашкой; он с одинаковой жестокостью и хладнокровием убивал и женщин, и детей, и стариков – всех, кто мешался ему на выбранном пути. Его не смущала жалость, притягательность или что-то иное. В ситуации, конечно, были и положительные стороны. Девушка опустила оружие, продолжая говорить с ним как-то чересчур весело.
Это совершенно ничего не значило с тактической стороны вопроса. Арбалет все еще висел на плече, и незнакомка могла схватить его в любой момент. Другое дело, что этот маневр моментально лишил бы ее точности, да и отреагировать выстрелом из Вальтера – было гораздо оперативнее. Джереми опять подумал о том, что встречная девушка оказалась не из простых. Не будет простая путница так рисковать, если у нее есть хоть какая-то голова на плечах. А голова была, раз она зашла в одиночку так далеко.
«Метательные ножи?» - подумал Джереми, продолжая рассматривать стройную фигуру, - «Или так уверена в рукопашном бою?». В любом случае, у мужчины ни на каплю не прибавилось доверия к одинокой красотке, и в любом случае (в этом Джереми даже не сомневался), у нее остались сюрпризы. Настало время рисковать. Отсиживаться в засаде шатену надоело, к тому же дела не ждали. Нужно было еще поймать дичь или перекусить тем, что у него было среди бесчисленных запасов.
- Если бы я захотел в тебя выстрелить, я бы сделал это еще при твоем подходе, как считаешь? – рассмеялся он, поднимаясь на ноги, все еще прикрытый стволом дерева, - Просто захотелось убедиться в том, что мы не соперники на этой территории. Я не какой-нибудь там маньяк, - Джереми наклонился, заправляя охотничий нож за пояс, следом отправился и пистолет. Он надеялся, что все эти звуки не напрягут девушку и не заставят нервничать. Теперь он был добрым дядюшкой Сэмом.
- Ну, что же, я выхожу, - предупредил Джереми, действительно, спокойно выдвигаясь из своего укрытия, показывая руки так, чтобы девушка убедилась, что он не прячет никакого оружия. Вся его «угроза» виднелась на поясе – нож, да пистолет. Серый взгляд уставился на девушку, изучая ее мимику, жесты, движения. Он не мог просто взять и поверить первой встречной, доверить свою жизнь в ее тонкие руки. Он всегда управлялся своей жизнью сам, - Вот видишь, простой охотник, - на поросшем щетиной лице образовалась кривая ухмылка.
Теперь, встав, Джереми поразился девушке еще сильнее. Он был немалого роста и порою, действительно, внушал страх только одним своим видом, но девушка оказалась немногим ниже. Возможно, они были даже одного роста – из-за холмистой местности Джереми не мог точно оценить разницу в какие-то пару сантиметров. В любом случае теперь оставалось только напряженно ожидать ответного хода незнакомки.

0

9

Похоже все-таки к одинаковым людям приходят в головы одинаковые мысли.  Тень за колючими кустами зашевелилась и поднялась, видимо ее противник тоже решил рискнуть и окончательно раскрыть себя, либо же приготовил что-то такое, что и представить сложно. В ту же секунду Кассандра напряглась каждой мышцей своего тела, её нервы натянулись в тонкую струну, а сердце замерло в груди. В следующий миг она готова была на всё: выхватить нож и в два прыжка оказаться рядом с жертвой, вскинуть арбалет или взвести беретту и пристрелить оппонента; но расслабленный голос и изрядная доля собственного любопытства удержали её на месте, возможно даже сохранив мужчине если не жизнь, то здоровье точно. Охотница с железным терпением пантеры молча слушала и ждала его дальнейших действий, не стирая с лица довольной улыбки и хитрого прищура глаз, её лицо застыло в этой маске казалось на целую вечность. Мужчина вышел из-за укрытия с поднятыми руками и вполне мирным тоном, с убранным оружием и самоуверенной ухмылкой. В этот момент охотница чуть не присвистнула от приятного удивления- её нечаянная встреча оказалась не так дурна собой, как могла.  Кассандра не скрывая своего любопытства, с легкой улыбкой и с выражением музейного ценителя бесцеремонно и в наглую разглядывала мужчину со всех доступных в данной ситуации ракурсов. Высокий, стройный, складно сложенный, с широкими плечами, острым взглядом и крепкими руками - прямо воплощение девичьих грёз. Нахальная ухмылочка, легкая небритость и скачущие черти в глазах предательски выдавали в нем порядочную сильную сволочь. Именно тот тип мужчин, который по непонятным причинам привлекал к себе девушку, скорее всего как раз-таки своей непредсказуемостью и источаемой опасностью.  Как бы Кассандре самой не попасться на собственную удочку. 
           Вот только теперь возникал вполне логичный вопрос: а что дальше? Вроде оба раскрыты, внешне спокойны и даже почти безоружны, но в то же время опасны как никогда. Такое противостояние могло растянуться еще не на один час, выматывая и поднимая уровень напряженности для обоих. Следовало именно сейчас разорвать этот замкнутый круг, пока у кого-то из них точно не сдали нервы или не кончилось терпение.  Кесси медленно подняла руки и, заложив их за голову, любовно потрепала указательным пальцем оперение стрелы, игриво улыбаясь то ли мужчине, то ли каким-то своим мыслям. Она одарила мужчину еще одним критически оценивающим взглядом и заговорила спокойно и даже почти весело:
      - Вот и увиделись. Что теперь? Будем стоять как два идиота и буравить друг-друга взглядом, боясь совершить резкое движение и надеяться на то, что собственная реакция в критической ситуации окажется лучше? Свободные руки еще не гарантируют безопасности друг друга. Хотя, если бы все-таки сошлись, то мне бы пришлось туго, но и ты бы целым не вышел, - Кассандра перенесла вес с одной ноги на другую, поворачивая корпус вполоборота и демонстрируя широкий охотничий нож на поясе и пистолет: - Но в одном ты безусловно прав. Хотел бы застрелить- давно бы застрелил. Так что может я уже пойду?
      Кассандра нежно улыбнулась и похлопала длинными ресницами, ни дать ни взять- невинное дитя. Не опуская рук и не сводя игривого взгляда с лица мужчины, она плавно, но достаточно уверенно раскачивающейся походкой направилась к дереву, за которым совсем недавно скинула свои вещи.
      - Нам нечего делить, лес большой и места хватит обоим, да и взять у друг друга нечего, а убивать без нужды как минимум глупо. Ну так что заключим перемирие? - Кесси остановилась у клена и вопросительно посмотрела на мужчину:- Ты не против? я за сумочкой своей нагнусь?

Отредактировано Кассандра (2016-04-26 21:39:37)

+1

10

Девушка заметно напряглась, кончики ее пальцев чуть подрагивали как при нервном тике; ей явно хотелось перехватить оружие, чтобы чувствовать себя более уверенной, и Джереми не мог ее в этом винить. Он и сам бы испытал нечто наподобие облегчения, если бы тяжелая рукоятка Вальтера, как влитая, легла в его ладонь. Тем не менее, когда девушка более-менее расслабилась, сын охотника опустил руки, не делая резких движений. Она спрашивала о будущем, но Джереми еще не распланировал все настолько далеко вперед. Он предполагал возможные варианты развития событий, но продолжал ориентироваться на настоящий момент и текущее положение дел. Действовать по наитию было куда выгоднее и удобнее, чем планировать все заведомо, а потом тяжело ошибаться в переменившихся планах.
- Ты меня запугать решила? – усмехнулся Джереми, выслушав совершенно никому не нужную лекцию о том, что случилось бы, если бы они сошлись в рукопашной схватке. Девушка отчасти была права, но лишь отчасти. В большинстве ситуаций, конечно же, ей бы пришлось худо (если брать во внимание одинаковые навыки), ведь Джереми был физически сильнее бывшего «слабого» пола. Но существовал Его Величество Случай. Никто не застрахован от ошибки: Джереми мог глупо споткнуться, солнце ослепило бы его в самый нужный момент или что-то вроде этого. К тому же он совершенно не был уверен, что наработанные отцом и тяжелой жизнью после Великой Смерти навыки были существенно лучше, чем у девушки, которая предпочла одиночные путешествия.
- В этом ты права, убивать друг друга нам не зачем, - согласился Джереми, но после скромной паузы добавил, - Если, конечно, такое не случится совершенно случайно. Ты же тоже собираешься охотиться, и вряд ли будешь выяснять, кто сидит в кустах – я или дикий волк, перед тем, как пальнуть, - он снова усмехнулся. И опять незнакомка была чуточку не права. Если с ней были сумки только с самым необходимым для выживания, то у Джереми был огромный рюкзак, набитый дорогущим барахлом, вперемешку с пакетами наркотиков. Мужчина никогда бы не согласился, что этой хищнице в человеческом обличие не пригодилась бы хотя бы одна вещица из его товаров. В настоящем мире все так и решалось: какая-то мелочь могла решить судьбу несчастного наивного.
- Я, конечно, был бы не против такой рабыни, но я тебе не указ. Бери свою сумку, делай, что хочешь, - рассмеялся Джереми, сверкая серо-стальным взглядом довольно весело, хотя и в глубине черных зрачков продолжала светить опасность. Он не видел причин задерживать девушку подле себя. Хотел было предложить ей совместную охоту, но понял, что она неизменно будет мешаться и раздражать мужчину, просто привыкшего быть одному в течение долгих лет. Единственное, что можно было сделать с ней, это поразвлечься, но пока Джереми не представлял себе, как «закадрить» эту штучку. Ему всегда это давалось тяжело: притворяться общительным, улыбчивым, добрым. Пусть итог стоил того, но потом неизменно болело лицо, не привыкшее так часто напрягать свои мышцы.
- Я отлично знаю этот лес, - проговорил мужчина, - Я в нем вырос. Поэтому мы можем договориться территориально, кто где будет, чтобы не встречаться, - протянул он якобы с легким сожалением. Будто бы не хотел отпускать от себя незнакомку, что было отчасти правдой. Правда, сказав это, Джереми сам услышал, как фальшиво прозвучали эти слова. Ему было далеко до ловеласа Казановы, он был простым охотником.

0

11

"Мирный", если не сказать "милый", разговор и словесный обмен предположениями несколько снизил градус напряженности, переведя ситуацию в разряд почти урегулированной. Оба охотника дружелюбно и добродушно заверили друг друга в отсутствии каких-либо претензий и страсти к необоснованному убийству, по крайней мере на словах и на текущий момент времени. Но теперь перед оперативницей действительно вставал серьезный выбор дальнейших действий, от её следующего тактического замысла зависело многое, если не сказать- всё.
           Кассандра молча стояла и слушала рассуждения своего оппонента, всматриваясь сквозь узкие зрачки серых хладнокровных глаз в черную душу мужчины. Нет...Такой своего не упустит, взбреди ему что-нибудь в голову...Хоть и шла девушка налегке, ей было что терять не считая собственной жизни: оружие, отличные карты и записи с разведданными, пусть и порядком зашифрованными, но очень важными для Горы, чтобы легко с ними расставаться. Цель этой вылазки не нажива, а всего-лишь разведка, через два дня она должна встретиться в условленном месте с напарником и отправиться в обратный путь, но до этой встречи теперь бы дожить... Да и "хвост" ей был совершенно не нужен. На поверхности не любили тех, кто имел большее и лучшее, так что жители Гром-Горы жили не в меньшем страхе, чем все остальные, потому тщательно скрывали свое преимущество перед окружающими. Любой уважающий себя оперативник скорее пошел бы на смерть, чем на раскрытие информации, и перед Кесси теперь стояла задача не только сохранить свою шкурку целой, но и уберечь свои секреты  и тайны всего сообщества. Честно говоря, она бы предпочла встречу с толпой самоуверенных идиотов где-нибудь на улицах Планкинтона, чем вот этого выходца из леса один на один, почему-то он внушал девушке больше страха и опасения, чем большинство ее предыдущих врагов.
    И воспользуйся сейчас она щедрым предложением мужчины и уйди своей дорогой, то точно всё оставшееся время мало того, что ей придется идти быстро и без отдыха, так еще и не факт, что получится оторваться, захоти этот засранец отправиться в погоню. Знание местности безусловно давало огромное преимущество бывалому охотнику, в то время, как чуть отвернись удача от Кассандры- и она, точно загнанный зверь, попадется в его лапы, и тогда уж торговаться никто не станет. Останься же девушка на какое-то время под любым предлогом подле него, то рано или поздно все закончится постелью, тут уж к гадалке не ходи. Не самый плохой вариант, но далеко и не самый безопасный. Конечно тогда она смогла бы прирезать мужчину на пике наслаждения, но не факт, что то же самое не задумает с ней сделать он. Проклятые весы Фортуны никак не хотели смещаться в сторону юной охотницы, продолжая балансировать в напряженном равновесии и наровя все время сместиться в сторону противника. Выбор был небольшой: бежать, надеясь на его милость и свою удачливость или продолжить играть в противостояние личностей, поджидая удачного случая сместить чертовы весы в свою пользу.
     Когда мужчина закончил говорить, Кассандра, за все это время не проронившая ни слова, подняла с земли рюкзак и закинула его на свободное плечо, но вместо того чтобы уйти, развернулась и подошла практически вплотную к охотнику. Рисковать так рисковать до конца. Смелость города берёт. Девушка не колеблясь вытянула руку и ткнула указательным пальцем в крепкую мужскую грудь. Ее зеленые глаза хитрым лисьим прищуром нагло буравили охотника, а на красивом лице заиграла недоверчивая и одновременно кокетливая ухмылочка.
    - Предлагаешь заранее определить мое положение, чтобы было легче выследить и зайти со спины? Хитро. Но пожалуй откажусь. Более того я могу избавить тебя от необходимости тратить силы на охоту. Можешь считать, пойманную мною дичь, скромным подарком в честь знакомства. Я подстрелю себе ещё, - при этих словах Кесси дерзко улыбнулась, но тут же добавила нежно и почти невинно:- Ты же не откажешься от ужина в теплой и дружественной компании, уж коли так настойчиво заявляешь, что мы не враги?
      Как бы глупо со стороны не звучало на первый взгляд предложение Кассандры, но из всех вариантов, оно было самым надежным. Если мужчина окажется хозяином своего слова и на самом деле не будет представлять угрозы, то молодые люди могут вполне неплохо провести время, и так же неплохо расстаться. Если же охотник задумал что-то плохое, то тем более лучше держать его на виду, чем, постоянно оглядываясь, уходить в ночь в чужом лесу, так хоть будет возможность в случае чего продемонстрировать свои зубы и когти на деле.
    - В любом случае выбор за тобой, - Кассандра отняла руку от груди и заложила ее большим пальцем в боковой карман брюк, а четырьмя другими отстучала веселенький ритм по деревянному прикладу арбалета, как бы поторапливая собеседника с ответом и несколько отвлекая его внимание.

+1

12

Джереми не без удовольствия проследил за тем, как его собеседница с грацией дикой кошки, приближается к нему. Она остановилась достаточно близко, чтобы мужчина мог насладиться зрелищем в полной мере. Тонкий палец ткнулся Джереми в грудь. Сыну охотника хотелось рассмеяться от последующего предположения девушки: казалось, они только что выяснили – захоти он убить своего оппонента, он бы сделал это задолго до их мирного разговора. Но смех показался ему неуместным, поэтому Джереми лишь кривовато усмехнулся.
- Звучит привлекательно, - проговорил он низким тоном и чуть подался вперед, чтобы склониться к уху прелестной дамы, прошептав ей, - Не буду врать, я бы зашел к тебе со спины, но с несколько иными целями.
Джереми выпрямился, пропустив короткий смешок. Конечно, взглядом он не уставал следить за руками девушки, которая могла оказаться неженкой и решить опустить чашу весов с надписью «убийство» за такую пошлость. Но отчего-то Джереми казалось, что дама, выжившая после Великой Смерти, перенесшая столько тяжелых дней и выросшая волком-одиночкой давно уже лишилась стыда и застенчивости, как и многие другие женщины.
- Охота – это не трата сил, - тем не менее, привычным, обыденным тоном продолжил Джереми, - Мой отец был охотником, и его отец был охотником, для меня это жизнь, азарт и удовольствие, но никак не трата сил. Хотя предложение твое звучит заманчиво. Я бы хотел посмотреть на то, как ты охотишься, - предложил в ответ мужчина, чуть прищурив глаза. В этом Джереми не лукавил.
Если бы девушка собралась уйти тихо и незаметно, ей стоило об этом просто сказать – охотник не стал бы ее преследовать. Ничего особенно ценного Джереми у нее не заметил. К тому же он не был тупым головорезом, который мог убить девушку только ради вещицы. Для этого существовали торги и обмен. Но девушка знать этого не могла, конечно, поэтому предложила свой вариант, и он показался Джереми привлекательным. Ему хотелось посмотреть, как ведет себя эта дикая кошечка в природе. Как она выпускает когти.
Он преследовал две цели – эгоистичную (дабы усладить свой взор довольно сексуальными сценами женщины-охотницы) и логичную. Конечно же, он хотел посмотреть на то, как владеет его собеседница оружием, какими другими навыками обладает, чтобы собрать побольше информации о ней. Вдруг судьба окажется интересной штукой и сведет их еще раз, возможно, в менее радужной ситуации – вот тогда-то это знание и пригодится Джереми. Узнать сильные и слабые стороны вероятного соперника – это возбуждало не меньше предстоящего зрелища.
- И хотел бы поужинать вместе, - добавил мужчина, покорно опустив взгляд на упругие бедра, по которым девушка отстукивала ритм своими пальцами. Джереми искренне надеялся, что эта красотка не будет глупить. Было бы даже немного жаль убивать такую красоту. Для них обоих было бы лучше спокойно поесть вместе и разбрестись разными дорогами, да больше никогда не встречаться.

+1

13

Непозволительно близкий и приятный мужской голос, так опасно прозвучавший практически над самым ухом охотницы, подло, но метко дернул за пару тонких струн ее воображения и пошлая шуточка прозвучала как вполне реальное предложение. И хоть внешне девушка была по прежнему сильна и спокойна, легкая волна возбуждения предательски пробежалась от самой макушки до пят и свернулась теплой мурчащей кошкой где-то внизу живота. Смотри он сейчас в ее глаза, то наверняка бы заметил не соответствие ширины зрачка яркому дневному свету. Кассандра определенно утвердилась в собственных желаниях, подстегиваемая азартом и опасностью, сквозящей в каждом слове и жесте мужчины, с иронией для себя оперативница отметила собственный немалый интерес и неподдельное желание остаться. Конечно можно было бы сейчас взять охотника нахрапом, а затем уйти,  но пока что его поведение все еще тяжело поддавалось прогнозу, поэтому было более благоразумно придержать собственный пыл в узде и понаблюдать за таким лакомым кусочком со стороны. Когда коварный искуситель все же отстранился и продолжил разговор в более светском русле, Кассандра с внутренним облегчением улыбнулась и отошла чуть в сторону, лишь сверкнув зеленью хитрых глаз и коротко бросив через плечо:
     - Хам и невоспитанный тип.
       В охоте на текущий момент Кассандра не видела никакого смысла, пойманная ею ранее дичь была достаточно крупной и жирной, чтобы ее вдоволь хватило на двух взрослых людей, но все же легким, почти незаметным движением руки вынула широкий охотничий нож из-за спины и срезала с куста достаточно толстую, ровную и длинную ветку. Пока её собеседник восхвалял собственную  охотничью родословную и рассуждал о прелестях совместной охоты, Кесси скинула для удобства с плеча рюкзак и принялась затачивать один конец ветки. Быстро справившись с этой задачей и расщепив тыльную ее часть, она выдрала из крыла гусака средних размеров перо и сделала из него оперение для стрелы, закрепив его собственным длинным волосом. Закончив свои подготовления, девушка вынула металлический болт из арбалета и вернула его на законное место к трем таким же другим под передним блоком оружия, закрепив в ложе импровизированную стрелу.
       - Уж коли тебе мало одного гусака на ужин, то можно достать и остальных. Местная дичь совсем не пуганная, нет необходимости рисковать хорошими стрелами, - Охотница со знанием дела пояснила свои манипуляции с древесиной и ехидно ухмыльнулась: - Вот только соглядатаи на охоте мне ни к чему, "и вряд ли я буду выяснять, кто сидит в кустах – ты или дикий волк, перед тем, как пальнуть", - Кесси картинно передразнила недавнюю интонацию своего оппонента, точь-в-точь повторив каждое его слово, и задорно рассмеялась.
      Она больше не боялась молодого охотника, и продолжающее витать в воздухе незримое противостояние двух сильных личностей, заводило и будоражило кровь не хуже алкоголя. Своеобразная игра в поддавки, ценой за проигрыш  в которой вполне могла стать чья-то жизнь. Тонкий баланс на лезвии ножа, хрупко держащийся на взаимном интересе и крепости обыкновенных слов. Победит тот, кто из них двоих окажется большей беспринципной словочью. Но не смотря на осознание неразумного риска, Кассандру тянуло какой-то невиданной силой в омут этих темных глаз и оперативница явно не спешила убегать, желая все же еще немного потрепать нервы Фортуне и собственной Судьбе.
       Охотница поудобней закрепила рюкзак, отстегнув от него тушку птицы и бросив ее к ногам мужчины, накинула на голову шарф-сетку, пряча блестящие на солнце волосы и красивое лицо в полупрозрачную тень и поудобнее перехватила арбалет.
       - Разводи костер, уж коли сегодня добытчиком буду я, то с тебя домашний уют и теплая постель. И за мной не ходи, под ногами не путайся. Вернусь чуть позже, тут недалеко.
      Девушка подмигнув и дерзко улыбнувшись мужчине, легкой бесшумной поступью направилась к ближайшими деревьям. До озера через лес было чуть больше полутора километров, по охотничьим меркам- совсем детское расстояние.

Отредактировано Кассандра (2016-05-09 13:49:19)

+1

14

Слова, описывающие его как хама и невоспитанного человека, заставили Джереми усмехнуться, да и только. Он был уверен, что джентльменов на этой земле уже давно не осталось. Жизнь выкорчевала бесполезные черты характера, как вежливость и аристократичность.
Перед глазами сразу проплыли картинки воспоминаний. О том, как еще с первой группой, будучи фермерскими мальчишками, они смеялись над Канадой и ее жителями (неиссякаемая тема излюбленного американского юмора). Они предполагали, что даже после Великой Смерти канадцы продолжали в силу своих неискоренимых привычек извиняться перед тем, как ограбить или даже убить человека. Они изображали канадский акцент: «Извините, сэр, но мне придется вас убить. Прошу прощения за беспокойство», - бахвалились и смеялись перед костром, чтобы было не так страшно спать по ночам, когда над головой было только бездонное звездное небо.
Девушка выхватила нож, заставляя мышцы Джереми неуловимо для глаза напрячься. Он понимал, что она делала это специально, чтобы подразнить его, пощекотать нервы кончиком этого острого охотничьего лезвия, но ничего не мог поделать с наработанными рефлексами за долгие годы странствий в одиночестве. Серые глаза чуть прищурились, он с легкой улыбкой наблюдал за охотницей.
Пойти на охоту девушка решила одна. Джереми не видел в этом смысла. Одного гусака было вполне достаточно, чтобы наесться им двоим. Цель этого предложения была иной, но останавливать красотку мужчина не стал. Возможно, она хотела улизнуть, откупившись меньшим, что у нее было – свежим мясом, и Джереми не собирался ей в этом мешать. Пускай уходит, им же двоим будет спокойнее.
В связи с этим охотника раздирали два противоречивых желания. Одно подталкивало Джереми на то, чтобы он поднялся следом и ушел в противоположном направлении. Теперь, точно зная свое местоположение, он легко мог уйти множеством различных дорог в сторону жилых городов. Здесь же, на развалинах бывших ферм, он мог встретить только одичалый скот, чудом выживший после катастрофы. Второе желание исходило не от головы, а от органа пониже живота – оно твердило Джереми о том, что нужно было проследить за охотницей, насладиться зрелищем из безопасного места и «поохотиться» на нее саму в иных, не промысловых целях.
Проанализировав оба этих желания, Джереми понял, что не имеет ни малейшего понятия о том, какое из них весомее. Именно поэтому мужчина принял третье, отличное от тех двоих, желание – остаться и посмотреть, что будет. Он невероятно рисковал, но это только подогревало его интерес. Дождавшись, когда девушка уйдет на достаточное расстояние, Джереми развел костер и приготовил гусака, оставляя его коптиться над углями в ожидании охотницы.
Уже начинало темнеть, и риск для Джереми возрастал. Он был в крайне невыгодном положении – на видном месте, в то время как опасная странница блуждала незримо среди деревьев разросшегося леса. Мужчина решил подождать еще немного, а потом сорваться с места, уходя через бывшие поля, где все просматривалось даже в неясном свете луны.

0

15

Кассандра уже долгое время стояла в тени густого, сумеречного леса и наблюдала за охотником со стороны, мучаясь лишь одним вопросом: что же все-таки заставило ее вопреки всем законам логики и здравого смысла вернуться обратно? Девушка категорически не могла внятно ответить себе на этот вопрос. Почему она не ушла через лес, мимо озера в сторону большой дороги, ведь она была более чем уверена, что ее случайная встреча не следит за ней? Вместо этого Кесси, как послушная девочка, вернулась с добычей и теперь терзаемая сомнениями нервно водила пальцем вокруг спускового крючка. Оставался еще один последний шанс избежать всех потенциальных проблем, а именно- застрелить его к чертовой матери и наконец-то, вздохнув с облегчением, уйти своей дорогой. Но какой-то незримый коварный бес вселился в юную охотницу и напрочь оборвал все струны благоразумия и здравомыслия и на одних лишь инстинктах подталкивал ее в опасный омут. Неужто ей, такой сильной и независимой, не хватает мужиков на базе? Конечно хватает - каких там только нет: и скромные , и дерзкие, и тихие, и умные- выбирай кого угодно, и всё будет у твоих ног. Вот только таких загадочных нет, таких по-настоящему непредсказуемых и опасных диких зверей, точно этот сукин сын. Кассандру словно мотылька тянуло к черному пламени его глаз, заставляя забывать о самом главном, о чувстве самосохранения. Его широкие плечи, отточенные уверенные движения, хладнокровный взгляд, надменная ухмылка и разящая за версту самоуверенность влекли и манили к себе, вселяя странное желание возобладать над ним, победить и оказаться сильнее. И почему же этот гад сам не ушел прочь, когда ему предоставлялась такая возможность? Неужели не сомневался, что оперативница уйдет своей дорогой сама, или все-таки, что непременно вернется обратно? На этот вопрос у девушки тоже ответа не было.
    Но чем, собственно говоря, не шутит черт? Откинув прочь все свои опасения, на минуту пойдя на поводу у своих слабостей и доверившись воле слепого случая, Кассандра коротко предупредительно просвистела и вышла из укрытия на свет костра. Дав пару минут мужчине разглядеть ее получше, девушка не спеша, мягкой походкой, слегка виляя крутыми бедрами подошла к костру и бросила к его ногам еще одного жирного гуся. Не спуская с охотника смеющегося взгляда, Кесси скинула рюкзак и присела на бревно, аккурат напротив мужчины. Откинув с головы шарф и подставляя свету от огня свое прекрасное лицо, девушка довольно улыбнулась и проговорила мягким, шелковым голосом:
   - А у тебя тут уютненько. Скучал по мне?
  Яркие языки пламени отражались в широких зрачках охотницы сотней игривых искр, добавляя ее лицу загадочности и интриги. Нет, он определенно ее не тронет, до утра точно. Сомневаться не приходилось: их обоих раздирали одни и те же страхи и желания. Начался новый виток опасной и завораживающей игры, ценой в которой по прежнему оставалась чья-то жизнь и возможно несказанное удовольствие. Кассандра игриво повела бровью, не сводя испытывающего взгляда с мужчины, внутри нее начинал разгораться собственный маленький костер эмоций и страстей.
    - Ну, хозяин, угощай путницу, будь добр.

Отредактировано Кассандра (2016-05-23 13:20:41)

0

16

Она все-таки вернулась. Джереми было сложно сказать, был он удивлен или нет. С одной стороны, новая знакомая могла просто-напросто выпустить арбалетную стрелу из темного укрытия, дабы избавить себя от сомнений и излишних переживаний. Ветки кустов легко бы пропустили маленькую стальную смерть, разящую своим острием. С другой стороны, где-то в глубине души Джереми знал, что она этого не сделает. Не предполагал, а именно знал, хотя и не мог логически объяснить это свое утверждение.
Высокая темная фигура отделилась от черноты леса, как тень от стены, и направилась к нему. Джереми чуть прищурился, опустив ладонь на пистолет, готовясь выхватить его в любой момент и применить по назначению. Но через минуту он узнал в сумерках Кассандру и повернулся лицом обратно к алым углям, едва освещающим его сидящую фигуру. Еще через минуту рядом с ним на землю шлепнулся дохлый жирный гусь, заставив Джереми усмехнуться. Добыча была очень хорошей, из-за возраста птицы и обилия подкожного жирка его плоть обещала быть нежной и сочной.
- Нет, - отозвался Джереми, чем, возможно, огорчил девушку, но тут же добавил, - Тешил себя фантазиями о том, как ты охотишься. Было не до скуки, - это было чистой правдой. Руки споро делали свою работу, свежевали тушку, подвешивали ее над костром, а мысли блуждали далеко и акцентировались на мускулистых подтянутых бедрах Кассандры, крадущейся по лесу с оружием за новой жертвой. Как жаль, что Джереми так и не довелось этого увидеть. В этом новом мире было огромное преимущество – сильные самодостаточные женщины. Как выяснилось, такие возбуждали мужчину сильнее всего.
Впрочем, изнеженные девочки давно уже погибли в силу своей инфантильности или же остались под прикрытием более сильных личностей сего мира. Но, как считал Джереми, ненадолго. Рано или поздно до них бы дотянулся естественный отбор, деспотично правящий на территории современной Америки.
Кассандра села напротив так, что Джереми отлично видел ее лицо, едва подсвеченное оранжевым светом. Он улыбнулся, достав крепкий охотничий нож, отрезая от чуть скворчащей тушки приличный кусок. После охоты наверняка хотелось есть. Наколов мясо на кончик ножа, Джереми протянул его невольной собеседнице, якобы позаботившись о ней, а затем отрезал кусок дичи себе, пачкая руки в стекающем горячем жиру.
- Сейчас сделаем еще уютнее, - пробасил Джереми, поднимаясь и чуть отходя в сторону. Нарвав широких чистых листьев, мужчина уложил на них горячее приготовленное мясо, снимая его с углей. Сдув серый пепел, снегом покрывший кострище, Джереми подбросил тонких веточек, чтобы молодое пламя игриво разгорелось вновь. Откусывая чуть жестковатое мясо, не без удовольствия кстати, охотник аккуратно выложил более крепкие ветки, разводя потухший костер вновь. Теперь их лица ярко освещались желтым пламенем.
- Так лучше? – спросил Джереми, усаживаясь на свое место вновь, чуть вытягивая ноги в сторону от кострища. Стало, конечно, жарковато. Осенние ночи еще хранили тепло, накопленное за долгое американское лето. Но Джереми было ровным счетом плевать, особенно сейчас, когда напротив сидела красивая девушка, которая не пыталась его убить и которая накормила его сытным ужином. Доверия это, конечно, не прибавляло, а вот возможности в голове Джереми уже ширились.

0

17

Кассандра молча с интересом наблюдала за мужчиной, за его точными, размеренными движениями без малейшего намека на нервозность или суету, за его плечами и руками, широкими ладонями и крепкими бедрами. Смеющаяся полуулыбка не сходила с её лица ни на минуты, а ясные глаза искрились заманчивым огнем, отражая кружащиеся  веселым хороводом в ее голове  самые откровенные мысли. Жирная, горячая гусятина приятно приласкала вкусовые рецепторы и немного притупила чувство голода, освобождая приоритетное место желаниям иного толка. Разгорающийся костер добавил своей интригующей красоты сгущающейся ночи, раскрасив всё в желто-оранжевые полутона, преломив линии и внеся приятные нотки загадочности и тайны.
        Кесси, с удовольствием доев угощение, медленно и задумчиво слизала остатки жира с каждого пальца своей руки начиная с мизинца, и не торопясь плавно поднялась с места. Она широким полукругом, откровенно покачивая бедрами и не взяв с собой оружия, обошла костер и вплотную приблизилась к охотнику. Перешагнув на половину через его вытянутые ноги, оперативница оказалась так близко, что небритое лицо хозяина костра, пожелай он того, легко могло бы коснуться плоского живота своей гостьи. Девушка замерла, в довольной улыбке слегка разомкнув губы. Ей доставляло отдельное удовольствие смотреть на мужчину сверху, прекрасно осознавая всю опасность и преимущество такого положения. Если бы она захотела, то легко могла бы воткнуть нож в широкую спину или с колена сломать щетинистую челюсть, а если бы он хотел ее смерти, то спокойно мог бы сбить с ног или воткнуть лезвие в бедренную артерию. Прекрасная патовая ситуация возбуждала и щекотала нервы, еще больше затягивая настырную девицу в опасные сети. В конце концов охотница вернулась к нему не разговоры же разговаривать, а с конкретно известными целями. Так к чему же врать себе и ему?
    - Да. Ты прав. Так значительно лучше, - с легкой усмешкой проворковала Кассандра.
      Жар от костра приятно грел девушке спину, а горячее дыхание и дерзкий взгляд охотника обжигали ей живот и грудь. Хотя скорее в этой игре ему была уготована роль жертвы. Легким движением, не растягивая ненужные заигрывания (только откровенный идиот не понял бы ее намерений), коварная соблазнительница сняла с себя футболку, без ложной скромности и тени смущения представ в полной красе обнаженного торса. Оранжевые всполохи огня трепетно плясали по ее коже, выгодно оттеняя самые изящные и округлые изгибы. Тонкие пальцы скользнули по собственному телу и замерли на пряжке ремня.

0

18

С ужином было покончено, и Джереми незатейливо вытер руки о майку – все равно собирался переодеться к следующему дню, этот наряд уже конкретно пропитался потом и забился пылью. А следующим утром предстояло самое нелюбимое для мужчины дело – стирка. Даже походная жизнь не смогла отучить мужчину от чистоплотности, навязанной родителями в детстве. Сперва он не сильно следил за личной гигиеной: ребенок, оставшийся сиротой в столь раннем возрасте, был попросту ошарашен сложившейся ситуацией, ему было совершенно не до того, чтобы вспоминать о чистке зубов и о том, что перед едой нужно мыть руки. Но заработав свой первый грибок на стопах, а также ужасающий зуд в промежности, пришлось возобновить былые привычки. Конечно, всякая дрянь то и дело прилипала к растущему страннику, но хотя бы от холеры не умер, как некоторые давние знакомые.
Джереми проследил взглядом за грацией дикой кошки, с которой поднялась его собеседница, и бурные фантазии про охоту вернулись к мужчине. Девушка еще не обогнула весело трещащий костер, а уже стало понятно, зачем она направляется к нему. Оружие осталось сиротливо лежать в стороне, в глазах высокой, длинноногой красотки не было угрозы. Она могла быть трижды превосходным лицедеем, но так натурально прикрывать кровожадность похотью еще никто не умел. Джереми прекрасно понимал эти позывы – удовлетворение своих естественных потребностей было столь же важно, как и пища, и питье. Порой эта тяга была куда сильней самого сильного голода, даже выть хотелось.
Упругие бедра, затянутые в ткань штанов, оказались по обе стороны от Джереми, и тот кривовато улыбнулся: теперь ему даже не хотелось менять эту позу. Казалось, что сейчас ничего не прельщает больше, чем желание усадить красотку на себя, характерно вскидывая бедра и любуясь меняющимся выражением девичьего лица. Перед стально-серым взглядом предстал подтянутый живот: Джереми был уверен, прижмись он к нему лицом, почувствует твердость каменного пресса. И разоблачение догадки не заставило себя долго ждать. Стрельнув блестящим взором, девушка принялась стягивать с себя майку, оголяя торс.
Закаленные суровыми условиями жизни в Новом Мире мышцы красиво напряглись под тонкой кожей живота, привлекая внимание. Если честно, прошло уже достаточно времени без женщины, чтобы Джереми послал все к чертям и остановился на мысли о том, что смерть в руках этой соблазнительной охотницы не слишком расстроит его. По крайней мере, он умрет счастливым, хотя и со свернутой шеей. Наверное, это не очень приятно, но отчего-то (и сложно было не догадаться отчего) мысли о соперничестве, смерти и прочих кровожадных штуках медленно, но верно покидали растрепанную голову Джереми.
Обхватив сильными пальцами бедра девушки, Джереми не удержался, прижимаясь горячими губами к животу охотницы. Припал и через пару мгновений усмехнулся, грубая жесткая щетина, наверное, неприятно царапнула кожу. Конечно, странница по факту не могла быть изнеженной, но приятного все равно было мало, наверное. Отстранившись, Джереми принялся расстегивать штаны девушки, но закончив это нехитрое дело, продолжать не стал, а принялся за свою майку – давно пора.

0

19

Точеные брови охотницы игривой дугой подскочили вверх, и на лице появилась довольная полуулыбка в тот момент, когда мужчина жадно припал губами к ее животу, приятно обжигая нежную кожу жаром поцелуя и колкостью щетинистых щёк. В голове Кассандры пронеслось сладостное и победоносное: "Да-а, милый. Ты- мой!" Его серый, хитрый взгляд и похотливая ухмылочка в совокупности с уверенными движениями рук не оставляли ни малейшего сомнения в сути надвигающихся событий. Яркие всполохи костра весело плясали на лицах и телах случайно встретившихся путников, расскрашивая интригующими полутонами и внося свой таинственный мотив в эротическую игру двух сильных людей. Его оголенный, крепкий торс пестрил следами жестокости Нового мира, привлекая и завораживая грубостью форм сознание девушки. Она с горящим азартом коллекционера рассматривала с высоты немалого роста свою новую, интригующую жертву. Шрамы на грубом, загоревшем теле, небритое лицо и жесткие, забитые пылью волосы резко контрастировали с её молочно-белой, бархатной кожей и мягкими локонами, только усиливая эффект притяжения и обостряя ощущения молодой охотницы.
       Такие мужчины, как он, опасны по своей сути, опасны и жестоки, поскольку повидали в жизни многое, зачерствели и телом и душой, заколились в холоде, суровости и кровожадности Нового мира и приобрели подобную окончательную, почти идеальную форму хищника в человеческом обличии. Такие личности привлекали Кассандру больше всего именно своей неприступностью, источаемой опасностью и тонкой гранью между удовольствием и риском для жизни.
      Мягкие ладони сами легли на растрепанную голову охотника, утопая пальцами в непослушных, жестких волосах и притягивая его ближе к себе, к слегка напряженному от разгорающегося возбуждения животу. Соблазн обезопасить себя уверенным движением ножа отошел далеко на второй план, освобождая законное место азарту и охоте иного плана. И внешность и поведение её случайного противника сулили удовлетворение самых скрытых фантазий охотницы. И лучше бы мужчине оправдать её надежды.

Отредактировано Кассандра (2016-07-14 11:22:04)

0

20

Возбуждение накатывало тягучей, приторно сладкой волной, ударяя в голову так, что та становилась ватной. Секс – это слабость. Потворствуя этой слабости, ты становился беспомощным; но кто мог отказаться? Джереми точно не собирался лишать себя этого животного, простого удовольствия. Он подчинился требовательным рукам охотницы, прижимаясь лицом обратно к плоскому животу девушки. Кожа была нежной, лишенной заметных белесых рубцов, как свидетельства тяжелого выживания или сражений. Она была мягкой, как бархат – и это не могло не остаться незамеченным. Джереми скользнул губами выше, оставляя за собой розовеющую полосу раздражения на его жесткую щетину подбородка.
Воздух сквозь ноздри сплюснутого о тело девушки носа проходил с тягостным сипением, отчего Джереми еще больше напоминал какое-то дикое неприрученное животное. Сильные руки на миг прижали охотницу ближе к своему обнаженному торсу, а через это мгновение принялись стаскивать натянутые на бедрах брюки. Он жадно целовал высокую упругую грудь, не прикрытую более никакой тканью, и слушал как тихое дыхание темноволосой бестии мелодично сливается с естественными природными звуками леса, застывшего за спиной. Черные стволы деревьев замерли величественными исполинами, едва шевеля листвой.
- Ты чертовски везучая, - прошептал Джереми, как будто кто-то мог их двоих услышать в этой заброшенной всеми богами пустоши. Череда поцелуев продолжилась, и крепкие грубоватые ладони стиснули упругий зад девушки, освободив его из плена брюк. – Не заполучить себе никаких «памятных подарков» от нашего долбанного мира…
Мужчина кратко усмехнулся, проводя широким движением по обнаженной коже бедер охотницы, направляясь пальцами к собственной ширинке. Он поднял взгляд, сталкиваясь им со взором девушки, и расстегнул молнию. Его замечание было очень интересным и заставляло задуматься. Пятнадцать чертовых лет на этой планете царил настоящий хаос, не оставивший в стороне ни единую душу. Огромная часть людей просто погибла, сломавшись под напором суровой действительности. Выжившие неизменно пострадали, сильно или слабо – все они хранили за душой нестираемую отметину Нового Мира.
Эта девушка была, действительно, счастливчиком, как выразился Джереми, если ей удавалось избежать всего, что готовил им этот мир каждый день в течение долгих лет. Или же она что-то хорошо скрывала. Конечно, к истинной причине в своих кратких размышлениях Джереми и отдаленно не подошел, но «собеседница», определенно, стала представлять куда больший интерес. Как у нее получилось сохранить эдакую изнеженность или ухоженность (мужчина даже не мог подобрать верного определения), канувшую в лету десятилетие назад? Неужели абсолютно все головорезы и подонки, встречавшиеся на пути, оказывались в подобном сексуальном рабстве, как и Джереми, плененные внезапной красотой?
Если честно, охотник был готов в это с радостью поверить, распаляясь все сильнее с каждой пролетающей мимо секундой. Вероятно поэтому он не захотел ничего знать – ни искусной лжи, ни правды, какой бы она ни была.

+1

21

Теплая сентябрьская ночь по-хозяйски окутывала густой лес непроглядной пеленой своего плаща, и точно так же услада и неимоверное вожделение заволакивали ясную голову охотницы, притупляя все остальные чувства и мысли, оттеняя и отдаляя реальность всего остального мира куда-то за грани соблазняющего волнения и трепета. И лишь яркие всполохи костра бессердечно рвали и прожигали умиротворяющий наряд сумрака, неустанно вырывая из темноты полураздетые тела и щедро разбрасывая вокруг крошечными фонтанчиками тонкие искры. Ее трофей, ее прекрасная жертва и притягательно опасный мужчина сам шел в ласковые, коварные руки дерзкой волчицы, чуть предугадывая настроение девушки и суля долгожданное удовольствие каждой игривостью серого взгляда и уверенным движением грубых пальцев на молочной коже. Кассандра невольно с легким придыханием выдохнула и блаженно прикрыла глаза, когда надменная ухмылка мужчины заиграла чередой поцелуев по мягкому животу и груди, невольно вынуждая напрягаться точно натянутая тетива все мышцы стройного тела девушки под жгучим касанием колючей щетины. Ее пальцы по-прежнему нагло гуляли по широким плечам охотника, любовно ощупывая каждый рубец и каждый рваный шрам на каменном торсе, плечах и шее. И откуда только родилась в столь прекрасном создании такая неутолимая страсть к грубым, сильным и непокорным мужчинам? Почему именно этот зверь в человеческом обличии так притягивал Кассандру, вопреки здравому смыслу и чувству собственной безопасности? Нет. Это слишком сложные вопросы, чтобы занимать ими голову и этот вечер, тем более теперь, когда сильные руки уже стянули с ее крепкого зада так мешающую ткань и впились в притягательные округлости уверенной хваткой. Охотница поймала на себе его все еще холодный и надменный взгляд и расплылась в довольной улыбке. Его глаза и самодовольный вид заставляли Кассандру мелко дрожать и желать близости еще больше. Девушка усмехнулась его словам и нараспев мелодично проворковала в ответ:
- Нееет... Это ты счастливец...Получить в руки такое сокровище... Не разочаруй меня.
   И как будто в подтверждение своих слов Кэсс наклонилась к самому лицу охотника, чуть потянув одной рукой его голову назад и скрывая улыбку мужчины под своими мягкими губами, вовлекая его в продолжительный и уверенный поцелуй, призванный лишь затем, чтобы позволить беспрепятственно дотянуться до собственного ботинка. Конечно тут можно было бы достать из-за голенища нож и дать свободу тягучей крови цвета переспелой вишни точным движением холодного лезвия по горлу противника и тем самым довести до вполне логичного конца их маленькое противостояние. Но нет, не в этот раз. Сейчас у порядком изголодавшейся до ласки хищницы были совсем другие планы на свою притягательную жертву и намерения на эту теплую, осеннюю ночь в гостеприимной тишине шуршащего леса.  Она быстро, но без лишней спешки и суеты сняла с себя ботинок и до конца спустила брючину, освобождая от столь напрягающего плена плотной ткани стройную ногу. В следующее мгновение та же участь постигла и второй ботинок вместе с еще остававшейся на девушке одеждой. Охотница легкой усмешкой прервала поцелуй, с заигрывающей наглостью провела губами по рту и носу мужчины и  выпрямилась во весь рост, расправив плечи и предоставляя возможность рассмотреть себя во всей красе. Зеленые, игривые глаза  ни на секунду не желающие отрываться от грубого лица мужчины сверкали едва ли не ярче мирно потрескивающего за спиной костра, и бархатная кожа, обласканная и расцелованная пляшущими всполохами, отливала всеми оттенками оранжево-желтого пламени, и белозубая, завлекающая улыбка на утонченном женственном лице. Кассандра нисколько не сомневалась, этот вечер - лучшее, что он мог увидеть и встретить в их жестоком и холодом мире, так пусть же запомнит всё хорошенько. Осознание своей собственной привлекательности возбуждало и волновало юную охотницу ничуть не меньше, чем сам объект ее неконтролируемого влечения. На краткий миг она замерла и затаила дыхание, точно дикая пантера перед прыжком, в ожидании следующего движения своего "собеседника".

Отредактировано Кассандра (2016-09-07 21:07:48)

0

22

«О, женщины, вам имя – вероломство», - как было писано еще тогда, когда моральные устои не были погребены вместе с большинством населения мира. Кажется, сейчас настало правильное время, чтобы переписать эту цитату и наполнить ее иным смыслом. Глядя на охотницу, слушая ее тонкий шепот, Джереми бы проголосовал за «коварство», «самовлюбленность» и, конечно, «необыкновенно сильное желание любой женщины все на свете усложнять». Секс – это просто секс, физическая разрядка, к тому же довольно грязная и, в условиях отдаленных от романтических, не шибко красивая. Но женщине – не важно какой (пожалуй, исключая только редких проституток) - обязательно нужно было сделать из этого что-то стоящее.
За долгие годы путешествий по разным городам, Джереми наслушался подобных фраз с лихвой. Это была уже далеко не первая просьба «не разочаровать». Она валялась в глубокой копилке с себе подобными: «будь осторожен», «будь нежнее», «ты уже уходишь?», «ты еще придешь?» или, что заставляет вздрогнуть всем телом, «ты меня любишь?». Слыша подобные невинные просьбы или якобы застенчивые вопросы, мужчинам остается лишь сжимать зубы, натягивать на небритые лица хоть какую-то улыбку и терпеть все, что учинят женщины, чтобы, наконец, получить свой заслуженный, честно заработанный секс.
- А ты меня не разочаруешь? – смешливо проговорил Джереми, сверкая серыми, как сталь, глазами. Легкие шутки, пусть даже и не отличающиеся искрометностью, всегда спасали. Не сидеть же сопящим возбужденным придурком, который, судя по виду, действительно, собрался стараться изо всех сил, чтобы не разочаровать случайную встречную. Как будто ему было какое-то дело, какого мнения о нем останется красотка. Уж он-то точно не будет недоволен. Ухоженное тело, будто из журналов давно забытого прошлого, было чертовски соблазнительным.
Вместо ответа на шутливый вопрос, девушка решила продолжить линию своего поведения и наклонилась за поцелуем. Джереми усмехнулся, в мыслях раздался его собственный смех: «Вот и начинается твое разочарование, красотка». Чуть улыбаясь кончиками губ, мужчина ответил на поцелуй, скользя ладонями по обнаженному телу партнерши. Приступ веселья возник по естественной, простой и понятной причине: вряд ли Джереми умел целоваться как герои книжных романов. У него не было девушки, с которой бы он в свое время гулял под луной за ручку и практиковал данное занятие, да и вообще мужчина не любил все эти сопливые проявления чувств.
Ему до сих пор было не сильно понятно, в чем радость обмениваться слюной с первым встречным человеком? Но, очевидно, для девушек, опять же, это имело какое-то особое значение, о котором знали только они, и ради разгадки этой тайны Джереми не был готов распрощаться со своими яйцами.
Всему в итоге приходит конец, и, кажется, настоящее действо, ради которого все и затевалось, стало значительно ближе. Девушка выпрямилась и отошла на пару шагов, чтобы показать себя во всей красе. Обнаженная стройная фигура смотрелась крайне сексапильно на фоне темного неба и алых всполохов огня. Чуть наклонившись, не сводя темнеющего взора с охотницы, Джереми стянул с себя джинсы и сапоги, роняя на землю нож и, кажется, даже не замечая этого. Возможно, завтра, если девушка оставит его в живых, он снова задумается о безопасности и потеряет волшебное доверие, возникшее в эту ночь, но сейчас мужчина с радостью нырял в пучину природного, естественного очарования кажущегося нежным существа напротив. Джереми протянул руки ей навстречу:
- Ты идешь?
Тащиться за одеялом, чтобы расстелить на земле, было откровенно лень, да и определенный орган в организме Джереми был визуально заметно против этого. А укладывать девушку с такой шелковой кожей на камни, ветки и листья было не то что бы жестоким, но вряд ли бы понравилось своенравной охотнице.

0

23

В их огромном и малоприветливом мире все еще существовало много замечательного и приятного, не смотря на жестокие нравы и разрушенную цивилизацию: свежий воздух, тенистые леса, освежающие водоемы и свежая пища. Но вот чего в нем действительно катастрофически не хватало, так это качественных и достойных любовников. Условно всех мужчин в окружении Кассандры можно было разделить на две группы:  сволочи и подонки, стремящиеся с противным пыхтением и слюной у рта прежде всего удовлетворить свои низменные желания, и  мягкотелые слюнтяи и нытики, боящиеся даже сделать шаг и заявить о своих намерениях, не говоря уже о попытках привлечь и покорить. Прочих же психов, извращенцев и наркоманов она и вовсе за мужчин не считала. Хотя стоит заметить: первые надолго не задерживались и даже не имели радости зайти достаточно далеко, вовремя хладнокровно и без лишних слов получая либо меткую стрелу в лоб, либо острое перо под ребра. Вторых вполне хватало в убежище, но даже те немногие, которых можно было выбрать из группы, быстро надоедали или вовсе разочаровывали не в меру разборчивую девицу. И когда на тернистом пути оперативницы встречались такие темные самородки, как этот самоуверенный, источающий опасность и спокойствие тип, что по плохо объяснимым причинам внутренней мощью и дерзостью тянули к себе точно магнит, девушка безрассудно теряла столь дорогую способность толком контролировать свои желания и страсти, и стремилась к ним, точно ночной мотылек к обжигающему свету костра. Таких мужчин хотелось всенепременно заполучить в мягкие объятия, полностью и без остатка насладиться их животной силой, не смотря на все риски и угрозы для жизни.
     Вот и теперь Кассандру  безудержно и неумолимо тянуло к охотнику, чтобы в руках настоящего мужчины (в том странном понятии, что с детства владело душой и грезами охотницы), властного, самодостаточного и при этом умного и нежного, способного по достоинству оценить и усладить ее прекрасное тело и ненасытный разум, на короткий миг ощутить себя слабой, безмерно желанной и прекрасной женщиной. Очень тонкая грань между удовольствием и смертью, по которой до конца мог пройти не каждый выбранный Кассандрой счастливец: даже полностью обнаженная она по-прежнему была достаточно опасна и жестока и вполне могла справиться с подобным зверем с помощью рук и каленой стрелы в волосах.
    И пусть слияние их губ оказалось не столь трепетным и страстным, как желала охотница, оно все же не переросло в неконтролируемую спешку и хаотичность движений. Ее партнер, судя по всему, на самом деле не был дураком и не стремился разрушить момент, лишним, необдуманным движением спугнув настрой и намерения разгоряченной девицы. Кассандра еще раз оценила все внешние прелести мужчины, не стесняясь скользя по обнаженному телу игривым взглядом, и с коротким вздохом ценителя прекрасного на приоткрытых губах плавно вложила тонкую руку в широкую, мозолистую ладонь. Всего пара коротких, изящных шагов аккуратных розовых ножек по жесткой подстилке леса, и вот уже гибкая дикая рысь точно домашняя кошка, мурча и довольно улыбаясь, опустилась на колени своего кавалера, уверенно пробежав тонкими пальчиками из ладони вверх по крепкой руке на шею, обвивая последнюю дорогим ожерельем девичьих объятий. Зеленый омут вплотную встретился с серой бездной, и краткий дрожащий шепот покинул налившуюся возбуждением, точно спелое яблоко соком, грудь в тот момент, когда она самозабвенно и нежно прижалась к мускулистому, щедро украшенному шрамами торсу.
   - Да-а-а...
И хотя Кассандру уже начинало довольно заметно разбивать мелкой судорогой от вожделения, девушка не торопилась ускорять процесс, желая получить законное наслаждения от каждого момента этой странной, но такой завораживающей игры. Она крепко обхватила колени и бедра охотника своими ногами, настойчиво прижимая упругое мужское естество собственным лоном к его же животу и слегка прогибаясь в спине, отчего все округлости стройного тела приобретали еще большую рельефность и привлекательность.
   - Потанцуем?

0

24

Встреченная девица выводила из себя. Она дразнила, завлекала, манила, соблазняла, но сладостного продолжения все не наступало. Джереми оставалось лишь осматривать ее аппетитную фигуру, занимаясь мысленно тем, чем должен был уже давно заняться физически.
Охотница оседлала его бедра и вновь принялась оттягивать момент. Мужчина мог поклясться, что его яйца на тот момент весили не меньше шести-семи фунтов. Еще немного и возбуждение начнет причинять боль.
Джереми понимал, что после такой длительной красивой прелюдии, секс будет невероятно ярким, но столь же стремительно быстрым. Впрочем, может, это было и к лучшему? Ночь еще не была слишком долгой, и охотник хотел спокойно поспать часа три, а то и четыре, чтобы встать с первыми лучами рассвета.
- Я не против, - хрипло отозвался Джереми на веселое предложение девушки, обхватывая ее бедра ладонями и заставляя ее двигаться в непосредственной близости от его тела. Прикосновения женского лона к твердому как камень мужскому началу давали временное облегчение, посылая по телу электрические разряды. Но этого было мало.
Через какое-то время Джереми скользнул руками по упругим ягодицам девушки, приподнимая ее и направляя. Придержав свой член, мужчина, наконец, скользнул внутрь трепещущего женского тела и замер, выдохнув через стиснутые зубы. Ощущение было сродни тому, как если бы он голодал месяц и был уже готов на любую дохлую крысу, но на пути попался бесплатный ресторан, оцененный непредвзятыми критиками. Вот Джереми вошел в него и теперь захотел насладиться каждым блюдом, представленным в изысканном меню, какое только поместится в его желудке.
Он поднял лицо, посмотрев в глаза Кассандре, фиксируя ее взглядом, преисполненном желанием, наслаждением и животной яростной страстью. И на этом моменте начал свои бесхитростные движения, доставляющие удовольствие им обоим. Джереми хотелось бы отомстить, растянуть неторопливый темп, измучив девушку так же, как страдал он несколько минут назад, но это было непосильно для мужчины. Толчки ускорялись, сохраняя свой педантичный ритм. Сильные руки держали охотницу в своих стальных тисках, излучая поддержку и опасность одновременно.
Однообразие наскучило, и Джереми резко перевернулся, едва успев подтянуть к себе, кажется, собственную рубашку, чтобы усадить на нее девчонку, быстро возвращаясь в нужную позицию.
- Ты уже разочарована? – прошептал охотник, сверкая темными глазами, и едва закончив фразу, сделал крепкий толчок бедрами и кривовато улыбнулся. Будучи сверху, и без того немалая уверенность в себе поднялась до небес. Конечно, с таким-то упором в землю, логика подсказывала, что он был в большей опасности, но разве в такие моменты кто-то включает голову?
Вот и Джереми наслаждался простым моментом между стройных девичьих ножек, раскинутых для него. И это было прекрасно.

+2

25

Кассандра издевалась и дразнила не его, а себя. Растягивала игру и отдаляла как могла то самое желаемое, ради которого она вообще вернулась к опасному страннику, доводя до верхней точки предела собственное желание и трепет перед предстоящим действием. Как будто маленькая девочка, получившая наконец долгожданный подарок и не спешащая разорвать упаковку в благоговении и ожидании долгожданной встречи, охотница с нескрываемым содроганием льнула бархатным животом и лоном к его грубым формам и испещренному шрамами телу, будоража собственное воображение представлением грядущего.  Мужчина блеснул самоуверенным взглядом и принял ее игривое приглашение, крепкой хваткой забирая роль первой скрипки себе, уверенно ведя и задавая темп их совместному танцу. К большому удивлению и нескрываемому удовольствию оперативницы, охотник оказался терпелив и спокоен во всем, как грамотный хищник, выверенным шагом подстерегающий свою жертву, выжидающий тот самый момент, чтобы не спугнуть добычу и не промахнуться, он поддержал невинные заигрывания девицы, заманивая ее все глубже и глубже в омут серых глаз и трепетной похоти.
      Пара грациозных, скользящих движений под прерывистость томного дыхания, сбивающегося нарастающей дрожью перевозбужденного тела, вдоль соблазнительно возвышающегося органа, и вот уже ведомая уверенной рукой со сдавленным стоном наслаждения Кассандра с готовностью и вожделением приняла в себя всю твердь его естества. Вся влажная и горячая внутри, охотница не смотря на ожидание момента все же не смола полностью сохранить контроль над собой, столь сильной была ее страсть и тяга к темному незнакомцу. Зелень юных глаз заволокло сладостным туманом, и ясность мыслей растворилась в бездне удовольствия и экстаза под методичный ритм несложных и выверенных движений. Уверенный и сильный, он точно пушинку опрокинул девицу под себя, всецело завладевая ситуацией и ее извивающимся телом, но это уже было не важно. Еще никогда прежде Кассандра не была так далека от контроля над происходящим, какие-то неведомые ей бесы завладели ее разумом и плотью, ввергая в пучину собственных желаний и страстей. Лес, ночь, огонь, опасность и задание - все расплылось и потеряло смысл для нее в этот момент. Лишь крепкие руки на бедрах, надменная ухмылка, властный голос и крепкий член, раздвигающий истосковавшуюся по настоящей силе плоть сейчас имели реальность, и то дрожащее удовольствие, что электрической волной разбегалось по оголенным нервам-проводам. Теперь уже она была не хищницей, но жертвой в крепкой хватке самоуверенного красавца, и это безумно заводило и будоражило и без того распаленную своенравную красотку.
    Ведомая инстинктами, Кэсс не ощущая ни веток, ни камней под собой мартовской кошкой прогнулась в спине, подставляя грудь и шею своему дикому, на тонкой грани с грубостью, партнеру. Ее стройные ноги сами обвили таз охотника, настырно приглашая глубже и дальше в себя в стремлении к взаимному, нехитрому и древнему как мир удовольствию. Все остальное- потом, сейчас же Кассандра желала взять всё без остатка от этой ночи и мужчины над собой. Тонкий шепот сорвался с приоткрытых, чувственных губ:
   - Имя... У тебя есть имя?...

Отредактировано Кассандра (2016-09-25 19:32:42)

+1

26

Внутренний жар нарастал,  а все разумные мысли окончательно покинули голову охотника. Сейчас у него была единственная цель – достигнуть сладостной цели, приятным образом завершая естественный акт. Краем уха он расслышал вопрос партнерши, так красиво переплетающийся с протяжным, нежным стоном, но ответить был уже не в состоянии. Несколькими уверенными мощными движениями бедер, направляющими его член во влажное лоно трепещущей девушки, Джереми вывел себя на финишную прямую, чувствуя, как поджимается тяжелая мошонка, а по позвоночнику стреляет электрический ток.
С невыносимым нежеланием, мужчина отстранился от партнерши, покидая ее желанное тело, которым был готов наслаждаться вновь и вновь, пока силы окончательно не оставят его ближе к рассвету. Перехватив инициативу в свои руки, как в переносном, так и в прямом смысле, Джереми выплеснулся на траву, чуть вздрогнув от накатившего оргазма. Он был не маленьким мальчиком, когда на землю пришла Великая Смерть и прекрасно знал о том, откуда появляются дети, посему старался контролировать данную ситуацию даже когда мозги отказывались слушаться.
Конечно, несколько раз случалось и иное, и тогда Джереми просто забывал туда дорогу: он не собирался продлять свой род, ему не нужно было бесполезное потомство. Не здесь, не сейчас, желательно – никогда. На свете ничего не было столь же прекрасным как одиночество, скрашиваемое кратковременными столкновениями с другими людьми, как, например, с этой красивой девчонкой, чья внешняя привлекательность великолепно гармонировала со внутренней опасностью.
- Джереми, - запоздало отозвался охотник хриплым низким голосом, на время укладываясь на спину рядом, - Меня зовут Джереми.
Звездное небо было ярким и высоким, заставляющим задуматься о чем-то философском. Впрочем, Джереми быстро отогнал от себя всю лирику, вернувшись к первостепенным желаниям. Он был расслаблен и доволен, а также сыт. Будь он сейчас в городе, попрощался бы с удовлетворенной девушкой и ушел к себе, чтобы забыться крепким сном. В данной же ситуации, чтобы поспать, нужно было собраться в дальнейший путь. Что лучше бы, конечно, сделать по наступлению рассвета – а посему Джереми лежал, отдыхая, но не смыкая глаз.
Узнавать имя партнерши ответно Джереми не собирался. Он не играет в тайные игры, не строит заговоров, а главное – не собирается больше искать встречи с этим человеком, поэтому данная информация была бы для него бесполезной. Все, чего он хотел от девушки, он уже получил, теперь можно было спокойно двигаться дальше, скинув эту тяжесть мужских потребностей.

0

27

Как бы не был  прекрасен тот или иной момент в жизни, как бы не путались мысли от удовольствия и не захлестывало душу трепетом интимности момента, всему рано или поздно приходит конец. Вот и сейчас зная мужскую породу не хуже чем себя саму Кассандра прекрасно понимала, что эта крепкая на грани с опасностью и грубостью пляска в оранжево-багровых всполохах огня и осеннего леса, в дурманящей терпкости душистой травы и опавших листьев неумолимо стремится к своему логическому завершению. И оттого девица старалась вобрать в себя каждый миг столь приятного, дикого наслаждения, полностью отринув способность к мышлению и осознанию происходящего в угоду древним, таким простым и естественным желаниям. Она самозабвенно впилась тонкими пальцами в жесткие волосы партнера, прижимая его щетинистую, по-звериному алчную голову к бархатистой шее и груди, тяжело дыша,  содрогаясь каждой мышцей своего гибкого тела  и не желая упустить заветный момент, что все ближе подкатывал грозной волной всепоглощающего шторма экстаза. В какой-то короткий миг тонкая ниточка сознания оборвалась звенящей струной, и охотницу захлестнуло одно из самых сладостных в ее жизни ощущений, переливаясь и бурля внутри прекрасного тела мириадами звезд и сотнями ярких брызг дурманящего оргазма.
    И только лишь когда многочисленные толпы острых мурашек закончили свой бег по бархатной, взмокшей от напряжения коже и к сознанию начала возвращаться способность мыслить, Кассандра с удивлением для себя отметила, что все эпическое действие уже сошло на нет, и ее еще совсем недавно столь пылкий и наглый хищник в человеческом обличье обессиленный и тяжело дышащий с нескрываемой ухмылкой удовлетворения  лежит рядом и смотрит в темное ночное небо, как будто и вовсе не имеет никакого отношения к произошедшему. С умением трезво мыслить к охотнице вернулось логическое суждение, что противной, брюзжащей, старой каргой уже начинало сверлить юную особу столь ненавистным осознанием необходимости ограничить себя от опасного попутчика. И как бы сильно оперативнице не хотелось продолжения этой маленькой осенней сказки, здравый смысл упорно требовал иного действия. Пора было уходить и именно сейчас, пока мужчина у нее под боком максимально умиротворен, расслаблен и ленив, пока ему в голову не взбрело что-нибудь другое, лишнее и неприемлемое, пока не возникла мысль преследовать ее.
     И все же прежде чем начать сборы девушка позволила себе еще одно проявление слабости. Она нехотя  заставила себя сесть и повернуться к охотнику лицом, еще раз пробегая горящим взглядом по обнаженному, сильному торсу, что минуту назад могучей скалой нависал над ней и дарил наслаждение тонкому, трепещущему телу. Сегодня это ее добыча, по праву завоеванная и испробованная на вкус. Мягкая ладонь и нежные пальчики любовно пробежались по самым крупным и грубым шрамам на широкой груди и каменных бедрах, а в зеленых глазах блеснул самодовольный огонек ценителя редких и дорогих вещей. С сочных алых губ воркующей трелью сорвалось нежное:
   -  Джеррреми... пожалуй я запомню твое имя. Ты совсем не плох, сын охотника.
   Кассандра все с той же изящностью дикой кошки поднялась на ноги, и хотя ее еще гудящее отголосками сладкой истомы тело упорно не желало подчиняться своей хозяйке, требуя законного отдыха и расслабления, начала неспешно одеваться и приводить себя в порядок, то и дело бросая игривые взгляды на своего недавнего партнера, при этом не выпуская из вида его руки и валяющееся не так далеко оружие. Совсем не хотелось вдогонку к великолепному экстазу получить еще и свинцовую пулю в корпус в качестве маленького презента, а такое вполне могло случиться, ведь кто знает, какие  мысли гуляют в этой растрепанной голове. Девушка вполне обосновано делала ставку на природную лень мужчин и возможно на желание Джереми повторить их танец, и оттого чувствовала себя вполне безопасно и вольготно, и даже с небольшим преимуществом в ситуации.

Отредактировано Кассандра (2016-10-11 08:54:04)

0


Вы здесь » Новый мир » Летопись » Столкновение


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC