Новый мир

Объявление

Добро пожаловать!

Постапокалипсис, экшн
Великая Смерть пришла 15 лет назад, убив всех взрослых и оставив тех, кто не достиг половой зрелости. Но дети выросли...

► Лето прошло, и самое время продолжать свои сюжетные линии. И мы продолжаем двигать сюжет, ждем новых и старых игроков.

► Добавлены новые акции, ждем оперативников и жителей Планкинтона!


Время в игре:
21-31 мая 2029 года.
Погода в Планкинтоне:
от +6 до +14 С, облачно

► Убит Тони! Глава города Планкинтон застрелен прямо на улице на глазах многих жителей и гостей города. Позже один из его подручных убил Стива - правую руку уже мертвого главы и призвал горожан встать на его сторону в обмен на все, что можно снять с этих двух трупов.

► В Гром-горе пропал оперативник. «Великая смерть возвращается» - такое последнее сообщение оставил Майкл для руководителя Гром-горы. Но никаких предпосылок и симптомов болезни на поверхности не обнаружено. Начались поиски пропавшего громовца.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Новый мир » Летопись » Квест 0.9.2. "Пропавшие без вести"


Квест 0.9.2. "Пропавшие без вести"

Сообщений 31 страница 60 из 63

31

Итан молча слушал. Он не был ни удивлен, ни напуган тем, что говорил этот человек. А с чего вдруг? Ну, окей, догадался о таких очевидных вещах. Убил бы патрульных? Ну да, конечно. Как будто они случайно проезжали мимо тех двоих и заехали по случаю именно туда.
Конечно, это было не так, и убить, соответственно, их было не так-то просто, как думал мужчина. Он действительно его испугать захотел или что? – не понимал начлаьник безопасности.
Итан просто высушал и сделал для себя определенные выводы.
Возможно, он и не врал. И действительно нашел блокнот по чистой случайности в гостинице. Но, во-первых, Итану не верилось, что Майкл бы остановился в гостинице. Это лишь привлекает ненужное внимание. Во-вторых, почему он был настолько невнимательным, что оставил блокнот, по которому можно вычислить (пусть и применяя для этого мозг) нахождение базы в каком-то городе?
- Ты ответил не на все мои вопросы, - сказал Итан после того, как монолог был закончен, - Мне нужны подробности. От тебя же я пока только услышал, что ты был в Планкинтоне, ночевал в какой-то гостинице, где его нашел.
Итан не мог не зметить, что человек перед ним выглядит куда старше. Естественно, такого не могло быть, никто еще не видел никого старше 30-31 года. Но Итан все равно внимательно смотрел на сидящего, как будто пытался что-то решить про себя.

0

32

Чего добивался вопрошающий? Какие ответы он хотел услышать кроме тех, какие мог дать Ричард. Несомненно, тот желал получить именно ту информацию, на которую рассчитывал. Пусть не явно, но подсознательно этот человек уже имел собственное представление о том, что, по его мнению, произошло с пропавшим, и сейчас он намеревался найти ему подтверждение в словах незнакомца. Однако, подобное совершенно не играло в пользу Блэкмора, и, кажется, они оба об этом догадывались, а потому игра шла в одни ворота.
- Ответил только на те, что были озвучены. Как бы мне этого не хотелось, но я не экстрасенс, чтобы угадывать ход чужих мыслей.
Мужчина продолжил. Он начал выспрашивать подробности, и на секунду Ричард подумал, что тот намеренно издевается, спрашивая об одном и том же, но разными словами. Возможно, он пытался поймать его на лжи, на несоответствии показаний, и, надо сказать, такая попытка, если они действительно имела место быть, заслуживала высокой оценки. Но раз Шакал это увидел, значит, не так уж всё и хорошо. По мере того, как вопрошающий говорил, бровь ответчика быстро поползла вверх, изображая неподдельное удивление.
- Подробности так подробности. Дай-ка вспомнить... М-мм... Кабачок был двухэтажный, деревянные двери в комнатах, в воздухе витал терпкий запах немытых носков, копоти и мышиного дерьма. Заселился я примерно в пять тридцать пополудни, попросил вскипятить чайник, побренчал на гитаре, а потом сел крутить патроны. В процессе уронил гильзу, она упала на пол и закатилась под кровать, и когда я шарил там, пачкая рукава в пыли и паутине, нащупал записную книжку... Нужно больше подробностей?

0

33

Шакал был в чем-то прав, Итан сложил у себя в голове картинку, в которой был уверен, и от которой сложно отказаться. Почему? Все просто: он не знал человека, который сидел перед ним, и у него не было повода ему доверять. А вот поводов к недоверию вагон и тележка.
Да и с чего начальнику безопасности думать, что человек, оказавшийся перед ним, не лжет? Было бы очень и очень странно.
Итан ожидал не совсем таких подробностей, мужчина явно издевался над ним. Но уже что-то полезное он узнал. Значит, блокнот был закинут под кровать? Если все то, о чем говорил отвечавший правда, то такая подробность действительно полезна. Громовцам необходимо было знать, пусть для этого мужчины подобный факт и был не значащим ничего. Но именно на них может быть построены догадки, что же случилось с Майклом и где он теперь.
Но ничего сказать в ответ Итан не успел. В комнате включился громкоговоритель под потолком, и голос произнес:
- Итан, выйди, пожалуйста.
Уильям наблюдал за ходом всего разговора, и теперь решил вмешаться. Итан встал и вышел, дверь за ним закрылась.
Сначала Уильям решил переговорить с ним, поэтому Шакал оставался в своей «камере» один какое-то время, минут 10 или 15, и он не мог слышать и не мог видеть, куда ушел Итан и с кем он говорит.
Зато мужчины продолжали за ним наблюдать.
Уильям решил вмешаться еще и потому, что хорошо знал Итана. Он отлично подходил для своей должности, был подозрительным и не верил никому. Единственное, что он хотел – защитить Гром-гору.
Уильям тоже этого хотел. Но ему еще нужно было решать и другие проблемы на базе. У него пропал человек, который оставил им пугающее послание. И он считал, что тот мужчина должен знать хоть что-то.
Так что теперь в комнату вошел Уильям, уже без Итана.
- Здравствуйте, меня зовут Уильям Джеффри. Я руководитель этой базы. Как мне вас называть?
Многие люди на поверхности давно позабыли свои фамилии. У них остались лишь имена. Уильям был старше всех тех, кто когда-то выжили на этой базе. И до сих пор представлялся именно так.

+1

34

Определенно, дознаватель просёк, что над ним подшутили. Что же, сам виноват, сам задал дурайцкий вопрос и получил такой же ответ. конечно, Шакалу не было нужды и уж тем более выгоды поступать так, но он хотя бы понимал, что его не ждёт ничего сверх того, на что он рассчитывал. И ничего хорошего в его расчётах не было, а значит и не было совершенно никакой разницы, как и с кем разговаривать. Тем не менее, кое-что всё-таки было, и Ричарду даже стало интересно, во что в конце концов всё выльется.
Прохрипел репродуктор, и дознаватель вышел из камеры. Какое-то время блэкмор сидел в полном одиночестве, в тишине и покое. Могло возникнуть ощущение, что о нём вдруг забыли, но это точно было не так, и наверняка за допрашиваемым велась слежка - можно поиграть в угадайку и прикинуть, откуда простирается бдительный взор, из скрытой камеры или двустороннего зеркала, но это, собственно, не играло никакой роли. Да и что мог сделать человек такого, в чём можно было его уличить как врага и преступника? Блэкмор вспомнил, как лет двадцать тому назад сидел в похожей комнате для допросов, в полицейском участке. Его взяли с нелегальным оружием, и было довольно забавно прикидываться дурачком, зная наверняка, что за ним ведётся контроль. А вспомнить игру в плохого и хорошего копа. Чёрт, золотые деньки, как давно вы канули в лету? Если эта жалкая пародия на них ещё имеет какое-то родстве со старыми приёмами, то вот-вот должен появиться добродушный дядечка, предложить сигарету, возможно даже выпить, и разразиться умилительной беседой о том, как добросовестное сотрудничество может помочь им обоим. Просто восхитительно, но не будем забывать, что Ричард сейчас никакой не преступник, законов не нарушал и лишь находится под подозрением. Забрел на чужую территорию - за это никогда по головке не гладили, но и эту самую голову оторвать не норовили - в этом плане в новом мире вообще мало что изменилось. Но даже если не быть таким оптимистичным, прогноз более или менее жизнеутверждающий. Нужно просто потерпеть, всё рано или поздно закончится. Терпеть Шакал умел.
- Здравствуйте. - приветствовал мужчина нового гостя, что сразу представился и не преминул возможностью продемонстрировать хорошие манеры, спросив у допрашиваемого имя, - Называйте меня Шакал.
Ричард закурил новую сигарету, устроился поудобнее и поспешил сразу вставить очередную реплику.
- У вашего предшественника была дурная привычка задавать одни и те же вопросы. Предлагаю сдвинуться с мертвой точки и попробовать что-то другое, иначе мы не управимся до ужина.

0

35

Уильям в ответ лишь улыбнулся. Несмотря на то, что Итан считался человеком спокойным или непробиваемым, Уильям в некоторых ситуациях вел себя менее раздражительно.
- Я пришел вам сказать три важных слова, - начал Уильям, - Я вам верю.
Тут дверь снова открылась, и в комнате опять появился Итан. Но на этот раз он просто встал у вновь закрывшийся двери, и пока молчал.
- Я разговаривал с Майклом, хозяином того самого блокнота, незадолго до его исчезновения. Он был в Планкинтоне. Вполне возможно, что вы его не убивали. Но Итан не верит в это, и согласитесь, основания есть. Но если вы непричастны, вы ведь можете нам помочь. Найти нашего друга.
Уильям скрестил руки на груди, такая уж у него была привычка. Перед ним сидел вполне взрослый (и что-то подсказывало ему, что слишком взрослый) и вроде бы адекватный человек, но почему-то он лишь огрызался, не желая нормально поговорить. Итан, конечно, тоже молодец. Но на что мог рассчитывать человек, который явно добирался сюда намеренно? Что его тут примут, накормят, напоят и спать уложат? Можно, конечно, но и вести себя тогда нужно, как гость, а не обычный наглец.
Уильям редко выбирался на поверхность, редко выезжал за пределы огороженной территории, но ежедневно читал множество отчетов оперативников. А в них было написано достаточно, чтобы составить себе подробную картинку. И Уильям понимал, какие люди встречаются там, на поверхности. Шакал был явно не из тех психов, и с ним можно было договориться.

0

36

Новый человек начал разговор с весьма обнадеживающей ноты, но грош цена была бы Ричарду, если бы он не понял, что кроется за этими словами. Игра в хорошего и плохого копа - старый, проверенный временем приём, когда-то известный любому мало-мальски уважающему себя преступнику, коему доводилось бывать в застенках полиции и других правоохранительных структур. И даже сейчас, спустя столько лет, он не утратил своей эффективности, особенно по отношению к тем, кто в силу неопытности не имел никакого представления о подобной хитрости. Но для Блэкмора это и многое другое было пусть и далеким, но по-прежнему живым отголоском прошлого. Стоило ли сделать поправку на время, место и людей? Нет, не стоило. Люди не меняются.
- Посмотрим. - мужчина потянулся за сигаретой и с внутренним негодованием отметил, что их осталось совсем мало, - А вот табак не помешал бы, ибо я почти пуст.
Уильям Джеффри начал перечислять, какие действия относительно гостя он уже успел предпринять, поделился соображениями по поводу пропавшего члена общины и, наконец, предложил сотрудничество. Классика. Шакал слушал всё это с сосредоточенным выражением лица, пусть и несколько отрешенным, и, как мог, экономил курево.
- Вашего человека. Давайте не будем забывать, раз уж вы мне верите, что с Майклом я принципиально не знаком, и даже не знаю, как он выглядит. Но вы, опять же, противоречите самому себе, когда говорите, что, возможно, я его не убивал. И откуда вообще взялась версия с убийством? Я, кажется, не успел проговориться, да и для этого нет причин - каких именно, уже сказал. Но ваша стратегия принципиально неверна. Для вас в этой комнате сидит обрыдлый подонок, но вы хотите, чтобы он вёл себя порядочно и был готов сотрудничать. Если здесь все такие, то тогда вашего Майкла точно убили, возможно даже очень извращенным способом. Отрезали ему яйца, заставили сожрать, битый час отмачивали башкой в выгребной яме, а потом жестко поимели шваброй в задницу и сожрали по кусочкам.
Последнюю реплику Ричард проговорил с особо циничной интонацией. Это было одновременно и психологическим ходом, одним из немногих последующих, и возможностью слегка разрядить нервы так, чтобы это было как минимум уместно. А после сказанного он вновь вернулся к своему прежнему равнодушному состоянию.
- Девчонку оставьте при себе, ей нужно перевоспитаниеж.Верните мне вещи, дайте еды с собой и отпустите наружу. За пару дней я подумаю и, возможно, решу вам помочь. Только так.

0

37

Уильям удивился такому странному выпаду со стороны «гостя». Он взглянул на Итана, тот тоже был удивлен. Странная логика, они явно друг друга не понимали. Неужели этот человек рассчитывал, что они вот так просто могут его отпустить? Скрывались пятнадцать лет только за этим, конечно.
От такого предположения Уильям даже глухо рассмеялся.
- Да, конечно, - сквозь смех произнес он и направился к выходу, больше ничего не сказав. Промолчал и Итан, уйдя за Уильямом.
Дверь захлопнулась, и Шакал остался в комнатке один без возможности выйти оттуда. 
Уильям не понимал, почему мужчина так себя повел, но разбираться в этом в данный момент не имел никакого желания.
Его ждали другие дела, а за ним будут смотреть. Захочет что-то сказать – пожалуйста.

0

38

Мэри сразу после разговора с Эдди в столовой, вначале хотела пойти и поискать заключенных самостоятельно. Но вовремя сообразила, что ее все равно не пустят к ним без разрешения Джеффри. А значит нужно идти к Главе Гром-Горы.
Кабинет Уильяма девушка нашла сразу, путь к нему для нее стал почти ежедневным ритуалом. Она тихо постучала в дверь и открыв ее не дожидаясь приглашения, шагнула внутрь.
- Угадай кто? - без тени улыбки попробовала пошутить Мэри. Совершенно не уместно и странно. - Уильям у меня к тебе дело.
Несмотря на то, был ли кто в его кабинете кроме Джеффри и слушает ли он ее, девушка сразу перешла к делу.
- Я узнала, что с поверхности привели двух человек. Вы уже расспросили их? Может они что-то знают про Майкла? Как они нашла дорогу в Гром-Гору? Могу я с ними поговорить?
Мэри говорила быстро, уверено и сразу обо всем. Она уже привыкла, что Уильям может долго и красиво отвечать на каждый вопрос, но в итоге так ничего и не сказать. Это было сложным искусством, неподвластным обычным людям, но необходимым для управления Убежищем. И в какой-то мере девушка даже завидовала Джеффри и понимала его. Просто в этом деле ей не хотелось слушать отговорки и пояснения. Пусть говорит быстро и четко. Если сможет.

0

39

Уильям как всегда ушел с головой в бумаги. В основном, это были отчеты оперативников и еще парочка докладов по исследованиям, проходившим на базе. Для него работа больше походила на релаксацию в данный момент. Но когда вошла Мэри, Уильям поднял взгляд и улбынулся.
- Хорошо, что ты зашла, - сказал он, - Хотел с тобой поговорить.
Уильям отложил бумаги, слушая многочисленные вопросы девушки. Теперь она ему казалась посмелее, чем в прошлый раз, решительней. Что ж, это полезно.
Ничего не говоря, Джеффри открыл ящик своего стола и достал оттуда блокнот. Этот блокнот должен был быть хорошо знаком девушке, потому что принадлежал ее молодому человеку.
- Узнаешь? – Спросил Уильям, кладя небольшую книжицу на стол и двигая в сторону Мэри, - Именно так они нашли нас. Возможно, тебе удастся узнать больше подробностей. Нам он пока сказал, что не знает Майкла, нашел блокнот в какой-то гостинце, а еще предложил его отпустить, дав еды.
Джеффри сам недавно только разговаривал с человеком, который до сих пор находился взаперти. Девчонка, что с ним приехала, ничего и никого не знает, и вообще довольно дикая. Пока с ней работали другие люди, а Уильям не видел в ней полезности. Но он был раздражен после разговора с Шакалом, до сих пор не мог поверить в то, что человек в здравом уме решит, будто они вот так его отпустят, да еще и с запасами провизии. И это после столь грубого общения.

0

40

Мэри от неожиданности, на некоторое время потеряла дар речи. Она не ожидала увидеть блокнот Майкла, тем более узнать что пришедшие нашли Гром-Гору из-за него. Оперативник почти не расставался с блокнотом, тем более на поверхности, прекрасно понимая насколько он может быть опасен для всего Убежища. А значит... Значит с ним действительно случилось что-то очень плохое. Как Мэри не гнала от себя страшные мысли, но на наличие этого блокнота у посторонних людей, говорило о вероятной гибель любимого, значительно яснее чем просто его отсутствие столько дней.
Девушка взяла блокнот и слегка попятилась. Затем как-то совсем потеряно оглянулась по сторонам, как будто видела кабинет Уильяма в первый раз. Помотала головой и ощутила, как мир вокруг нее поплыл. Почему Мэри не потеряла сознание прямо сейчас, оставалось загадкой. Может быть она на самом деле уже давно понимала, что шансов на возращение Майкла почти нет, а может быть эти долгие дни боли и страха, сделали ее сильнее, чем она была когда-либо.
У девушки хватило сил дойти до ближайшего кресла и опуститься в него. Блокнот она также держала в руках, но открыть его не решалась. Она просидела так молча и почти неподвижно несколько долгих минут. Даже не плакала, просто в каком-то ступоре смотрела на книжецу и собственные руки.
- Что ты сказал? - как будто приходя в себя, тихо переспросила Мэри и коггда Джеффри повторил, она зачем-то кивнула. - Он? Блокнот был у мужчины? А женщина? Я слышала, что пришли двое. Мужчина и женщина. Что говорит женщина?
Девушка смотрела на Уильяма, нервно покусывая губы.
- В гостинице? На поверхности есть гостиницы? Давно был найден блокнот? Ты лучше знаешь поверхность, его слова похожи на правду? Майкл пропал не так уж и давно... Дней десять назад. Эти люди могли прийти к нам за такое время оттуда. Откуда? Они сказали откуда именно пришли? Показали место на карте? Оно совпадает с тем, куда ты направил Майкла в последний раз? А оружие? У них было с собой оружие? Что ты сам думаешь? Ты уже говорил с ними? Они похоже на тех, кто способен убить подготовленного оперативника? А потом еще и явиться к нему домой? Хотя может они не знали, что это его дом... Уильям, что ты сам думаешь?
Мэри смотрела на главу Гром-Горы и ей было очень важно услышать его мнение. Возможно он прав, возможно ей нужно самой задать подобные вопросы этим людям. Но сейчас девушка хотела услышать мнение того, кто действительно разбирался в том, что происходит. И все же не дождавшись ответа, Мэри сразу же задала еще один важный вопрос.
- А в блокноте... в блокноте нет ничего про Великую Смерть?
Открыть блокнот она сама так и не смогла, хоть и продолжала крепко держать его в руках.

+1

41

Пока девушка приходила в себя, Уильям поднялся со своего места и налил ей воды из графина. Наверное, ей было нелегко увидеть эту вещицу. И Джеффри ждал, пока девушка придет в себя. Мужчина уже сидел второй день, упрямо соблюдая тишину и даже не желая снова поговорить. Уильям, конечно, мог подождать еще, но раз пришла Мэри – не стал. Пусть она попробует поговорить со странным гостем. Если у нее не выйдет, то что ж. Пусть сидит. В конце концов, в Гром-горе был еще и изолятор. Сейчас та часть горы не использовалась, но легко можно было включить там необходимую энергию и подержать мужчину там.
А Итан и вовсе выступал за то, чтобы его убрать. Уильям же не хотел стрелять в людей просто так направо и налево. И вряд ли бы согласился на такой исход событий.
Девушка задавала много вопросов, и Уильям просто не смог на них сразу ответить. Он подождал, пока поток иссякнет, тогда заговорил:
- Мужчина и женщина. Она ничего про блокнот не знает, кажется, даже не видела его. И пришла не из Планкинтона. Думаю, ей верить можно. Дикая, но перепуганная. На поверхности есть места, где можно остановится. По старой памяти их называют гостиницами. Когда был найден блокнот, мы не знаем. Записи там обрываются, и о Великой Смерти я ничего не нашел, - Уильям даже не стал скрывать от девушки, что читал блокнот Майкла. Да и зачем? Все итак было ясно.
- Послушай, Мэри. Он нам ничего не сказал. Я хочу, чтобы ты с ним поговорила. Хорошо? – Уильям еще раз повторил свою просьбу, - Ты сможешь? Можешь прийти чуть позже, тебе сейчас несладко.

0

42

Мэри внимательно слушала и молчала. Она старалась запомнить название городка и те крохи информации, которые были известны Джеффри. Они мало что проясняли, но похоже ничего другого в распоряжении Главы Гром-Горы просто не было. Раз он предлагает девушке поговорить с пришедшим, значит все совсем сложно. Хотя Мэри и не особо понимала, почему человек пришел к ним в Убежище, принес блокнот и при этом ничего не говорит и сразу хочет уйти. Но только он сам сможет ответить на этот вопрос, какой толк задавать его сейчас Уильяму.
- Смогу, - коротко и решительно ответила католичка и громко выдохнула. - Не стоит ждать. Время давно играет против нас и с каждым днем надежды все меньше. Спасибо, что даешь мне возможность поговорить и узнать все самой. Может быть он ничего и не скажет, но я буду точно знать, что пыталась. И сделала все, что могла.
Девушка сглотнула и поднялась с кресла. Аккуратно подошла к столу Джеффри и поставила на него стакан из-под воды. Затем с некоторым сомнением положила рядом блокнот.
- Он все еще нужен тебе? Наверное будет полезен тем, кто пойдет на поверхность? Скажи когда я смогу его забрать. Если это станет возможным, - Мэри выглядела уставшей и потерянной, но твердо стояла на ногах. - Ты меня проводишь к пришедшему? У него имя есть? Вы его давно кормили? Не против, если я схожу быстро в столовую и принесу ему обед?
Возможно тот, кто принес блокнот, убил ее любимого. Но уверенности в этом не было, а значит он точно заслуживал нормальной еды, хоть и не приносил пользы Убежищу. Он прежде всего человек, сын Божий, а остальное - потом.

0

43

Спасибо за возможность поговорить? Может быть. Но у Уильяма были свои причины пустить девушку на допрос. Во-первых, потому что Шакал не хотел говорить ни с ним, ни с Итаном. Во-вторых, он не мог его отпустить, потому что не было повода доверять этому человеку, а Уильям не собирался рисковать безопасностью убежища. И в-третьих, не очень-то хотелось включать ради него часть горы и тратить энергию.
- Я бы хотел еще его изучить. Вдруг что-то упустил, - кивнул Джеффри и убрал блокнот обратно в ящик стола.
- Он представился как Шакал. Можешь сходить за обедом, я подожду тебя здесь и отведу к нему, - глава Гром-горы приподнял бровь в знак удивления, но ничего больше не сказал. Они не были злодеями, так что кормили «заключенного» вечером, перед тем, как оставить его на ночь все в той же комнате. Уильям все еще тянул с тем, чтобы перевести его в камеру и надеялся, в том числе с помощью Мэри, что ему не придется этого делать.
Хотя еще не был уверен в том, что станет с этим человеком, если он все-таки станет сотрудничать. Вряд ли можно просто так его отпустить, пока они не удостоверяться, что он не причинит им вреда.

0

44

Мэри дважды кивнула. Вначале на слова о блокноте, принимая мысль, что придется с ним расстаться, поэтому проводив его грустным взглядом. Второй раз кивок был ответом на всю информацию о новом человеке в Гром-Горе. Имя "Шакал" казалось странным. даже не именем, а кличкой. Но на поверхности многие носили именно клички, почему-то стремясь как можно быстрее забыть свои настоящие имена. Как будто хотели навсегда забыть свое прошлое. Мэри их откровенно не понимала, ведь свое прошлое, несмотря на то, что воспоминания уже стирались, да и некоторые оставшиеся яркими, приносили грусть и даже боль, это все равно была ее жизнь, которую она бы не хотела и не могла прожить иначе.
- Я быстро, - лишь пролепетала девушка, погруженная в размышления и тут же вышла из кабинета, торопясь вернуться на кухню.
На своем рабочем месте Мэри собрала небольшой обед: похлебку, тушеные овощи с кусочками мяса, травяной напиток и хлеб. Немного салфеток и чуть-чуть зелени, а также столовые приборы для одного человека. Девушка все аккуратно расставила на подносе и стараясь ничего не пролить, быстрым шагом понесла его снова к кабинету Джеффри. Там она сообщила, что взяла все необходимое и готова увидеть человека, который принес блокнот Майкла. Католичка просто молча проследовала за Уильямом туда, где держали "новенького" и с волнением и страхом, ожидала пока ей откроют дверь и запустят внутрь. Возможно Глава Гром-Горы, что-то скажет еще ей перед этим. Может слова напутствия или наоборот, напомнит об опасности или ограничениях.

0

45

Уильям дождался, когда Мэри вернется назад. Он посмотрел на все то, что она приготовила, но лишь вздохнул. Вместо обычных металлических приборов, что были в столовой, Уильям положил на поднос одноразовую вилку и ложку, которые ему принесла Энни, пока он ждал возвращения повара. Это была предосторожность, мало ли что мог удумать этот человек в камере, и нельзя было подвергать Мэри опасности. Он итак достаточно ее намучил, а тут еще и отправляет в комнату к возможному убийце ее любимого.
Уильяму не нравилась эта идея, но он понимал, что больше-то им делать нечего. Он проводил девушку туда, где держали «гостя».
- Будь осторожна, - сказал он, - Если не захочешь с ним больше разговаривать, просто постучи в дверь, и тебя выпустят.
Уильям попросил охрану открыть дверь. Он не сказал Мэри, что будет наблюдать за ними и сможет видеть и слышать все, что происходит в допросной. Пусть она поговорит с ним так, как будто находится наедине. Если уж она будет нервничать больше обычного от того, что оказалась наедине с незнакомым человеком, то Уильям даст о себе знать. А пока...
Дверь открылась, и Мэри могла зайти. Как только она оказалась внутри, охрана вновь закрыла дверь.

+1

46

Девушка с некоторым непониманием посмотрела на то, как Джеффри заменил столовые приборы. Но промолчала. Майкл конечно ей рассказывал про ужасы происходящие на поверхности, но из-за того что Мэри попала в Убежище в довольно раннем возрасте и выросла тут, никуда не выходя, ей мысли об опасности или убийстве в стенах Гром-Горы, просто не приходили.
И все же, если Уильям заменил приборы, значит так было нужно. Думать над этим прямо сейчас, девушка просто не могла. Она чувствовала, как внутри все дрожит от страха или нетерпения, перед будущим разговором. Чего было больше, Мэри и сама не могла понять. Она просто прошла вмести с Главой Гром-Горы до нужной двери, аккуратно неся поднос. На предостережение кратко кивнула, ощущая как ее лицо бледнеет и опасаясь что голос может дрогнуть, вслух отвечать ничего не стала.
Уже переступив порог Мэри поняла, что все-таки страх сейчас сильнее других эмоций и постаралась унять дрожь в руках. От того, что скажет находящийся в комнате человек, зависело многое и девушка не могла позволить себе струсить или отступить. Она молча простояла у двери несколько секунд, затем сделала шаг вперед и попыталась улыбнуться.
- Это обед, - Мэри старалась говорить миролюбиво и даже жизнерадостно, пытаясь сдержать свои истинные эмоции. Но голос все-таки дрогнул. - Или ужин. Не знаю.
Она медленно сделала еще шаг вперед и поставила поднос на стол, после чего сразу же отступила назад, пытаясь быть поближе к спасительной двери. Только оказавшись около выхода, она смогла себя заставить поднять взгляд и посмотреть на человека в комнате.

+1

47

Ну что ещё сказать. Впрочем, ничего говорить не надо было, и, возможно, потому Ричард и не говорил. А ещё ему нечего было сказать из того, что хотел услышать Уильям Джеффри, и это его разочаровало. Видимо, тот решил дать пленнику помариноваться в надежде, что это развяжет ему язык. В случае с кем-либо другим это могло помочь, но не с Блэкмором. Ему, откровенно говоря, нечего было терять, и тот действительно не владел информацией, а значит всё могло кончиться очень нехорошо. Что же, так тому и быть - кто ищет, тот всегда найдёт... Приключений на свою пятую точку. Ричард уже нашёл, и теперь не без удовольствия был готов поделиться с другими. А пока его оставили одного.
К счастью, ненадолго. Часы у мужчины забрали, но он неплохо ориентировался по времени. Выходит, кое-кто успел подумать, что делать дальше, а значит, вопросы станут изощреннее, и надо быть начеку, чтобы по дурости не сболтнуть лишнего. Ричард уже собирался было дремать на стуле, как открывшаяся дверь заставила его очухаться. В помещение вошла женщина, неся на подносе еду. С виду вроде бы ничего страшного - просто принесли поесть. Обслуживание в номерах, ага? Нет, просто не хотят, чтобы пленник помер с голоду, пока не расскажет всё, что знает. Значит, определенная система у них была, как допрашивать людей, пусть и достаточно щадящая.
Нельзя было не заметить, как трясётся от страха эта девушка. Должно быть, её пугал облик гостя, слишком старого, чтобы казаться нормальным на фоне прочих, где мало кому было больше тридцати. Седина - вещь слишком редкая, чтобы сразу не броситься в глаза. Может, стоило одеть  повязку на лицо... Не важно. Не то что бы было странно, что "кормилица" вошла одна, и либо за дверью стоит пара дюжих парней, либо что-то здесь не так. Естественно, вероятность, что эта девица собиралась продолжить допрос, была крайне мала. Но была.
Поставленные на стол блюда хорошо пахли. У Ричарда было подозрение, что ему могли принести нечто эдакое, фабричное, чьи вкусы до сих пор не забылись в памяти мужчины. Но и этой простой пищи было достаточно. Она ведь точно не отравлена и не пропитана сывороткой правды, как бы абсурдно это не звучало - в любом случае, умереть Блэкмор не боялся, а химия всё равно не помогла бы, ведь он действительно ничего не знал. Ну если только там ЛСД, и тогда он точно напридумывает небылиц, за которые его как минимум расстреляют.
- Спасибо. - как можно дружелюбнее попытался сказать он, но настрой был совершенно неподходящим, и получилось как-то сухо и чересчур серьёзно.
Торопиться с приёмом пищи Ричард не стал. Найдя среди приборов пластиковую вилочку, он немного поковырял овощи, помешал напиток.
- Вот так всегда. Такое ощущение, что за пятнадцать лет выгребли все запасы чёрного чая и кофе.

0

48

Мэри во все глаза смотрела на незнакомца, все еще не набравшись сил снова подойти ближе к столу. Она не ожидала увидеть  "подобное". Ни Эдди, ни Уильям ей "совершенно случайно" забыли сказать, что пленник - взрослый. И девушка даже потерла глаза, не веря им. Насколько она знала, во время Великой Смерти все кто был старше подросткового возраста - погибли. А этот мужчина выглядел на лет... непонятно на сколько именно, но точно был значительно старше всех кого Мэри видела до сих пор. Он точно был взрослым!
И тут разум девушки обуял первобытный страх. И даже не обычный страх перед чужаком или шок от увиденного, а именно сильнейший первобытный страх! В ее голове сразу же сложилось несколько мыслей вмести: пропажа Майкла, сообщение о возращении Великой Смерти и взрослый, который пришел в Гром-Гору с блокнотом ее любимого. А что если именно он и не сет новую волну смертей? Как он вообще мог пережить первую? Только если... если был среди тех, кто виновен в ней. Мэри конечно заставляла себя верить, что Великая Смерть была послана Господом, за грехи этого мира. Но как не старалась считать ее очищением и никого не винить в смертях, все равно где-то глубоко внутри засели и другие мысли. Джеффри иногда говорил о науке и даже позволял читать некоторые книги. А Майкл, будучи оперативником, больше верил в оружие и здравый смысл, чем во Всевышнего. Мэри никогда не спорила с ним, считая что у каждого свой путь и свой взгляд на мир. Но его размышления, его слова, иногда все-таки заседали и в уме юной католички. Именно сейчас, они всплыли, заставляя построить именно такую логическую цепочку. Взрослый равен Великой Смерти.
- Сколько тебе лет? - наконец смогла выдавить Мэри и громко сглотнув, на дрожащих ногах сделала пару шагов вперед. - Ты... ты взрослый? Но как?
Смелости на другие более развернутые вопросы, пока было не достаточно.

+1

49

Взгляд у неё был такой, словно увидела призрака. Нет, даже двух или трёх или... Словом, очень много призраков. Глаза девушки были хорошо знакомы Шакалу, и не в том смысле, что они были знакомы, а в том, что похожее ему уже не раз приходилось наблюдать в такой же ситуации. И хотя случаев, подобных этому, были единицы, зрелище слишком запоминающееся, чтобы в очередной раз не умилиться и не улыбнуться. Ричард же никак свои эмоции не проявил - ещё один человек увидел живого представителя двуногих старше его самого минимум в два раза. Кстати, в этом и заключался нескоро последовавший вопрос.
- Что же, Святой Библии под рукой нет, только этот поднос и тарелки, но, как раньше часто говорили в таких случаях... - мужчина занёс ладонь над едой, - Пред Богом и судом, клянусь говорить правду и только правду, и да покарает меня Всевышний, если утаю или лжесвидетельствую. - он выдержал паузу, не отрывая взгляда от женщины, - Мне сорок пять лет. Или сорок четыре, но не меньше. А на вопрос "как", ответить затрудняюсь даже с высоты своего возраста. Может, я слишком праведен в глазах Господа, или наоборот, чересчур грешен, чтобы попасть в рай, и таким образом мне был дан шанс покаяться и раскаяться.
Нательный крест на её шее говорил о многом, особенно в нынешние времена. Просто так этот христианский символ никто не одевал.

+1

50

Мэри молча слушала незнакомца и внимательно смотрела на него во все глаза. Она больше их не прятала, и хотя все еще боялась, но оказалась достаточно смелой, чтобы смотреть прямо. Хоть и не сразу.
Первые слова о Библии и подносе, смутили девушку, которая не могла понять, говорит мужчина искренне или же издевается над ее верой. Но он не смеялся и не оскорблял. Говорил прямо, спокойно, ровно и даже слишком "правильно". Мэри казалось, что никто из взрослых не мог выжить после Великой Смерти. Но даже, если это каким-то чудом произошло, то мыслить и говорить они должны бы совершенно не так, как живущие ныне. Но пленник говорил пусть и не слишком обычные для "молодежи" вещи, но такие, которые были понятны католичке и не вызывали у нее противоречий или отторжения. Он говорил почти как ее покойный отец или дядя Кензи, Мэри уже точно не помнила. В любом случае, верно подобранные слова, смогли запутать и "подкупить" девушку, которая теперь скорее верила пришедшему, чем опасалась его.
Мэри сделала еще один шаг вперед, и отодвинув села на стул, который стоял ближе к двери, недалеко от стола.
- Сорок пять? - уже более спокойно, переспросила католичка. - А как тебя... вас... тебя зовут?
Девушка смутилась, не зная как нужно обращаться с собеседнику. с Одной стороны она уже давно привыкла говорить только "ты" всем окружающим. С другой, в детстве ее учили обращаться на "вы" к взрослым. И хотя в английском языке именно местоимение "you" было общим, но по интонации и другим словам, можно было понять как именно к тебе обращаются. С уважением или как к равному.
- Меня зовут Мэри, - тут же поспешила сообщить девушка, считая правильным представиться первой.

+1

51

- Звали. Точнее будет так сказать, потому что технически имя и фамилия человека определены документом, удоствоеряющим личность, той страны, гражданином которой он является, а поскольку Соединенных Штатов Америки больше не существует как централизованного государства, и паспорт, вдобавок ко всему, утерян, можно с уверенностью сказать, что меня не зовут никак. - Ричард задал было повествовательный тон, но вовремя поймал себя на том, что болтает не по теме. Стресс, наверное, - В общем, вот уже полтора десятка лет меня зовут Шакал, и до настоящего момента это никому не причиняло дискомфорта, тем более, что это куда легче выговорить, чем, например, Жан-Себастьян Румпельштильцхен. И, предугадывая твой вопрос, сразу оговорюсь, что так меня точно никогда не звали.
Он улыбнулся, стараясь сгладить смущение, в котором пребывала гостья, разрывающая между резонной опаской и неприкрытым любопытством.
- Очень приятно с тобой познакомиться, Мэри. - тут на Блэкмора снизошло озарение, - Майкл часто упоминал тебя в своих записях. Наверное, вы были очень близки, раз он так по тебе скучал. Но если ты здесь для того, чтобы узнать, где он и в каком состоянии, то вынужден тебя огорчить. Мне действительно ничего не известно о том, что с ним случилось, и единственное, что можно сделать в моём случае, это сделать предположение, основанное на том, что я видел и чего, наоборот, не видел. Майкла я не видел, ни рядом, ни вдалеке. Свой дневник он оставил в гостинице не случайно, возможно, даже специально, рассчитывая, что кто-то вроде меня найдёт его и использует надлежащим образом, например, чтобы найти вас и сообщить дурные вести. Возможно, он попал в беду, и таким образом оставил подсказку на последних страницах, как ему помочь. Я не знаю того, что знает мистер Джеффри, поэтому в данный момент вся ответственность сосредоточена в его руках. Место, где твой мужчина оставил последний след, вы найдете и без моей помощи, но даже если будет очень нужно, и мне придётся провожать вас дотуда и показать, как всё в точности было, это всё, чем я смогу помочь. Одно лишь скажу наверняка - Майкл наверняка жив и нуждается в помощи друзей. В новом мире никто просто так без вести не пропадает.

Отредактировано Шакал (2016-05-15 17:23:14)

+2

52

Мэри не слишком понимала то, о чем начал говорить незнакомец. Она вообще не помнила своей фамилии и не слышала чтобы кто-нибудь еще помнил, кроме Уильяма. Вот он прекрасно помнил свою и даже не был против, когда его называли Джеффри. Все остальные живущие в убежище и новенькие, всегда назывались только именами или кличками. Некоторые действительно уже просто не помнили своего имени. Или не знали. А человек сидевший напротив Мэри, прекрасно помнил, но почему-то все равно решил сообщить только прозвище. Это казалось странным. Очень странным. Как и то, что он слишком долго говорил о том, что все эти данные - в прошлом. Видимо он все-таки не смог распрощаться с тем миром, который знал и помнил, в отличии от всех других выживших. Но от всех ли? Если по непонятному стечению обстоятельств или Воле Божьей, смог выжить один взрослый, то почему не верить в то, что живы и другие? А ведь эта вера и знание, многое меняет в жизни людей Убежища.
Размышления девушки прервали следующие слова Шакала. Он заговорил о Майкле. Сразу. Без вопросов с ее стороны или какого-то вступления. Просто выложил все что хотел сказать. И опять оставил Мэри в замешательстве. Либо его слишком много уже спрашивали о пропашем парне, и он решил сэкономить время, либо он врал. И хотел высказать свою придуманную ложь, пока не забыл все подробности. Девушка никак не могла решить к какой версии она склоняется больше. Слишком подозрительно он заговорил о любви Майкла к ней. Как будто хотел запутать. Или нет? Все казалось таким сложным для такой просто девушки, как Мэри.
- Ты убил Майкла? - на всякий случай прямо спросила католичка, почему-то решив что если Шакал посмотрит ей в глаза и даст четкий краткий ответ, то она точно поймет верить ему или нет. - И если нет, то зачем ты хочешь уйти? Ты пришел в Убежище, туда куда стремятся многие люди с поверхности. И теперь тебе нет нужды выживать. Ты можешь жить спокойно, в безопасности и сытости. Если будешь полезен. А ведь ты точно можешь быть полезным, ведь многое знаешь. Ты слышал что-то о Великой Смерти? Не боишься, что она может вернуться?
Слишком много вопросов за один раз. И все же, Мэри хотела услышать ответы на все.

+2

53

Ричард не рассматривал эту девушку как кого-то, кто мог бы сыграть важную роль в его дальнейшей судьбе. И наоборот, в его представлении именно эта кажущаяся пустяковой встреча могла стать козырем, определяющим всё. Она слушала его с неподдельным вниманием, и мужчина выдерживал норму - говорил не больше, чем требовалось, но и не меньше, чем та хотела услышать. И упоминание Майкла в нужном ключе повлекло за собой соответствующую реакцию.
- Нет. - прямой вопрос требовал не меняя прямого ответа, и Блэкмор умел из давать, не обинуясь.
Говорят, Каин, грешник и нечестивец, не выдерживает прямого взгляда. Что до Шакала, то если он и был грешником, то только перед самим собой. Или, по крайней мере, так думал. А поскольку он был совершенно уверен в том, чего не делал, без зазрения совести испытание "глаза в глаза" им было выдержано полностью. Впрочем, даже откровенно и нагло говоря ложь, он бы ничуть не выдал себя - иногда отделы мозга, отвечающие за мимику, попросту забывают, каково это краснеть, смущаться, тупить взор.
- Почему я хочу уйти. - Ричард произнес это без вопросительного тона, - Потому что мне здесь не место. Я не знаю, где оно, но точно не здесь. И там, куда мне нужно, не обязательно должно быть безопасно, сыто и мирно.Я мог бы быть полезен, я действительно много знаю, но больше груз, нежели преимущество. Слышал ли я о Великой Смерти? Нет, не слышал... - он взял паузу, всё ещё не сводя сурового пристального взгляда с Мэри, - Я её видел. Этими самыми глазами видел кару Божью, чуму, выкашивающую города, страны, целые нации и континенты. И если она вернётся вновь, никого уже не останется, потому что некого больше щадить. Надеюсь, что меня тоже не станет. Потому, что я устал. Не важно, будет ли это Великая Смерть, или старость, или инфаркт, или мистер Джеффри поставит меня к стенке и всадит пулю в затылок - это не имеет никакого значения. Мой срок годности вышел пятнадцать лет назад. Перед тобой лишь старые часы, в которые через разбитую витрину задувает ветер и продолжает раскачивать маятник. Просто циферблат покрылся пылью, что ничего не разобрать, и стрелки встали.

+2

54

Мэри поверила словам мужчины, то он не убивал ее любимого. Вроде не было оснований полностью верить ему, ведь блокнот то был в его руках. Но глаза собеседника определенно не врали. Поэтому, девушка лишь кивнула и приняла для себя его слова как факт, решив больше к этому не возвращаться. Возможно, причиной такой легковерности, стало нежелание верить, что Майкл вообще мертв.
А вот рассуждения Шакала о причинах ухода, поставили Мэри в тупик. Она конечно хотела покинуть Гром-Гору сейчас, но только потому, что спешила на поиски парня. В любом другом случае, девушка не согласилась бы добровольно уйти из безопасного и "сытого" места. Тем более после всех слов, которые слышала от новеньких о поверхности. Да и сами оперативники, когда возвращались, хоть и скучали по "свободной" жизни, но были рады оказаться в Убежище.
- У тебя есть миссия? - внезапное озарение снизошло на католичку. - Ты не можешь остаться тут, потому что должен что-то найти? Человека, место, вещь? Может тебе сняться сны, которые зовут или есть причина быть "скитальцем"?
Для Мэри казалось, что только священные или личные поиски могут полностью оправдать нежелание жить в тепле и безопасности. Может быть Шакал просто не хочет говорить о своей истинной цели или опасается, что его не поймут. Многие в Гром-Горе не понимали искренней веры Мэри в Бога и если бы не знали ее очень давно, возможно считали бы даже "ненормальной". Может и мужчина столкнулся с чем-то подобным и даже сам не способен объяснить, что именно ведет его вперед. Но он точно не случайно нашел блокнот и пришел в Убежище. Он сделал то, что было задумано кем-то более сведующим и понимающим.
На слова о желании смерти, девушка понимающе закивала и даже как-то неосознанно протянула руку, чтобы коснуться руки "взрослого". Она прекрасно знала, что бывают моменты когда жить ты уже не хочешь. Усталость, боль, безысходность  -  берут свое. Но даже в этот момент, истинный верующий не может убить себя сам или намерено пойти под пули. Самоубийство путь не только слабых, но и грешных.
- Уильям не убьет тебя, - то ли успокаивающе, то ли с сожалением произнесла Мэри. - Мы не убиваем людей, если не вынуждены защищаться. Ты не похож на того, кто хочет нас убить. Но и отпустить тебя он наверное тоже не сможет. Даже если ты станешь одним из нас. Не все могут выходить на поверхность, когда захотят.
Девушка тяжело вздохнула и тут же попыталась улыбнуться.
- Никто не способен быть обузой, если обладает знаниями или Светом.

+1

55

- Нет, ты слишком всё усложняешь. Для человека перед Богом всё просто, хотя и порой тяжело физически, но если живешь по совести, то все ответы заложены в ней и в тебе. Цель... У всех есть своя цель, предназначение, судьба. Моя судьба не здесь, я знаю потому, что знаю, потому что доверяю вере и совести. Порой лучше не ведать о будущем, это может подорвать уверенность в правом деле, вселить страх. А там, где страх, Бога нет. Я ничего не боюсь, а значит, даже если я не с Ним, то, по крайней мере, не с сатаной, и это само по себе хорошо.
В отличие от других людей, коим удавалось познакомиться с Ричардом поближе, в жителях этого места было нечто привлекательное, навевающее прежнюю жизнь, до Великой Смерти. Возможно, место, обстановка, уцелевшие следы цивилизации. Блэкмору хотелось бы здесь остаться, и он слукавил бы, говоря, что не желает этого, но на самом деле он действительно не собирался оседать на новом месте, как бы замечательно оно не было. Хотя бы в силу привычки, в силу того, что ему просто не хотелось что-то менять в своей бродячей жизни. Единственное, на что он мог пойти без зазрения совести, так это на кратковременное пребывание в Гром-горе, оказать посильную помощь и в скором времени удалиться восвояси.
- Светом? Откуда эти слова? У апостолов этого точно нет, разве что у канонизированных святых. Но если ты имела ввиду послание Павла к коринфянам... Нет, нам определенно не стоит говорить на эту тему, как и на ту, ради которой меня здесь содержат. Если мистеру Джеффри угодно моё общество ещё какое-то время, то пусть хотя бы вернёт гитару и поделится сигаретами. Со скуки можно одичать, честное слово.

+1

56

Мэри смотрела на говорящего, с открытым ртом. Она слушала его, как завороженная, лишь едва заметно подавшись вперед. Уже очень давно, католичка не встречала никого, кто мог бы произвести на нее такое впечатление. Сильное. Тяжелое. Светлое и несгладимое. Может быть только Майкл. Но он был другим. И говорил иначе.
Мэри не могла не слушать Шакала, не могла не согласиться с ним, хотя и понимала что он нужен Гром-Горе. Очень нужен. Потому, что в нем еще жив Бог. Потому, что он лично видел Великую Смерть. Потому что он как будто знает и понимает, что-то намного более важное чем вещи, лежащие на поверхности. Или умные слова в Книгах, которые есть в кабинете Джеффри. Иногда ты смотришь на человека и просто что-то знаешь о нем.
Когда мужчина замолчал, Мэри растеряно закрыла лицо руками. Она не знала что сказать. Сказать что он должен остаться, попытаться убедить его в этом? Но если он прав? Если его Высшая Цель не в Гром-Горе? Как она может мешать его пути?
Пообещать, что убедит Уильяма отпустить его? Но это не правда. Джеффри не отпустит "гостя" просто так. В этом есть смысл.
- Что же тогда делать? - убрав руки от лица и смотря прямо на Шакала, но как будто мимо него, проговорила девушка. - Какой путь правильный?
Собеседник точно не был случайным человеком. Скорее всего их встрече суждено было состояться. Именно сейчас и именно в Гром-Горе. И Мэри простоя обязана что-то важное понять. Но что? Католичка тряхнула головой, прогоняя свое наваждение.
- Сигареты? - переспросила девушка. - Я попрошу об этом Уильяма. Если у него есть сигареты. Не знаю.
Мэри поднялась на ноги и нерешительно направилась в сторону выхода. Ей требовалось время, пространство и что-то еще, едва улоимое, чтобы собрать все свои мысли и ощущения в кучу. Девушка шла сюда с одной четкой задачей - узнать про Майкла. Сейчас же ее мысли разбредались, никак не собираясь вмести.
- Еще что-нибудь? - уточнила Мэри, обернувшись у самой двери. - Я вернусь. Обещаю.

+1

57

- Определенно, действовать согласно голосу совести - врожденному Божьему закону. И только смирение, долготерпение и послушанием Его воле является истинным и спасительным путём. Если ты верующая, то лучшего ответа тебе и не нужно.
Ричарду становилось ясно, что помочь ему Мэри не не сможет, во всяком случае, не так, как он бы того желал. Однако, кое в чём польза от этого разговора вполне усматривалась. Девушка вопрошала не из праздного любопытства, ей нужно было помочь, и прямо сейчас Блэкмор сделал это, насколько мог сделать правильным словом и убедительностью. А это в свою очередь означало прежде всего для него, что какую-то часть своей миссии он выполнил - помог человеку.
На вопрос о сигаретах мужчина утвердительно кивнул. Когда Мэри встала и засобиралась уходить, он облокотился о стол и бросил напоследок короткое "Хорошо".

0

58

Слова Шакала поселили в разуме Мэри еще больше вопросов и сомнений. Вроде ответ был так прост - поступай по совести, ведь Бог есть в каждом. Но именно сейчас девушке показалось, что она не слышит собственных мыслей. И просто растеряна. Нужно было поговорить с Джеффри. Сейчас.
Мэри постучала в дверь, ожидая когда ее откроют и вышла в коридор. Она сделала пару шагов и потеряно облокотилась спиной о стену, ожидая пока Уильям сам появиться перед ней. Ей было что ему сообщить. И снова внутри появилось ощущение, что Глава Гром-Горы очень многое скрывает. Он не сказал, что Шакал - взрослый. Ведь не мог не заметить! И это очень важно.

+1

59

Уильям тоже заметил странность в их госте. Он и правда выглядел старше, чем все, кто встречался ему до этого. Но не настолько, чтобы сразу опровергунть то, что мужчина знал половину всей своей жизни: все взрослые погибли во время Великой Смерти. Он сам мог умереть, будть хоть на пол года старше. По сути, здесь, в Гром-горе, он действительно когда-то был старше всех детей. Сейчас возрастные рамки стерлись.
К тому же, люди на поверхности тоже выглядили не слишком хорошо, постоянно находясь в трудных условиях, это сказывалось и на их внешности.
Но Уильям удивился вопросу Мэри, наблюдая через специальное стекло за их разговором. Еще больше он удивился ответу, который она получила. Но Джеффри все равно решил пока не вмешиваться. С Мэри этот мужчина начал разговаривать, и это было на руку. Ему или Итану он вряд ли бы назвал свой возраст, судя по тому, как с ними начал говорить.
Уильям дослушал разговор до самого конца. Со стороны складывалось ощущение, что Шакал просто вешает девчонке лапшу на уши, пытается заговорить зубы. Но сказал,ч то Майкла не убивал, и даже Уильям ему поверил, чего не сказать об Итане. Начальник безопасности горы всегда был слишком подозрительным.
Уильям вышел из своей комнатки, когда вышла Мэри и быстро оказался рядом с ней.
- Как ты? – спросил он, заметив, что Мэри еще у Шакала испытывала некоторые потрясения, - Пойдем в кабинет.

0

60

Мэри молча кивнула и все еще пребывая в смешанных чувствах и раздумьях, проследовала за Джеффри. Только оказавшись в его кабинете и заняв сидячее положение, девушка заговорила. Причем говорила она более менее ровно, но смотрела почему-то не на Уильяма а куда-то в пол.
- Почему ты не сказал, что он взрослый? - секундная пауза, потом Мэри просто махнула рукой, как будто и не ждала ответа. - Уильям, я не знаю как следует поступить. Я верю, что этот человек не убивал Майкла, но думаю что он все-таки может помочь в его поисках. Может оказаться полезнее, чем любой из оперативников. Его опыт, возраст... он нашел блокнот, а может что-то еще... У него просто больше шансов. И он хочет уйти. НО... Я не уверена, что мы можем его отпустить. ТЫ можешь его отпустить. Майкл сообщил, что Великая Смерть возвращается. Мы не знаем, так ли это, но это возможно... И перед нами сейчас находиться возможно единственный в мире человек, который пережил ее в сознательном возрасте. Который видел ЧТО и КАК происходило. И который по непонятным причинам - ее пережил. Ты знаешь, что я больше верю в Божью Волю, чем в науку, но... возможно наука сможет найти в теле или разуме этого человека что-то, что позже спасет жизнь всем в этом Убежище.
Католичка замолчала и тяжело выдохнула, после чего сцепила пальцы в замок и наконец посмотрела на Джеффри.
- Меня разрывает на части. Я хотела бы просить тебя, даже умолять о том, чтобы ты позволил Шакалу покинуть Гром-Гору, с условием что он поможет в поисках. Это шанс. Это огромный шанс найти Майкла. Может быть единственный по-настоящему реальный шанс. Но я не могу обречь на гибель всех жителей Убежища, позволив уйти единственной возможности узнать что-то важное о Великой Смерти. И в том, и в другом случае - у нас мало времени и мы не можем выбрать какой-то вариант, в надежде что после этого сможем реализовать второй. Это не так. Либо мужчина уйдет и поможет с Майклом. Либо останется и станет шансом что-то понять о прошлом и будущем. Может быть если мы найдем Майкла, то найдем и информацию о Великой Смерти, ведь он не просто так сказал о ней. Но... может и нет.
Мэри замолчала, не зная что еще может сказать. Сейчас в ее разуме наконец сформировалось четкое понимание ситуации. Пропажа Майкла - горе для нее и потеря для Гром-Горы. Но ставить жизнь одного оперативника выше всех других жизней... не правильно. По любым законам.

0


Вы здесь » Новый мир » Летопись » Квест 0.9.2. "Пропавшие без вести"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC