Новый мир

Объявление

Добро пожаловать!

► Теперь у нас сменился шаблон анкеты, появилась специальная анкета для акционных персонажей. И поменялся шаблон эпизодов. Даешь обновления!

► Сдвинулись даты сюжетной игры, обратите внимание.

► Ждем акционных персонажей для участия в общем сюжете игры.

► Игра немного поменяла свой формат. Теперь у нас эпизодический сюжет. Игра по первому эпизоду уже идет.


Время в игре:
20-27 мая 2029 года.
Погода в Планкинтоне:
от +6 до +14 С, облачно

► В Планкинтоне готовится настоящий переворот, смена власти. Но удастся ли он? И какие последствия приготовила судьба для всех участников этих событий. Ведь без смертей, возможно, невинных, не обойдется.

► В Гром-горе пропал оперативник. «Великая смерть возвращается» - такое последнее сообщение оставил Майкл для руководителя Гром-горы. Но никаких предпосылок и симптомов болезни на поверхности не обнаружено. Начались поиски пропавшего громовца.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Новый мир » Документация » Заметки Шакала


Заметки Шакала

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

~ 20 мая 2014 года ~

Здравствуй, друг. Эти строки были написаны в период сильного нервного потрясения и, наверное, крайнего отчаяния, поэтому могут быть пропитаны лишними сантиментами. Мне никогда не доводилось писать ничего подобного, но сегодня, сидя в подсобке магазина и будучи немного пьяным, мне вдруг пришло в голову записывать происходящее. Не знаю, удастся ли желать это каждый день или это будет первый и последний раз, но попробовать никто не запрещает. Итак...

Меня зовут Ричард Блэкмор, мне 29 30 лет, и это беспокоит меня больше всего. Поскольку возможный читатель имеет шанс не знать, что происходило в описываемое время, расскажу по порядку. В мире появилось серьёзное заболевание, приобретшее вид эпидемии. Вероятно, оно распространяется воздушно-капельным путём, хотя я точно не знаю, да и мало кто вообще знает. Суть в том, что эта болезнь смертельна, но как быстро умирают люди и когда именно происходит заражение, я тоже не знаю. У недуга есть одна характерная особенность - она поражает только людей старше 15-ти лет, возможно, старше 16-ти, но не больше. Все, кто старше этого возраста, в группе риска. Естественно, я и группа людей, с которой мне повезло укрыться в торговом центре, полностью подпадают под эту категорию. Исключение - четыре ребёнка. Одна из них - пятнадцатилетний подросток, которой, как я понял, скоро исполняется шестнадцать, и есть опасения, что она тоже заразится и умрёт. Одним словом, перспективы совершенно не обнадёживающие, так что если ты, друг, это читаешь, то, скорее всего, ты читаешь дневник мертвеца. Мне самому эта мысль удовольствия не доставляет, но раз уж Господь послал людям такое наказание, значит, есть за что, за грехи
О чём бы ещё рассказать? Собственно, о себе рассказывать бессмысленно, так как я наверняка умру, надо быть реалистом. Что же до других людей, то не хочу судить о ком-то со своей колокольни большая часть взрослого населения заслуживает этой кары, а уж о причинах, мой дорогой друг, тебе лучше даже не думать. Если сравнивать же с Концом Света, то я представлял себе это несколько иначе. Однако, что имеем, то имеем.
Что же, внезапно у меня кончились слова, а вместе с ними и желание что-то писать. Завтра будет новый день, завтра и продолжу. Или умру.

+1

2

~ 21 мая 2014 года ~

Совершенно случайно и неожиданно для себя обнаружил собственные записи, сделанные днём ранее. Очевидно, вторая бутылка бордо была лишней, раз мне в голову пришла столь нелепая идея. Однако, за неимением лучшего способа скоротать время, я нашёл её вполне приемлемой, поэтому продолжу вести конспект всех происходящих с нами событий.

Итак, нас по прежнему двадцать уже девятнадцать человек, включая детей. Сегодня утром мужчина по имени Дуглас отправился в вылазку с целью найти автобус или иное транспортное средство, способное увезти всех отсюда разом в более безопасное место. Во всяком случае, я так его понял, однако, он не вернулся. Кто-то подозревает, что он нашёл спасателей и убрался, не сказав о нашей группе ни слова, но большинство склоняются к мысли, что он попросту умер. Дуглас был очень стар, поэтому неудивительно, что болезнь (если это была она) свалила его в дороге. Правда, в связи с этим назревает вопрос - заразился ли он в пути или болел, находясь среди нас? Никто ещё не высказал подобного предположения, но если вопрос поднимется, то паники не избежать. К счастью, старик мало с кем разговаривал и не приходился никому родственником и хорошим знакомым, так что большинство просто забыли о нём. В пределах этого торгового центра каждый взрослый заботится только о себе и своих детях, если таковые имеются. Не могу не сказать про себя того же - всё, что мне нужно от этой группы, так это шанс выжить или умереть вместе с ними. Внутренний голос подсказывает мне наладить общение со всеми, но здравый смысл не рекомендует этого делать по той простой причине, что рано или поздно болезнь доберётся до каждого, и когда это будет происходит на моих глазах, привязанность к кому-либо из умерших может причинить боль. Так кого же мне послушать? Возможно, если я продолжу излагать мысли на бумаге, то смогу найти ответ. Так или иначе, я жив и, главное, здоров не наблюдаю симптомов заболевания, а наличие свободного времени позволяет заниматься этой безделицей с ведением дневника. Самое забавное в том, что раньше я считал подобное занятие уделом девчонок и "одухотворённых" юношей, да и, признаться честно, до сих пор не изменил своё мнение, но меня оправдывает лишь отсутствие занятости. Просиживать сутками в винном отделе - что может быть прекраснее? Сопьюсь, не иначе. Однако, я отвлёкся от своей главной задачи.

После того, как Дуглас не вернулся в обозначенный им самим срок, люди единогласно решили не покидать стен здания без веской причины, не открывать никому двери, держать закрытыми окна и законопатить вентиляцию. У нас есть электричество, но я не уверен, что это продлится столько, сколько всем хочется.
Примерно в районе обеда к нам пытались пробраться трое человек с улицы. Их никто не пустил, хотя просились те настойчиво. Но наш бравый коп показал парням оружие, и те ушли восвояси. Забавно, что он пытался апеллировать к своему полицейскому значку - мужик умнее, чем кажется, и уже начинает понимать, что в общественной жизни произошли необратимые изменения. То, что мы забаррикадировались в торговом центре и никто из правоохранительных органов ни разу не дал о себе знать (один из них даже сейчас с нами), говорит о многом. Бьюсь об заклад, что шишки из правительства давно пригрели себе местечко, подальше от беды простого народа... Опять меня занесло не туда.

Собственно, нас почти два десятка, и единственные, кто меньше всех переживает, это дети. У них полно игрушек, взрослые позволяют им вольности. Наверное, интуитивно осознают, что скоро те останутся одни-одинёшеньки. Одна из девочек, та самая, которой почти шестнадцать, пыталась забраться ко мне в отдел спиртного, но увидела меня, испугалась и убежала. Неужели я такой страшный?

0

3

~ 22 мая 2014 года ~

В очередной раз сталкиваюсь с ситуацией, когда у меня вновь образуется масса свободного времени, а под рукой авторучка и записная книжка. Принимая во внимание разношёрстность местного контингента, вообще странно, что ведение "бортового" журнала занимаюсь именно я, а не, скажем, коп, его новоиспечённый помощник или семейка школьных учителей. Вся эта шумиха, которую я даже не знаю с чем сравнить, довольно сильно действует на нервы многим, и мне ещё повезло, что есть возможность единолично заливать голос разума спиртным. Кстати об этом: отдел алкогольных напитков теперь числится моей территорией, и пока что никто не пытается качать права. Хорошо, что он отдельно от всех и запирается изнутри, вот только рано или поздно придётся делиться с остальными, да и мне всё равно не осилить имеющиеся запасы.

Денёк выдался богатым на события, не в пример последней неделе. С утра и до самого вечера не утихали споры по поводу изгнания одного из членов группы. Дело в том, что был подтверждён факт смерти Дугласа, его нашли мёртвым в одном из близлежащих переулков. Бедолагу перед смертью долго рвало кровью, а потом он и вовсе обделался. Естественно, после этого народ начал внутреннее расследование по выявлению всех, кто контактировал со стариком. Так-то с ним общались все, кроме меня, но в конце концов выбор пал на одну пожилую даму примерно того же возраста, что и умерший. До этого их нередко видели, общающихся не то что бы в интимной обстановке, но общий язык они явно нашли. Поскольку никто из присутствующих баранов понятия не имеет, как передаётся болезнь и в течение какого срока развивается, единственно верным способом обезопасить себя посчитали изгнание вероятно больного члена группы. Дамочка сопротивлялась не долго, только словами (крепкая женщина, за всё время перепалки ни разу не выругались и даже голос не повысила), после чего собрал все свои личные вещи и ушла. Больше мы о ней ничего не слышали, а место, где она спала до этого, старательно прохлорировали и сожгли постельное бельё. Вот вам и демократия.
Снова приходили вчерашние парни, на этот раз просились внутрь с несгибаемым упрямством, аргументируя это тем, что им больше некуда податься. После долгого переругивания наш добрый шериф наконец-то открыл дверь, но ребят не впустил, а вместо этого собственноручно расстрелял обоих их прямо на пороге. Со стороны выглядело довольно жёстко и эффектно, хотя лично я не одобряю, но только лишь потому, что теперь трупы будут благоухать прямо перед входом. Бьюсь об заклад, никто не решится оттащить их в сторонку - все боятся заразы как огня. Зато теперь вряд ли кто к нам сунется, когда увидит два кровавых назидания с простреленными лбами.
Сегодня после ужина ходил в туалет отложить личинку , провёл там гораздо больше времени, чем планировал (в следующий раз больше не трогать готовые бутерброды из отдела с полуфабрикатами). Свой "погребок" по беспамятству оставил открытым, а когда вернулся, застал молодую пару за непотребством. Выгнал обоих, те даже трусы натянуть не успели, снова закрылся и минут пять протирал водкой тумбочку, на которой они развлекались, а потом ещё столько собирал разбросанное нижнее бельё. Ещё раз увижу - выпорю ремнём по голой жопе. К тому же, сволочи выпили две бутылки шампанского. Как они успели? Хорошо, что я такое не пью.
Кстати, где-то за два часа до этого приходил папаша той самой девчушки, что вчера заглядывала ко мне. Это я понял по его первым словам, когда он постучался в отдел и начал что-то лепетать про распределение припасов и прочий коммунизм. Завтра он планирует устроить собрание, посвящённое тому, чтобы сообща обсудить дальнейшие действия. Я пока что не определился, буду ли участвовать и надо ли оно вообще.
Кстати, сегодня с обеда наблюдаются перебои в работе электричества. Пару раз всё отключалось минут на десять, в остальное же время периодически моргал свет. Есть веские основания полагать, что завтра утром мы проснёмся без света. Хорошо, что для виски электричество не нужно.
Нас теперь восемнадцать, но надолго ли?

0

4

~ 23 мая 2014 года ~

Должен признать, ведение дневника затягивает. Что же, раз уж пошла такая тема, можно поддаться и продолжать, пока не надоест. Помнится, в своих же строках я обещал вести учёт происходящего в канцелярской манере, но что-то мне кажется, что записи всё больше походят на какое-то сопливое нытьё. Что же, я не писатель, а учиться, наверное, поздно и бессмысленно. Но если так разобраться, это единственное моё обязательство, пусть даже и перед самим собой, так что пока есть время, буду писать. И бухать.

По итогам прошедшего дня нас осталось восемнадцать человек. Самое забавное то, что первыми выбыли старики. Причём, если можно так выразиться, безо всякой болезни, чисто по решению большинства. Если тенденция так и продолжится, нам не потребуется никакая эпидемия, чтобы в конце остались одни только дети.

Кстати о совместных решениях: сегодня по инициативе моего нового знакомого состоялось собрание, в котором я не участвовал, но имел возможность наблюдать за процессом со стороны. Да, в конце концов мне пришлось отказаться, так как я с самого начала думал, что это выльется в классическую и совершенно бесполезную свару одичавших домохозяек, а в итоге оказался недалеко от истины. Шуму было на весь торговый центр, который многие теперь уже зовут убежищем. Прозвучало очень много различных предложений касательно того, что делать дальше, но в конце концов определилось два лагеря - первые ратовали за то, что нельзя сидеть на месте, нужно уходить из города как можно скорее, иначе зараза доберётся и сюда, а вторые отстаивали свою идею остаться в убежище и спокойно переждать, пока болезнь утихнет. Надо сказать, совсем немногие разделяют точку зрения, согласно которой правительство просто обязано как-то вмешаться и защитить граждан. В основном эти взгляды исходят от местной интеллигенции, которые пытаются казаться самыми умными, а на деле безголовые мешки  с дерьмом. Что интересно, полицейский вообще от комментариев воздерживается, но я то знаю, что сам он не верит в помощь от тех, кто наделил его формой, значком и личным оружием и поставил защищать толстопузых бюрократов. На тебе, вот и я уже начинаю рассуждать как высокородный болван. Пора прекращать прислушиваться к тому, что говорят эти олухи, у меня есть своя голова на плечах, и её достаточно.

Итак, как я уже сказал, народ во время собрания ни к чему толком не пришёл, только поссорился друг с другом. Сегодня никто ничего решительно не делал, даже в продуктовом отделе как-то тихо стало. Сдаётся мне, что рано или поздно половина людей молча встанет и уйдёт искать подмогу, а другие останутся. Хотелось бы привести этому более объективную оценку, но что-то у меня нынче голова не работает. Однако, чую, что вот-вот встану перед выбором - идти за горе-активистами или сидеть в конуре с оставшимися трусами. Выбирать тяжело.

Сегодня перед ужином отключилось электричество. Вот спрашивается, почему за всё время, пока оно работало, мне ни разу не пришла в голову мысль использовать его по полной программе, а сейчас, когда свет потух, вдруг очень сильно захотелось порубиться в игровую приставку?

0

5

~ 25 мая 2014 года ~

Ну вот, наконец-то дошли руки до этой проклятой книжки. Вчера я ничего не писал по причине глубокой депрессии или чего-то вроде того. Короче, много выпил, потом ещё раз выпил столько же, при этом весь день просидел в темноте. Не скажу, что что-то особенное случилось, весь день люди просидели как мышки, даже голосов почти не было слышно. Вот уж действительно, как хрупок человек, а ведь это только электричество отключили.
Но не буду о грустном, потому что сегодня внезапно свет появился, да только кроме меня больше никто особой радости не испытывал. Те люди, что на позавчерашнем собрании решили валить, использовали этот день по максимуму и начали готовиться к уходу. Остальные им помогали в меру сил, но больше всех настроений царило уныние и вселенская печаль. Зато я могу теперь свободно играть в компьютерные игры хоть до одурения, чего мне последнее время хватает благодаря виски.

Собственно, больше писать не о чем. Вокруг слишком много движухи, я затрахался устал следить за происходящим, поэтому вообще бросил это дело. А ещё туалет засорился.

Отредактировано Шакал (2014-11-05 19:10:23)

0

6

~ 27 мая 2014 года ~

Ничего нового за вчерашний день, поэтому писать не буду и даже строчку не законч...

Сегодня опять отключился свет, на этот раз по причине того, что кто-то на улице въехал в столб. За рулем был какой-то парнишка лет пятнадцати - оно и видно, водить не умеет, а уж как за рулем оказался, несложно догадаться. Двое придурков полезли его вытягивать, в итоге всех троих убило током из оборванных проводов. Замечательно. Почему я радуюсь? Меньше народа - больше кислорода. Хотя, чистого воздуха с учётом происходящего должно стать только больше, но касательно продуктов питания и прочих ресурсов утверждение продолжает быть верным. Почему я такой злой? Сегодня думал над этим, благо, времени было предостаточно, и условия идеальные - тишина, покой, затишье перед бурей. Уже чувствую напряжение в воздухе, вот-вот грохнет как атомная бомба. Так вот, об этой самой бомбе: лучше бы ядерная война. Не знаю, может, я просто книжек перечитал и "Безумного Макса" насмотрелся, но радиоактивный апокалипсис был бы весьма кстати. Какой замечательный повод быть самим собой, сесть на "харлей" и укатить в закат на поиски лучшей жизни. Мутанты, рейдеры, приключения, какая-нибудь знойная красотка встретилась бы на пути. К чёрту мою жену, ныне наверняка покойную и бывшую, я её всё равно никогда не любил, а дети - так, ошибка юности.

Ну вот, а говорил, что не писатель. Надо только найти интересующую тему, и слова льются рекой. Да, я увлеченная натура, но здравое зерно во всем этом точно имеется. Почему я до сих пор сижу здесь, среди ноющих баб, орущих детей и безвольного мужичья? Честное слово, можно сослужить этим несчастным отличную службу - напустить в ночь бытового газа из баллонов в подвале, подпалить шашку и, уходя, швырнуть внутрь. Кто-то умрет сразу, кто-то чуток помучается, но всё равно умрет. А если не умрет, то болезнь доконает. И до меня, конечно, она рано или поздно дотянет свои костлявые лапы, но то будет потом, когда-нибудь, и никто об этом не узнает...

Мир решил, что взрослые люди ему не нужны. Я решил точно так же в отношении него и всех остальных. Идите все нахер, этой ночью... Этой ночью я хорошенько высплюсь. Должно быть, что-то со мной не в порядке, с моей головой, раз подобные мысли успокаивают.

0

7

~ 29 мая 2014 года ~

Здравствуй, дорогой дневник, и будь любезен, в следующий раз избавь меня от дебильной традиции называть тебя "дорогой дневник" и вообще разговаривать с вещами и самим собой посредством них. Я в этом не нуждаюсь, равно как и в людях, меня окружающих, которых становится все меньше и меньше, что не может не радовать. Но об этом позже, а сейчас я бы выпил.

Я сбежал ушел из убежища, если тот забаррикадированный торговый центр можно было вообще так назвать. Мне плевать, что станет со мной на улице, потому что рано или поздно это случится со всеми взрослыми. Самое время пожить для себя, и я решительно настроен сделать это, пока есть время.

Мой уход не оставил равнодушным некоторых. Я старался смыться ночью, по-тихому, но девчонка, подглядывавшая за мной в отделе с алкоголем, бродила около пожарного выхода, и мы столкнулись. Разговор был короткий, и после она заверила меня, что не хочет видеть, как умрет ее отец, и хочет куда-нибудь убраться отсюда. Я подумал: почему нет? Хотя на смерть ее папаши посмотрел бы и сам - ненавижу копов.
На моем мотоцикле мы укатили по ночному городу. Честно скажу, жуткое зрелище. Такой тишины и безлюдности я никогда раньше не видел, но, возможно, теперь мне придется наблюдать подобную картину постоянно. Надеюсь, недолго. Мы выехали из города, по пути я заправился и прихватил пакет вкусняшек и выпивку. В итоге я взял курс к одному озеру, где мы с друзьями всей бандой любили веселиться. К сожалению к счастью, никого из них там не оказалось - не хотелось бы утруждаться, копая могилу. Нет, не потому, что я не уважаю братьев-байкеров, просто это тяжело для психики, хоронить друзей. Но отставить сантименты.

Мы здорово накупались, развели костер и пожарили сосиски. Девчонка оказалась слабовата для виски, что неудивительно, и быстро потеряла всякий над собой контроль, а я не упустил возможности. Забавно, но я даже не знаю, как ее зовут и сколько лет. Где-то 16-18, около того, не знаю. Возможно, завтра ей станет плохо, а к следующему дню уже склеит ласты - чуме безразлично, молодой ты или старый, она действует выборочно, по одному только ей известному алгоритму, но действует всегда. Или отца ее не станет - забавно, если так и будет, а мы тут развлекаемся.

На востоке зарится рассвет, а я пишу эти строки. Романтика, блин. Спать совсем не хочется, голова полна мыслей, которые даже не успеть записать. А главная из них - мысль о смерти? Когда я умру? День, два, неделя? Смертельная болезнь выражается и развивается по-разному, кто-то долго мучается, а кто-то раз - и сердце остановилось. Но итог один, смерть, и ее я не боюсь. Боюсь чего-то другого, но чего?

0

8

~ 13 июня 2014 года ~

И снова я пишу в этой книжице. Что же, даже если привыкну к этому, то ненадолго. Стоит признать, что я все еще держусь, никаких симптомов болезни, но пока что не было ни одного случая, чтобы кто-то из взрослых выжил, а это значит, что мне, возможно, остались считанные дни.
Прошло две недели с тех пор, как мною была оставлена последняя запись. Честно скажу, время у меня на это было, да и описать что тоже имелось. Скорее всего, мне было просто лень, а также достаточно сильно уверился в том, что эти записи никому не пригодятся. Так бы оно и было.
Увы, случилось кое-что, что заставило меня пересмотреть отношению к ведению дневника, но это лишь малое из последствий.
Та девчонка, сбежавшая со мной из торгового центра, умерла. Думаю, не стоит описывать, как это случилось. Или стоит? Почему я спрашиваю сам себя? Не уверен – не делай. Это ведь не исповедь какая-нибудь. Скажу лишь, что мы очень хорошо провели всё это время. Настолько здорово, что забыли об осторожности. Конечно, я предполагал, что по всей стране активизируются банды мародёров и бандитов. Государство рухнуло, подобно многим другим, если не всем, и без должного контроля разгул преступности приобрел ужасающую форму. Они были везде. Группы взрослых, еще не умерших, но все равно обреченных, группы подростков, почуявших свободу и вседозволенность, смешанные сообщества. С подростками сложнее всего. Удивительно, но это так. Озверевшие дети пятнадцати-шестнадцати лет – что может быть хуже? Их некому остановить, а гормоны бурлят, и вот они уже сбиваются в стаи и учиняют беспредел, такой, на который не каждый взрослый решится.
Нам не повезло, мы нарвались именно на такую группу. Надо было догадаться, что та заправка была уж слишком прилично выглядящей. Машин почти нет, всё в относительной целости и сохранности, и место открытое. Я решил дозаправиться, наполнить канистру и подыскать провианта. Эта девочка (хоть убей, забыл, как ее звали, либо она и не говорила) пошла в магазин, я остался у колонки. Услышал крики, поспешил на помощь. Трое подростков с оружием повалили девку на пол и били. Застрелил одного, другого. Третий дал отпор, мне пришлось прятаться, а после подоспели ещё с полдюжины, сидевших в засаде или просто ошивавшихся поблизости. Я решил не связываться, слишком опасно. Каким-то чудом добрался до мотоцикла и уехал. По мне даже не стреляли.
Стрелять в детей – это слишком даже для меня.
Было решено пересидеть в лесу до ночи, и затем в темноте снова наведаться туда, попытаться вытащить девчонку, если та еще жива. И она была жива, но хорошего в этом было мало. Когда я прокрался к заправке, то понял, что подростки никуда не ушли. Трупы лежали там же, где их настигла картечь из моего дробовика. Никто не стал их трогать, только забрали все ценные вещи, даже ботинки с одного сняли, а лишь переместились в соседний мотель. Там, прямо в вестибюле, они привязали девчонку к дивану и насиловали. По очереди, один за другим, все десять человек или сколько их было. У них было оружие, отдыхавшие смотрели во все глаза, ждали меня, и я не мог просто так подойти незамеченным вплотную и перестрелять их. Или мог? Да, мог, но не захотел. Патронов мало, риска много, цена – какая-то сучка, попавшая в переделку. Все равно она скоро умрет, ей ведь было больше пятнадцати. А было ли?

Мне пришлось столкнуться с самым ярким и невероятно чудовищным примером детской жестокости. Это стоило мне спутника, а им… Им это почти ничего не стоило. Но теперь, вспоминая эти события, я невольно вспоминаю и своих детей, жену. Две девочки и их мать, которая, скорее всего, уже умерла. Возможно, они тоже. Я должен наведаться к ним, и как можно скорее. Если успею сам. Не знаю, сколько мне осталось времени, но часики тикают.
Если мне повезет умереть сразу после того, как были написаны эти строки, то можно будет с уверенностью сказать, что последние мои мысли были о семье. Ричард, ты ведь не конченый ублюдок?
Хватит разговаривать самому с собой. Спокойной ночи.

0

9

~ 15 июня 2014 года ~

День, когда я задумался о своем прошлом. День, который должен был что-то изменить. Но не изменил. Во всяком случае, не радикально, разве что внес некоторую лепту в то, что будет.
Должно быть, большого ума стоит заглядывать в будущее, опираясь на пережитый опыт. Сегодня я пишу эти строки с таким ощущением, словно делаю это не здесь и сейчас, а словно сквозь толщу ушедших лет, как если бы решил вести дневник по памяти с дня, предшествовавшего этому за год, два, может быть даже пять или десять. Тем не менее, нахожу это забавным - я столько не проживу. Но почему-то такое чувство, что записи эти если и не пригодятся кому-либо, то скрасят пару часов за чтением в глубокой старости. Хочу ли я стареть? Нет. Время всегда было злейшим врагом, и особенно сейчас, когда я в пути, тороплюсь к своей семье в надежде, что не умру к тому моменту и найду их живыми. Найду ли...
До пункта назначения еще далеко, и неизвестно, сколько займут поиски. Я трачу на дорогу максимум времени, даже ограничиваю себя во сне. Оному очень сильно помогают записи - так спокойнее и засыпается быстрее, иначе бы бросил и это дело.
Главная, но не единственная сила, что движет мною - ответственность. Ею должен руководствоваться каждый, но далеко не все это делают, да и то меньшинство, что следует, нередко избирает неправильные приоритеты. Но как понять, куда идти, к чему стремиться. Наверняка на этот вопрос есть куда более мудрый и толковый ответ, но мой звучит и всегда звучал так - вера, совесть и честь. Понятия разные, но общего между ними на самом деле очень много. Достаточно противопоставить им слова-антонимы. Неверный, бессовестный, бесчестный - подумайте сами, разве не описание, которое можно дать одному и тому же человеку? Разве можно жить по совести, но не иметь ничего святого в душе? Той же совести, например. Или напрочь забыть о долге, оставаясь верным себе?
Человеку свойственно додумывать, переиначивать в угоду собственной слабости. Сопротивляться этому - значит, идти против своей природы. Но и она не наша на самом деле - впитанная с молоком матери, не ведающей о том, что есть зло, а что добро, насылаемая некими темными силами, кем-то... Кем-то.
И это говорит мужчина, бросивший в беде пусть не родного или друга, но ближнего своего. Того, кто доверился ему. Пусть из личных интересов, мимолетного чувства, но доверился. Доверие - редкий случай тогда, редкий сейчас, и будет таким впредь, покуда существует род людской. И я подвел ее, а стало быть, понесу наказание. Единственное, на что я могу надеяться, так это на то, что перед смертью увижу свою жену и детей. Но сдается мне, что именно этого и придется лишиться...

Отредактировано Шакал (2016-12-26 18:20:52)

0


Вы здесь » Новый мир » Документация » Заметки Шакала


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC