Новый мир

Объявление

Добро пожаловать!

Постапокалипсис, экшн
Великая Смерть пришла 15 лет назад, убив всех взрослых и оставив тех, кто не достиг половой зрелости. Но дети выросли...

НОВОСТИ

► Добавлен новый игровой раздел, где можно поучаствовать в событиях Великой Смерти

► Форуму исполнилось 5 лет!

► Добавлены новые акции, ждем оперативников и жителей Планкинтона!

Время в игре:
21-31 мая 2029 года.
Погода в Планкинтоне:
от +6 до +14 С, облачно

► Убит Тони! Глава города Планкинтон застрелен прямо на улице на глазах многих жителей и гостей города. Позже один из его подручных убил Стива - правую руку уже мертвого главы и призвал горожан встать на его сторону в обмен на все, что можно снять с этих двух трупов.

► В Гром-горе пропал оперативник. «Великая смерть возвращается» - такое последнее сообщение оставил Майкл для руководителя Гром-горы. Но никаких предпосылок и симптомов болезни на поверхности не обнаружено. Начались поиски пропавшего громовца.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Новый мир » Летопись » Долг жизни


Долг жизни

Сообщений 61 страница 90 из 130

61

Мэри безумно устала. Как и Иван, но у него почему-то находились силы еще на то, чтобы позаботится о девушке. Он носился как угорелый, таская брюнетку на руках, пока та лишь тихо постанывала от усталости. Как то все снова навалилось. И воспоминания о сестре, и ужасы лагеря. В добавок ко всему, почти все последнее время пленная проводила в одиночной комнате, маленького размера, отчего и так уже почти пропавшие мышцы, совсем перестали расти. Сейчас Мэри весила намного меньше, чем когда-то на ферме, да и сил теперь было мало. Именно поэтому, католичка лишь смогла стыдливо слегка сопротивляться, когда Малахов стягивал с нее одежду, вынуждено глядя на ее тело. Девушка вяло попыталась прикрыться, но руки уже почти не слушались ее. А мужчина брезгливо отвернулся, едва завидел ее похудевшую грудь. Мэри и не ожидала, что может сейчас выглядеть для него привлекательно. Он ясно дал это понять еще днем, но такая реакция все-таки больно резанула по самолюбию и, ее таившимся в глубине сердца, надеждам. Хорошо, что расплакаться от разочарования, сил тоже не хватило.
А потом Иван заботливо укутал ее в плед и уложил в машине, прикрыв каким-то одеялом. Сам лег рядом и обнял девушку, стараясь ее согреть. И действительно становилось теплее, постепенно уходила дрожь и невыносимо клонило в сон. Но Мэри не давала себе возможность уснуть. Как только дрожь прошла окончательно, она еле слышно заговорила.
- Нам не стоит спать вдвоем, - пробубнила охотница. - Вокруг не поставлены ловушки, а значит можно легко подкрасться к машине. Один должен дежурить. Ты весь день вел машину, это могу сделать я. Только мне нужен какой-нибудь стимулятор. Потом ты меня сменишь, если будет нужно.
Подумав несколько секунд Мэри добавила, больше размышляя вслух.
- Мы конечно пытаемся выжить и согреться, но это неприлично... когда мужчина и девушка спять в одной...хм... постели. Бог конечно простить, но...
Что именно "но" девушка так и не сказала. Она никак не могла себя заставить полностью забыть о приличиях, даже на грани жизни и смерти. В конце концов, человек перестает быть человеком, когда предает свои принципы. А может быть Мэри  просто искала повод, провести ночь в отдалении от Ивана, который был красивым, теплым и просто безумно пленительно пах. Интересный запах. Фермерша не могла понять чем именно пахнет спутник. Может просто... мужчиной. Любимым мужчиной.

+1

62

Иван приподнял голову, глядя на Мэри и слушая ее. Вот, блин, колбасит девчонку... То днем себя ему в открытую предлагала, то теперь им стало нельзя спать вдвоем. И отмазку нашла. Но смотрела так... Ну, в общем, Иван прекрасно знал такие взгляды, не мальчик как бы.
- Бог простит. Он добрый, - пообещал он, улыбнувшись и чуть не рассмеявшись. - И черт с ними, с ловушками...
И принялся нежно целовать Мэри в губы. Вот сейчас уже было вполне уместно отнять у Вальгаллы ее "Деву Марию". Конечно, найдут себе новую как-нибудь потом. Но это будет уже не Мэри. Иван был намерен сделать все, чтобы первый секс для девушки был максимально приятным. Чтобы она расслабилась, наконец. Если, конечно, сейчас не надает по мордасам и не отпихнет. Чему он, впрочем, не удивится. Он уже перестал удивляться чему-либо, сказанному и сделанному девушкой.
Рука Малахова скользнула под спальник и плед высвобождая тело Мэри из них. Но действовал нежно, осторожно и не торопясь. К черту церемонии: если двое хотят заняться любовью, то к чему слова? Надо просто действовать. Слова и Бог подождут. Хоть Иван устал, как собака, но возбуждение - это такая штука, которая наполнит энергией любое полуубитое тело. И сейчас он ему не станет противиться. И пустит в ход весь свой опыт, чтобы расслабить Мэри, выпустить уже из нее женщину. Желательно, счастливой.
Наверно, он ни с кем не был так нежен и чуток. Старался ловить ее реакции и понимать по ним, что девушке нравится больше. И, наверно, таких долгих "прелюдий" сроду не дарил своим девчонкам в прошлом. Но с ними все было не так. Там все было проще. А сейчас он очень хотел доставить удовольствие не столько себе, сколько Мэри. Чтобы для нее перестала уже вызывать неприятие близость мужчины. И близость с мужчиной. Чтобы не создавать девушке в будущем проблем, Иван планировал применить прерванный акт. И стараться не потерять головы. Иначе расставание в горе Шайенн может стать слишком болезненным...

Отредактировано Иван Малахов (2014-09-08 19:41:23)

+1

63

Мэри смотрела на мужчину, ожидая его решения. Но вместо того, чтобы отправить ее наружу нести «вахту», Иван внезапно стал целовать ее. Очень ласково и нежно, как будто она была дорога ему, как будто была близкой и нужной, как будто… Еще секунду назад католичка размышляла о грехе, а сейчас просто тонула в глазах любимого. Разум кричал, что нельзя разрешать ему касаться себя, нельзя позволять вот так ласкать и нужно прямо сейчас покинуть машину. Но тело и сердце, в унисон пели о наслаждении, которое переполняло всю сущность Мэри от прикосновений партнера. Руки, губя, объятия… По телу пробежала дрожь и проступила «гусиная кожа», а ведь в салоне уже было очень тепло. Руки, губы, глаза… Нежность, страсть, любовь… Иван был очень горячим и невыносимо родным, как будто всю свою жизнь девушка жила только для того, чтобы оказаться сейчас в этом лесу в его объятиях. Как будто сбывалось предназначение или мечта… Как будто… В голове Мэри уже не осталось слов или других мыслей, кроме жгучего желания принадлежать мужчине целиком. Душа, сердце и тело, наконец слились в едином порыве, больше не терзаясь сомнениями.

Девушка ничего не говорила, лишь тихо постанывала, принимая ласки Малахова и неумело, пытаясь что-то делать в ответ. Она иногда закрывала глаза, выгибаясь, но чаще наоборот, не отрываясь смотрела на мужчину, стараясь ловить каждый взгляд. Но когда дело дошло до самого важного и в какой-то момент Мэри коснулась «орудия» мужчины, она неожиданно вскрикнула и дернулась от испуга, сразу сжавшись в дрожащий комочек. Ей стало страшно, очень страшно. Настолько, что она не могла сейчас расслабиться и преодолеть свой страх, хотя и доверяла Ивану полностью. Просто в романах писали одно, а на деле все было совсем иначе. Фермерша конечно видела как «это» делают животные. Но животные делали это как животные и католичка никогда не хотела быть на них похожа. А еще она видела соитие в лагере. Но там всегда присутствовало насилие. И женщины кричали и страдали. Всегда… наверное по-другому и не бывает. Но то, что видела там Мэри, было ужасным. И она не хотела, чтобы с ней произошло подобное.
Она была настроена решительно, она считала, что готова. Она думала, что сможет. Но не может. Не может. Не хочет. Боится.

Брюнетка, продолжая быть зажатой до предела, закусив нижнюю губу, посмотрела в глаза партнеру. И в ее взгляде был непередаваемый, почти первобытный ужас.
- Не надо, - заикаясь, едва слышно прошептала Мэри. – Пожалуйста… Прости…Не могу…
Что еще сказать, девушка не придумала. Она прекрасно понимала, что сейчас находиться наедине с сильным, возбужденным мужчиной в лесу. И если Иван захочет сейчас продолжить, ему ничего не сможет помешать.

0

64

Иван, который был уже заведен до предела, с разинутым ртом смотрел на Мэри. Только что отвечала на его ласки, явно была готова, и вдруг включила динамо, забившись в угол салона.
- Бляяяяяя, - со злостью протянул Малахов и уткнулся головой в опустевший спальник Мэри, сжав его в кулаках.
В такие минуты женщину хочется убить. Выдохнув и сдержав ярость, Иван поднялся на карачках, осмотрев на девушку. Махнул рукой, мол, не волнуйся, не нападу. Он боялся сейчас рот раскрыть, потому что много чего мог наговорить. Нащупал плавки, натянул. Вздохнул.
- Не бойся, не трону, если не хочешь. Спи, - сказал он глухо и вылез из машины, оставив в ней Мэри одну.
Ну, вот что тут сделаешь? Водичкой холодной сбивать пыл? Вряд ли поможет... Иван знал, что противная тяжесть останется, даже после водички. И завтра будет чувствоваться. На хрен, надо решать проблему радикально и всесторонне, чтобы завтра о этом не думать. Вокруг уже было темно, только машина изнутри слабо подсвечивалась сквозь окна горящим индикатором печки. Полная тишина, хотя сейчас у Малахова в ушах шумело, мог чего-то и не услышать. Серп луны полз по небу и беззвучно ржал над любовником-неудачником, услужливо освещая гладь озера и светлую полосу песка вокруг него. "Какая ж ты сука, дорогая природа, - подумал Иван, сжав зубы, и рванул бегом по песку вдоль озера, сжигая калории, которые должен был потратить совсем на другое. Хорошо так бежал, "от души", выкладываясь полностью. Метрах в 100 от машины нарвался на камень, отбил палец и долго матерился от боли. Потом сиганул в озеро. Мощными гребками поплыл обратно к стоянке, заставляя себя следить за дыханием и без отлынивания. Так, что мышцы зазвенели от напряжения. Помогло, но не идеально. Не доплыв немного до бережка возле машины, в каких-то сраных камышах, оскальзываясь ногами в иле, провел акцию "помоги себе сам", после чего уже спокойно доплыл и вышел из воды напротив джипа, который сейчас почти сливался с окружающим лесом в единую темную массу. Отдышался, посидел на песке минут пять. Потом решил, что надо спать. Да и устал теперь уже по-всякому.
Подойдя к машине, взял свое полотенце, висевшее на боковом зеркале, тщательно вытерся. Открыл багажник, достал себе сухие трусы. Переоделся прямо возле машины, совершенно не стесняясь (чего она там еще у него не видела?), и повесил плавки на сучок дерева рядом со своим остальным барахлом - сохнуть. Вытянул из сумки еще чистую хлопковую футболку, закрыл багажник и, отряхнув ноги от песка, вернулся в машину. Там уже было жарко, как  в бане - печка-то так и работала. Щелкнув клавишей, Иван выключил ее, приоткрыл окно и повернулся к Мэри, бросив ей футболку.
- Надень, - тихо сказал он и полез в свой спальник, стараясь отодвинуться от девушки подальше, насколько позволяла ширина салона.

Отредактировано Иван Малахов (2014-09-08 22:57:02)

+1

65

Мэри прекрасно понимала злость мужчины. Вернее не понимала, поскольку не могла знать как он себя сейчас ощущает морально или физически, но интуитивно догадывалась и ощущала. И ей хотелось его утешить или помочь, хотя она сама и стала причиной возникшего «конфликта». Но глупо делать то, чего ужасно боишься только чтобы не «поругаться». Иван был рассержен. Иван был разочарован. Иван был решителен и скор. Возможно, если бы он пообещал, что все будет хорошо и она может ему довериться и в этом вопросе, девушке бы удалось перебороть свой страх. А может быть совесть замучила бы раньше, если бы он не ушел из машины. Кто знает… Но он ушел, пообещав не трогать.
Малахова не было минут десять или тридцать, фермерша не следила за часами, которых никогда и не носила. Все эти минуты, она снова и снова прокручивала в голове ситуацию, опасаясь что Иван ушел насовсем. И даже то, что парень покинул машину только в плавках (а в них далеко не пойдешь), совершенно не смущала Мэри, которая с каждой минутой волновалась все больше.
Когда дверь машины наконец открылась и внутрь залез уставший Малахов, девушка выдохнула с огромным облегчением. Еще никогда она не была ТАК рада его видеть. Она уже собралась извиниться, обнять… все что угодно, лишь бы он больше так не уходил, но Иван лишь кинул ей футболку, предложив одеться. А сам холодно отвернулся, «уползая» в своем спальнике как можно дальше.
Сердце брюнетки сжалось от боли. А огромное чувство вины, усиливало неприятные ощущения. «Дура», - корила себя католичка за трусость и глупость. – «Может ты не переживешь эту ночь… И что тогда? Стоило все это таких проблем?». И вроде святая книга, в которой девушка часто искала ответы, говорила о том, что стоило. Но напряженная атмосфера в машине, свидетельствовала об обратном.
Иван тихо засопел, очень быстро погрузившись в сон. Мэри же спать уже совершенно не хотела. Даже усталость, как будто куда-то делать непонятным образом. И как любая женщина, несмотря на все апокалипсисы и прочие проблемы, брюнетка лежала в темноте и «ела» себе мозг, придумывая, а что могло бы быть, если бы она поступила иначе. Или он. Или оба. Голова шла кругом и спустя пару часов, девушка пришла только к одному выводу – проблему надо решить. Хотя бы для себя. Иначе они не смогут дальше ехать вмести.
Первым вариантом было просто сбежать. Тихо вылезти из машины, одеться потеплее, взять немного еды и уйти куда глаза глядят. Но уходить от мужчины, который был Мэри очень дорог, до жути не хотелось.
Второй вариант был противоположным. Разбудить Малахова и предложить снова попробовать вступить с ним в интимную связь, на любых условиях. Но и тут были трудности, а вдруг снова не выйдет и проблема только усугубиться. Да даже если выйдет, не факт что это действительно исправить уже пошатнувшиеся отношения.
Третьего варианта Мэри не смогла придумать, но от размышлений и метаний, ее наконец начало снова клонить в сон. К тому же прошло много времени и в машине начало светлеть, от зарождающего рассвета. Первые лучи солнца пробиваясь сквозь запотевшее ветровое стекло, осветили расслабленное лицо мужчины, мирно посапывающего в своем спальнике, вызвав невероятный прилив нежности в душе девушки.
- Я люблю тебя, - грустно улыбаясь, прошептала Мэри и поднесла руку, чтобы пальцами коснуться щеки Малахова. Но не решилась, опасаясь разбудить спутника неловкими движениями. – Я очень тебя люблю.
Произнесенные слова, как-то сразу поставили все на свои места для фермерши. Почему-то, исчезли все терзания и варианты, и девушка просто поняла для себя, что не сможет уйти или как-то снова обидеть Ивана. Лучше уж отрубить себе руки.
Продолжая улыбаться, Мэри придвинулась к спящему мужчине и обняла его так, как раньше делал он, стараясь согреть ее. Его тело было очень близко, хоть и укутанное спальником. Его дыхание, казалось родным. Глаза закрывались сами, а на лице девушки играла счастливая улыбка. Когда становиться все ясно, на душе всегда спокойно.

Отредактировано Мэри (2014-09-08 23:33:42)

0

66

Иван проснулся от бьющего в глаза солнца. Поморщился и попытался выпрастать из спальника левую руку с часами. Но что-то мешало. Малахов открыл глаза. щурясь и обалдел: Мэри лежала рядом с ним, обняв руками и ногами. Вот так номер. То динамо, то в обнимку спать. "Что я ей, медведь плюшевый, что ли? - сперва сердито подумал Иван, но понял, что не может злиться на Мэри. Вот умилился увиденной картиной, как она прижалась к его спальнику хорошенькой мордашкой и спит. И все обидки вчерашние растворились. Иван улыбнулся и все же аккуратно вытянул руку, стараясь не тревожить девушку. Посмотрел на часы. Около десяти утра. Да, заспались они. Им бы неплохо уже быть сейчас в пути. Но сперва проверить бортовым радаром, нет ли поблизости беспилотника. Включать радар не безопасно, конечно. Если беспилотник есть, то он засечет сигнал. Но если не проверить, то Малахов даже знать не будет, прилетит ему ракета в машину или нет. А это он хотел знать наверняка. Поэтому радаром пользоваться можно только тогда , когда ни с Мэри будут готовы резво стартануть. Чтобы беспилотник или его ракета их не нашли в этом месте.
Мэри будить было жалко. Футболка на ней задралась и Иван при свете дня уже рассмотрел ее худые ноги, выпирающие косточки на бедре. Три года назад на ферме она выглядела лучше... Хотя иван тогда ее раздетой не видел. Эх, откормить бы Мэри немного, совсем бы красавицей стала. От кавалеров бы отбоя не было.... И тут Иван понял, что ему крайне неприятно думать, что у Мэри будут когда-нибудь кавалеры.
Так или иначе. а пора было вставать и довольно оперативно собираться. Выспаться было, конечно, здорово, но, чтобы пройти сегодня 700 км по свету, придется постараться. Так, машина заправлена. Надо только умыться, одеться и поесть. Малахов повернул голову к Мэри и улыбнулся.
- Эй, соня, подъем, - негромко сказал он ей. - Надо собираться в дорогу.
Девушка зашевелилась, кажется, даже не собираясь возвращаться в реальность из объятий Морфея. Ладно, пусть еще поспит немного, пока Иван будет себя в порядок приводить. А от шумов вокруг сама постепенно проснется. Малахов осторожно выбрался из спальника, сняв с себя руку и ногу Мэри. Вылез из машины в лесок, полный птичьего гомона. Как-то сразу тревожно и нехорошо стало от этого звукового фона. Именно в таких лесках и просыпался Малахов три года назад во время своей миссии. Не всегда с чистой совестью просыпался, и всегда с тревогой. Вот и сейчас он внимательно осмотрелся и прислушался. Особенно к небу. Хотя вряд ли он услышит несущийся в вышине беспилотник... Но если не слышно вертолетов, то то уже добрый знак. Значит, захватывать его еще не летят любимые до слез собратья. А должны были бы, потому что Иван ехал их предавать, проваливать операцию, которую сам готовил. Шайенн, NORAD, Гром-гора, как называли ее местные. Если активировать там все системы ПВО, то она станет Гром-горой буквально. Ни подлететь, ни подъехать... Только баллистическими ракетами, и то не факт. Иван расскажет тамошним маугли о том, как защититься от подземного нападения. Только из-за того, что там будет Мэри. Но расскажет о том, как пассивно защититься, а не с помощью нехилых арсеналов и автоматических ракетных установок, скрытых в горе. Маугли ими не пользовались, значит, не знают о них. Либо не смогли активировать, так как коды кто-то хорошо на территории спрятал. Иван задумался над тем, как и что сделать,чтобы в Гром-горе приняли Мэри. Кем надо представиться, и как объяснить свои знания о подземных тоннелях... Это еще предстояло придумать. Но сейчас Иван не хотел категорически думать об этом моменте. Сперва надо просто доехать. А там все получится на ходу. Что-нибудь придумает. Главное, что Мэри была вне каких-то подозрений и осталась там точно, когда он уедет. Тоскливо стало, пипец...
Иван сходил к озеру умыться, взяв из багажника сумку с гигиеническими принадлежностями. Там было все необходимое для двоих. Подумал, глядя на озеро, да и полез опять купаться. Свежее будет в дороге. По карте впереди не так уж много водоемов. Вышел и принялся готовить завтрак. Он состоял из тех же гамбургеров с пирожными, но Иван на газовой горелке вскипятил и воду, чтобы сделать кофе. Когда он был готов, натянул штаны с футболкой, немного проветрившиеся за ночь и пошел будить Мэри.
Она все еще спала, обнимая его спальник. Иван присел рядом с двумя кружками кофе в одной руке, а другой одернул на ней футболку, чтобы глаза не уводило, куда не надо, и погладил девушку по плечу.
- Вставай, надо собираться. Нам скоро выезжать. Как насчет кофе в постель?
- он с улыбкой пронес кружку с ароматным напитком вблизи лица Мэри.
Салон уже был полон насыщенного запаха кофе.

+1

67

Впервые за последние пару месяцев, Мэри спала. Именно спала, сладко посапывая и нежась в объятиях сна, а не как обычно по ночам в лагере, металась мучаясь от кошмаров или просто "отрубалась", проваливаясь в липкую темноту. Сейчас девушка спала спокойно и полностью расслабленно. Ее не смогли разбудить шумы вокруг, хотя на ферме охотница спала более чутко, ожидая услышать шум от сработавшей ловушки. А сейчас, в незнакомом лесу, без ловушек и других предосторожностей, брюнетка спала, глубоко погрузившись в приятные сновидения, отчего на ее лице появилась улыбка.
Запах кофе вполне органично вплетался в воспоминания о детстве, когда маленькие Мэри и Келли просыпались от шума на кухне, где мать готовила завтрак на всю ораву, а отец включал радио, чтобы послушать новости, попивая свежесваренный кофе. Солнышко заглядывало в комнату девченок, принося с собой не только ласковое тепло, но и запах мокрой травы и щебет птиц. Утро на ферме всегда было добрым, вне зависимости от погоды или урожая. Такой была традиция, непоколебимая как и вечерняя молитва.
Сейчас Мэри просыпалась, от такого же теплого солнышка, запаха кофе и приятного голоса. На несколько секунд пока девушка сонно открывала глаза, она искренне надеялась увидеть сестренку рядом и заходящего в комнату отца. Еще не окунувшись вновь в реальность, фермерша очень удивилась, увидев рядом Ивана.
- Феликс? - по-привычке назвала мужчину Мэри. - Ты откуда? А где Келли и папа?
Вмести с произнесенными словами, начинало приходить понимание и улыбка исчезла с лица девушки, вспомнившей что папы уже давно нет в живых, как теперь и Келли. Мэри приняла сидячее положение и тряхнула головой, сильно зажмурившись. Она уже начинала справляться со сложившейся ситуацией, и наконец смогла взять себя в руки, чтобы больше не мотать нервы себе и спутнику.
- Ой, это кофе? - вначале через силу улыбнулась девушка, но затем улыбка стала более естественной. - Правда кофе? Я его не пробовала... почти никогда. Когда папа умер, мы с сетренкой выпили почти весь годовой запас, будучи еще малышками. Думали, что станем такими же сильными как папа... Глупо было. Я вкус уже не помню, но запах... Спасибо тебе. За все, что ты делаешь. И особенно, за кофе.
Мэри наклонилась чуть вперед и поцеловала Малахова в губы, немжно и быстро. А затем, забрала одну кружку с кофе и подув на жидкость, сделала небольшой глоток.
Затем еще один и еще. Конечно стоило бы растянуть удовольствие, да и кофе был очень горячим, но охотница не могла остановиться пока не допила все до конца. Язык конечно пострадал, но глаза лучились детской радостью.
Допив кофе, Мэри быстро вылезла из машины и обойдя ее, чтобы не переодеваться на глазах у Ивана, натянула на голое тело джинсы и свитер, примерила ботинки. Они оказались большеваты, но совсем чуть-чуть. Примерно на полразмера, что почти не сказывалось на удобстве. И в этом тоже были свои маленькие радости, ведь в лагере нормальной одежды и обуви не выдавали.
Когда девушка вышла из-за машины одетая, Малахов удивился тому, что она надела все без белья и носков и тут же покопавшись в багажнике, достал новый (даже запечатанный) комплект белья и носки. Белье было женским и чуть смутившись, брюнетка пошла периодеваться. На удивление все подошло идеально, что слегка озадачило Мэри, ведь по ее мнению мужчины совершенно не разбирались в женском белье и еего размерах.
В белье было значительно удобнее и поблагоадрив Ивана снова, девушка ураганом сбегала к озеру, чтобы умыться и почти на ходу стала жевать предложенную пищу, бормоча что-то о том, что это она должна готовить мужчине завтрак, а не наоборот.
Мэри выглядела совершенно отдохнувшей, хоть и спала всего 4 часа. Кроме побаливавшей руки и излишней худобы, ничего не напоминало о прошлых злоключениях и уже спустя минут двадцать, брюнетка была готова двинуться в путь, распрашивая Малахова о приборах и предстоящей дороге.

Отредактировано Мэри (2014-09-09 14:14:47)

0

68

Офф: в тексте даны ссылки на кусках текста, по которым отбрасывались дайсы. Если не наводить курсора на текст, их не видно.

Иван старался не напоминать ни словом, ни выражением лица о том, что ему не понравились вчерашние вечерние события. Делал все так, будто вчера ничего не произошло. Когда Мэри начала одеваться, остановил ее словом "Подожди". И достал из сумки один из трех комплектов женского белья, которые для Мэри купила его мама. Он перед отъездом из Вальгаллы совсем забыл о такой мелочи, а она позаботилась. Затем Иван осмотрел руку девушки, сняв эластичный бинт. Отечность несколько спала, но все еще сохранялась. Нарисовав на коже йодную сетку, Малахов снова наложил эластичную повязку и сунул в бардачок аптечку, если понадобится обезболивающее. Но, вроде, Мэри повеселела, и, как показалось Ивану во время осмотра, боль уменьшилась. Во всяком случае Мэри уже более-менее свободно двигала рукой. Значит, это точно не перелом, а растяжение. На этот счет Малахов успокоился.
Когда было собрано все барахло, приготовлена еда, вода и оружие для поездки, Иван попросил Мэри немного подождать и быть готовой к быстрому отъезду.
- Мне надо проверить, не ищут ли нас в этой стороне. Это важно и займет немного времени, - сказал он и включил на панели автомобиля разворот параболической антенны.
Она была лепестковой, сложена в специальной нише крыши и являлась частью радара, входящего в общее оснащение. Радиус действия невелик - всего 20-30 км. Но при узком луче можно было даже со спутником связаться. А при широком - засечь летящие в воздухе объекты на этом расстоянии. Иван откинул панель управления радара с небольшим ЖК-монитором (встроен в укрепленный солнцезащитный козырек над ветровым стеклом) и, напряженно вздохнув, включил его. Антенна, развернувшаяся на крыше пришла в движение, обыскивая пространство высокочастотными радиоволнами. Иван очень боялся делать это, потому что чуткая электроника  беспилотника запросто может распознать сигнал и вычислить его источник на карте. Кольцо радара светилось перед ним на мониторе и после посылки сигнала первые несколько секунд ничего в небе не отображал. Иван молил Фортуну об удаче. Пусть не будет причин для беспокойства. Но вдруг на самой кромке экрана, на востоке, появилась цель, которую радар тут же определил как дружественную и высветил бортовой номер беспилотника Вальгаллы. Иван перед поездкой в материнский лагерь позаботился о том, чтобы параметры его радара не опознавались как включенные в общий реестр военной техники бункера, но сам факт использования радара он не мог как-либо завуалировать.
- Черт, эту зону проверяют, - произнес он, глядя на перемещение точки с технадписью на мониторе.
Она двигалась в восточной стороне, в 25 км. И совершала дугу с юга на север. Был это поисковик, ищущий конкретно беглецов, или просто дежурный беспилотник, снимающий данные с местности, Иван не знал. Но сейчас это было и неважно. Сам факт близости маленького самолета, мягко говоря, очень тревожил.
- Убираемся отсюда, - бросил Иван негромко, но нервно. - Пристегнись, придется по лесу ехать. Нельзя пока выезжать на открытое пространство и дороги.
Он выключил радар и, включив двигатель, быстро развернулся, направляя машину по лесу между деревьями. На кочках сразу начало ощутимо подбрасывать. Антенна на крыше сворачивалась уже во время движения автомобиля. Иван, как и вчера, полностью ушел в управление, чтобы двигаться как можно быстрее, но и в ствол какой-нибудь не вписаться. Разок машина ухнула вниз передними колесами в какой-то овраг, подарив пассажирам несколько очень неприятных мгновений, но Иван тут же выехал из него и, обогнув, двинулся дальше. Проходимость L-AТV была выше всяких похвал. Затем лес стал прозрачней и ровнее, дав возможность увеличить скорость. Малахов вел машину между деревьями, одновременно прикидывая по навигатору, когда закончится зеленый массив. Если беспилотник засек передачу радара и полетел на точку стоянки, то он вполне может увидеть камерами автомобиль на таком расстоянии на открытом пространстве. А если есть тепловизор, тогда вообще пиши пропало - увидит горячий движок и сквозь деревья. Но тепловизоры ставили не на все беспилотники, и только это давало Ивану надежду уйти от него. Когда кромка леса была уже рядом, Малахов остановил машину и пальцем по экрану пролистал карты сопредельных районов на навигаторе. Дальше начинались заброшенные поля. Но по их кромкам имелись старые лесопосадки. Наверно, сейчас плотные или даже непролазные. Но если ехать вдоль них, то был шанс оказаться прикрытым кронами. Больше вариантов вообще не было, поэтому Иван решил использовать этот. Он проехал по краю леса под защитой деревьев до ближайшей лесополосы, под защиту которой и нырнул, сразу дав по газам. На его удачу старая фермерская дорога примыкала к посадкам вплотную. И хоть на ней было до фига ям, они оказались неглубокими. А кроны деревьев были достаточно большими и густыми, чтобы с воздуха прикрыть автомобиль.
Джип в среднем ехал на скорости 60 км/ч, что было гораздо медленней, чем рассчитывал Иван, но ямы, упавшие и сгнившие стволы деревьев, а также огромные муравьиные кучи не давали двигаться быстрее. Потому что Малахов вынужден был прижиматься к деревьям, и не мог податься в сторону от них, выехав из-под прикрытия их верхушек и боковых ветвей. В таком напряжении и внимании пришлось проехать больше трех часов, переезжая от одной лесополосы до другой. Пока Иван не увидел группу заброшенных строений с проржавевшими цилиндрическими танками (имеются в виду наземные цистерны для хранения горючего). Склад ГСМ, видимо. Солнце уже давно пошло вниз из точки зенита, и согревало все вокруг. Металлически танки должны были быть горячими. И прикроют своим тепловым излучением тело движка. Иван мысленно заметался между двумя решениями - продолжить путь хоть как-то, либо отсидеться среди строений, маскирующих машину. Решил все же заехать на базу ГСМ и там уже решить, встать или двигаться.
Все подъезды были заросшими, тут давно никого не было. Пристроив джип рядом с одним из танков, Иван прикинул расстояние, которое они с Мэри проехали. Получалось, что-то около 150 км. Очень мало за такое время. Но уже можно еще раз проверить небо. Если беспилотник засек автомобиль, то сейчас преследует его, и  находится рядом.
- Можешь размяться пока или в туалет сходить, - сказал Иван Мэри махнув рукой на густые заросли вокруг, частично смятые джипом. - Но будь рядом. Возможно очень скоро поедем.
Он взял бутылку воды из сумки под задним сиденьем и снова развернул антенну на крыше, включив радар. Напился, пока антенна разворачивалась и начала передачу контрольного сигнала. Беспилотника не было. Иван, пока боясь поверить удаче, проверило несколько раз пространство вокруг. Беспилотника не было! И вообще в небе было "чисто". Малахов разулыбался и облегченно вздохнул. Значит, теперь можно найти ближайшую дорогу и двигаться уже по ней с нормальной скоростью. 700 км до темноты уже не пройти, но 300-400 запросто. А если поднапрячься и проехать немного в темноте на приборе ночного видения (фары-то включать не хотелось, чтобы не привлечь случайного внимания), то есть шанс и до Грэйнфилда в Канзасе добраться сегодня. Как и планировалось.
Воспряв духом, Малахов вылез из машины, пока не отключая радар, немного размялся и отлил. Затем развернул и протер солнечные панели на крыше, чтобы аккумуляторы постоянно подзаряжались. Осмотрелся и тут подумал, что неплохо бы проверить склад. Вдруг каким-то чудом тут сохранился бензин. В багажнике стояло восемь уже пустых канистр,которые очень хотелось бы наполнить в дорогу.
- Побудь в машине, - сказал Иван Мэри. - Я осмотрюсь. Вдруг горючее найду.
И он пошел между танками для ГСМ, рассматривая заросшие травой и кустами трубопроводы между ними и полуистертые таблички. Потеряв полчаса, Иван так и не нашел здесь топлива для джипа. Если оно и было тут когда-то, то, наверно, давно уже выкачано маугли. Малахов прикинул, что имеющийся бензин стоит поберечь, потому что ночью и в тоннелях Денвера солнца вообще не будет. И решил сегодня днем двигаться на аккумуляторах, насколько их хватит. 70 км/час на них можно развивать, и двух должно хватить на 150-200 км. Если весь день будет ясным, то и побольше.
Вернувшись к машине, Малахов развел руками:
- Бензина тут нет. Будем экономить имеющийся и поедем пока на электричестве.
Иван забрался в машину, проверил еще раз радаром пространство. Все чисто. От сердца конкретно отлегло. Малахов свернул антенну и выключил радар. Наскоро перекусив с Мэри, Иван перевел автомобиль на питание от аккумуляторов и они продолжили путь. Сейчас джип ехал практически бесшумно. Около сорока минут выбирались на одну из старых федеральных трасс, которая показалась просто зеркалом после лесных буераков. И продолжили путь на запад.
Солнце светило весь день, и на аккумуляторах удалось пройти 220 км. После чего они сдохли, требуя зарядки. Иван перешел на бензин, оставив открытыми панели фотоэлементов на крыше - хоть немного подзарядятся до заката. Впрочем, солнце уже к нему клонилось. А до Грэйнфилда оставалось около 300 км. То есть, путешественники проехали чуть больше половины от намеченного по плану. И либо им придется ехать полночи до него, либо устроить ночлег, а наверстывать уже завтра - прямиком до Денвера. Когда совсем стемнело, Иван попробовал ехать с ПНВ, но быстро понял, что это задачка не из легких, так как видимость и чувство трехмерного пространства в этом приборе были очень относительны. Заехав в большой заросший овраг и остановив машину, он снял с головы ПНВ и сунул в бардачок.
- Все, ночуем тут. Поставлю будильник, чтобы завтра не дрыхнуть с утра, а выехать пораньше по свету, - сказал он Мэри.
Она выглядела усталой, но помалкивала. Неоценимое качество для женщины.
- Ну, что? Может, кофейку выпьем? С коньячком и шоколадом, - улыбнулся Малахов. - Искупаться тут негде, но, думаю, переживем. Поспим в одежде, чтобы завтра меньше времени на сборы тратить. Ну и вообще, на всякий случай... Тут уже места населенные кое-где. Возможны нежелательные контакты. Поэтому стоит быть начеку.
Иван достал газовую туристическую горелку, большую кружку для кипятка и воду в бутылках. Поставил ее греться на небольшом пятачке на дне оврага, а сам вылез наверх, осмотреться. Никаких подозрительных шумов,  огоньков от фар или домов не увидел. Все вокруг было темно и тихо. Только сверчки чирикали где-то в стороне. Короче, можно спать заваливаться. Но перед этим поесть. Иван вернулся к машине, чувствуя, что просто нуждается в кофе с капелькой коньяку.

Отредактировано Иван Малахов (2014-09-09 17:16:15)

0

69

День оказался на редкость утомительным. Ехали долго, много и очень не спокойно. Помимо стандартных неудобств от тряски и долгого сидения, добавлялась нервозность, которую Мэри ощущала в кратких словах и действиях спутника. Похоже не все, что было намечено, шло по плану и это волновало Ивана, хотя он и пытался не подавать виду, чтобы не расстраивать девушку, да и себя тоже.
День был на редкость познавательным и богатым на небольшие открытия. Машина, к которой фермерша уже успела немного привыкнуть, содержала в себе множество механизмов и непонятных "штуковин", которые Малахов использовал. Чаще всего он давал легкие пояснения по назначению и даже управлению ими, толи по привычке, толи опасаясь что когда-нибудь брюнетке придется этим пользоваться в одиночку. И от этого было еще более волнительно, ведь думать о расставании Мэри не хотела. А вот всю новую информацию впитывала, как губка, радуясь что можно потренировать свой разум, уже почти забывший о возможном разнообразии этого мира. Чем больше новой информации попадало в сознание девушки, тем меньше оставалось места для зацикливания на старой, и уже ближе к вечеру, Мэри казалось, что и лагерь и смерть сестры, случилось с ней лет десять назад, а может даже в совершенно другой жизни. Девушка помнила, что нужно убегать и быть осторожной, помнила все ужасы плена, но яркие эмоции связанные с этим, как то притерлись.
Несмотря на множество вопросов, возникших в голове охотницы, она старалась говорить как можно меньше, не отвлекая своего мужчину от основного занятия, периодически лишь поглядывая в его сторону и загадочно улыбаясь. Впервые за последние лет пятнадцать Мэри чувствовала себя спокойно, под защитой. Как будто вернулись старые времена и имея за плечами отца и старших братьев, можно было ничего на свете не бояться. Ощущение было забытым и оттого таким странным, но очень приятным. Каждая минута, проведенная в пути с Иваном, наполняла девушку радостью и нежностью к мужчине. И уже к вечеру, бывшая пленница почти не представляла себе жизни без него, не желая потерять Малахова даже из виду.
Когда они наконец остановились на ночлег и мужчина позволили себе немного ослабить напряжение, в котором находился весь день, Мэри чуть было не кинулась закутывать его в плед и хлопотать вокруг, как когда-то поступала ее мать в конце долго сельского дня. Но вовремя сдержалась, не зная как спутник воспримет подобную заботу, да Иван и не давал ей возможности позаботиться о себе, со скоростью молнии бегая по округе и накрывая "на стол". Поэтому, предложение кофе с коньяком, застало девушку врасплох, но она с огромным энтузиазмом согласилась. А вот заявление о необходимости спать в одежде, расстроило охотницу, ведь она надеялась сегодня ночью попытаться исправить вчерашнюю "оплошность".
Пока Малахов готовил кофе, Мэри старательно устраивала спальное место в машине, не забыв расстелить спальники таким образом, чтобы один оказался снизу, а второй в раскрытом состоянии служил одеялом, надеясь что мужчина не настолько обижен на нее, чтобы протестовать. Ну или просто когда полезет спать, уже будет слишком усталым, чтобы пытаться что-то изменить.
Закончив с делом, Мэри вновь почувствовала запах кофе и ее желудок недовольно заурчал. Тело немного ныло, ноги еле передвигались, а жрать хотелось просто неимоверно. И забыв о всех своих вечерних планах, девушка почти накинулась на предложенную еду. Но утолив свой голод, она смогла снова расслабиться, наслаждаясь обществом Ивана и медленно делая глотки из чашки. Уставший мужчина молча пил свой кофе с коньяком (не забыв накапать и спутнице), видимо уставший за день и не желающий тратить силы на разговоры. Но Мэри мучилась мыслью о том, что он все-таки обижен за вчерашнее и именно поэтому молчит. А ведь в машине его ждал "сюрприз" и нужно было как-то наладить контакт снова.
- Такое темное небо, - начала разговор Мэри, глядя вдаль. - И много звезд. Я помню, как ты мне рассказывал о них... Правда смутно уже помню, ведь тогда я была немного... хмм... пьяна. Наверное. Но может сейчас ты мне снова о них расскажешь? Так хочется узнать побольше об этом мире.

0

70

Иван, который сидел на сложенном коврике, опираясь спиной о машину, и прихлебывал не крепкий сладкий кофе с коньяком, автоматически поднял глаза к небу. А потом перевел взгляд на Мэри и чуть улыбнулся. Сейчас на машине висел неяркий фонарь, который освещал "пикник" и остатки ужина.
- Девочка моя, я чертовски устал, и нам завтра рано вставать. Можно я сегодня не буду читать тебе лекций по астрономии? Как-нибудь потом. Если ты печалишься о вчерашнем и хочешь восстановить добрые отношения таким образом, то нет необходимости их восстанавливать. Отношения остались добрыми, я не сержусь и не обижаюсь. Давай о вчерашнем просто забудем. Окей?
Иван говорил спокойно и расслабленно. Да и сам сейчас чувствовал облегчение от напряжения дня. Великое лекарство "коньяк" в умеренной дозе успешно справился со всеми проблемами, позволив отодвинуть их на потом и подальше. Чтобы убедить Мэри, что не сердится на нее, Малахов протянул руку , схватил девушку за край куртки и притянул к себе, заставив сесть рядом с собой, подвинувшись на коврике.
- Кое-что я тебе все же расскажу. И это может тебе пригодиться в жизни. Смотри на небо, - Иван одной рукой прихватил Мэри за плечи, у другой указал в тот сектор неба, о котором говорил. - Видишь вон ту яркую звезду и созвездия вокруг? Это та самая Полярная звезда, о которой я тебе тогда, в прошлый раз, говорил. Запомни созвездие, в которое она входит.
Иван взял ветку  с земли и нарисовал на песке у своих ног ковш из семи точек с длинной ручкой:
- Это Малая медведица. Научись находить ее на небе. Последняя звезда в ее хвосте - всегда Полярная. Если окажешься в пустой и незнакомой местности, и тебе надо идти на север, то просто иди на эту звезду. Если надо только сориентироваться по сторонам света, то знай, что она на севере. А, значит, запад - налево, восток - направо, а юг - позади тебя. Ну, чтобы легче искать Полярную звезду на небе, то попробуй запомнит всю группу звезд, в которой она расположена.
Иван дорисовал на песке "с натуры" созвездие Дракона и Большой медведицы.
- Вот такая схема, которая на самом деле может пригодиться в жизни. И на этом звездочет устал и очень хочет спать. Давай уберем тут объедки, чтобы муравьи не набежали или грызуны какое-нибудь. И пошли в машину. Завтра снова трудный день, мы отстаем от графика.
Иван похлопал девушку по плечу и встал, принявшись собирать горелку, упаковки от еды, остатки сахара, кофе, кружки.

0

71

Девушка слегка опешила, когда Иван так просто разгадал ее намерения, как будто мысли прочитал. Возражать или переубеждать его, не имело никакого смысла и Мэри послушно выслушала, все что он ей рассказал. Она пыталась запомнить рисунки и указанную звезду, но эта наука давалась ей намного сложнее, чем обучение управлению автомобиля или другие навыки ориентирования. Видимо звезды, что-то слишком нереальное для разума фермерши.
Мэри помогла убрать остатки ужина и забралась в машину, устраиваясь на ночлег. Она стянула с себя ботинки, джинсы и свитер (несмотря на указание спать в одежде), оставшись только в нижнем белье и забралась по одеяло, прикрывшись и ожидая Малахова, который чуть замешкался снаружи. Забравшись внутрь, мужчина удивился хитро постеленным спальникам, но возражать не стал, только еще раз в мягкой форме напомнил, что ничего кроме сна видеть сейчас не желает, но вмести спать действительно теплее. Мэри прижалась к мужчине покрепче, нежно обнимая любимого и все-таки попыталась нежно погладить, по груди и рукам (пытаясь забраться под одежду), для начала. Но Иван и тут, устало посмотрел в ее сторону, попросив не делать подобного. И все-таки одеться, чтобы не тратить потом время. После чего поцеловал девушку перед сном, мягко и нежно, но кратко и без примеси страсти и отвернулся, демонстрируя свою готовность заснуть.
Мэри могла много придумать, выискивая причины такого поведения спутника, но снова ссориться она не хотела и посчитала самым лучшим выходом, действительно оставить мужчину в покое и лишь нежно прижалась к его спине, наслаждаясь хотя бы этим элементом близости. Зарывшись носом в его волосы и вдыхая уже родной запах, охотница пыталась уснуть, но у нее не получалось. Слишком много эмоций и новых знаний, переполняли ее разум. Да и странное томное желание, жгло ее тело изнутри, требуя удовлетворения. Что это и как убрать подобное жжение, Мэри пока не знала, но чувствовала, что просто так сон к ней не придет.
Ворочаясь, девушка промучилась еще около часа, после чего скинув с себя спальник-одеяло, села. Тихо натянула на себя одежду и приоткрыла дверцу машины. Малахов, спавший довольно чутко, сонно повернулся в ее сторону, но Мэри кратко сообщила ему, что пошла в туалет и выслушав указание далеко не ходить, без препятствий выскользнула наружу.
Зашнуровав ботинки и зевнув, девушка поежилась ощущая разность температур внутри машины и на свежем воздухе, затем побрела наверх из оврага, желая пройтись. Сделав несколько десятков шагов, в ее голову пришла отличная мысль. Поскольку спать не хотелось, а тело требовала каких-либо действий, Мэри решила вспомнить свою прежнюю жизнь и попытаться из подручных материалов, установить хотя бы простенькие ловушки. Иван сказал, что тут не безопасно (хотя сейчас девушка и воспринимала опасность не слишком реально), а значит лишними ее усилия не будут.
Потратив почти полчаса в темноте, охотница с трудом нашла несколько подходящих сухих веток и вернувшись к машине, чтобы взять нож, подготовила из них материал для ловушки. Иван похоже снова заснул, тихо посапывая в салоне машины.
Пусть времени было потрачено много, а удачная ловушка оказалась всего одна, Мэри все равно переполняла радость от своей полезности и возвращения "в старые добрые времена".
Установив получившуюся конструкцию в 20 метрах от машины, девушка наконец вернулась в салон и уже не раздеваясь, забралась в спальники, сразу же сладко заснув.
Беглецам посчастливилось и до утра их никто не побеспокоил.

0

72

Вторую ночь Иван просыпался в обнимку с Мэри. Причем во сне невольно сам ее обнял. Запикал будильник на наручных часах, сообщая о наступлении шести часов утра. Иван сонно разлепил глаза, поднял руку и выключил будильник. И только сейчас увидел, что лежал, обнимая Мэри. Улыбнулся, выпустил ее из рук, зевнул и потянулся. Он был бы не прочь поспать еще часиков надцать, но вспомнил, что сегодня нужно покрыть изрядно расстояние. Причем на бензине, так как аккумулятор вряд ли еще полностью зарядился - ведь рассвело сравнительно недавно. Но был шанс попользоваться электрорежимом к вечеру, если солнце не спрячется. А пока оно светило и восходило над оврагом, где пряталась машина.
Сходив отлить, Иван благополучно попался в ловушку, установленную ночью Мэри. И в первый момент реально испугался, что кто-то следит за машиной и обложил их ловушками. Поделку девушки он быстро сломал и освободился, но еще побегал по кустам, зорко высматривая окрестности. Никого не увидел и тогда понял, чья это работа. Взял обломки ловушки и принес к машине, бросив рядом. Сонная девушка как раз выходила из машины.
- Доброе утро. Поздравляю, твоя ночная охота удалась. В нее попался я, - сообщил он с усмешкой. - Ты хоть предупреждай в следующий раз, в какую сторону не стоит ходить в туалет. Так, а сейчас быстро сварганим кофейку и тут же рванем.
Малахов старался все делать споро и быстро, чтобы выехать как можно раньше. Мэри, уже освоившаяся с походным бытом, не отличавшимся разнообразием, ему умело уже помогала. И знала, где что лежит в сумках, которыми путешественники в основном пользовались. Умывшись кое-как и позавтракав, Иван со "своей боевой подругой" снова пустился в путь. На бензине джип шел помощней, без особого преодолевая колдобины и здоровые лужи, которые, похоже остались от недавнего дождя, прошедшего тут. Пару раз чуть не по окна вязли, но L-ATV вытягивал. иван очень зауважал эту машину , проверив в таких вот условиях ее проходимость. Правда, грязная она стала страшно. Зато маскировать ее ничем больше не надо было.
К 11 часам утра путники достигли Грейнфилда, и Иван заметил там маугли. Поэтому сделал петлю и не стал заезжать в город. Остановились на обед только через сто километров после него. И Малахов свой грязный "танк" загнал в заросли поглубже, чтобы спокойно поесть и проверить небо. Радар не обнаружил ничего, успокоив сердце Ивана. Гамбургеры, сэндвичи, картошка-фри и пирожные закончились, хлеб в пакете отсырел и пошел плесенью, пришлось выкинуть. Настало время консервов без хлеба. Но имелись сухие галеты, которые с успехом его заменили. Последнюю бутылку колы Иван и Мэри распили вдвоем, разлив ее по кружкам и чокнувшись ими. В запасе из напитков оставалась вода, десяток маленьких коробок с соком и мятный чай в запечатанных бутылках. Вполне достаточно, чтобы доехать до Гром-горы, и Ивану еще на обратную дорогу останется. С продуктами проблем не было, этого добра было полно - и консервы, и печенье, и армейские сухпайки.
После полудня Иван переключил машину в электрорежим, так как один аккумулятор уже зарядился полностью. Не так быстро и не так мощно побежала машинка, но по сухой дороге шла вполне нормально. Один раз пришлось съехать, спрятаться и переждать, когда Мэри заметила две встречные машины. Они оказались набиты вооруженными людьми. И хорошо, что автомобиль сейчас работал тихо, его не услышали. Но тогда Иван решил переодеться в гражданскую одежду, засунув грязную униформу на дно багажника джипа.
Дальше дороги становились все хуже, а местность все более гористой. Двигаться стало сложнее. Но Иван был серьезно настроен не расслабляться сегодня, не делать долгих остановок, продолжая гнать машину на северо-запад. К шести часам вечера оба аккумулятора сели, и пришлось снова переходить на бензин. А в семь он чуть не засветился, оказавшись вблизи временного лагеря патрульного подразделения Вальгаллы! Малахов даже не помнил, что здесь был полевой лагерь "чесальщков" из FEMA и армии. Если они сканировали радарами территорию вокруг, то с высокой вероятностью могли засечь джип. Мэри, должно быть тоже пережила несколько крайне неприятных минут, увидев знакомые ей черные фургоны и солдат в черной униформе. Как раз такие  зачищали ее дом.

фото

http://se.uploads.ru/t/JEvZF.jpg
http://se.uploads.ru/t/4HLJU.jpg
http://se.uploads.ru/t/pt2QW.jpg

Иван "со всех колес" рванул оттуда, стараясь побыстрее оказаться дальше от собратьев. Но приметил место. Можно будет на обратном пути изобразить сбежавшую из плена жертву жестоких маугли и быстрее вернуться домой на вертолете. Два из них стояли на временной площадке неподалеку от развернутых палаток, фургонов и временных модульных строений. Отдалившись от лагеря на 40 км, где его уже не могли достать наземными полевыми радарами, Иван занес в навигатор точку расположения гнезда вальгалловцев.
Уже было темно, когда Иван, пытаясь продолжая двигаться с ПНВ без фар, проехал Байерс, штат Колорадо. Прикинул по карте, получалось, что до Денверского международного аэропорта оставалось всего 45 км. Оставалось проехать городишки Страсбург и Беннет, вернее то, что от них осталось. Дальше была развилка на дороге - на запад к городу Денвер, и на север - к аэропоту. Это с одной стороны воодушевило Ивана, а с другой озаботило - как он в темноте среди ночи собирается искать въезды в подземные тоннели, если они и в прошлые времена были отлично замаскированы. Это делать нужно днем. Поэтому Малахов, найдя маленькую речушку возле Байерса, направил машину туда. Дороги тут совсем были поганые, вернее их уже просто не было. И без света ночью ездить было довольно опасно. Но Малахов нашел неглубокую, но чистую речушку, которую искал. Он помнил доклад одного из агентов, который был тут, и оставил метку на карте о том, что здесь защищенное место и чистая вода.

фото

http://se.uploads.ru/t/NtuJq.jpg

Место и вправду оказалось защищенным со всех сторон невысокими каменными холмами и зелеными зарослями. Вода в узкой извилистой речке совершенно ледяная, явно бегущая из ключей, но чистая, как слеза. Иван поставил джип в комьях засохшей грязи между груд причудливых валунов, среди которых она практически не выделялась. И выключил двигатель.
- Все, ночуем тут. До Денвера меньше 50 километров. Завтра утром выйдем и меньше, чем через час, будем там, - сказал он. - Здесь хорошее место, чтобы отдохнуть, перед тем как... В общем, если все будет хорошо, то завтра еще засветло мы попадем через подземные тоннели в Гром-гору. Куда я тебя и везу.
Малахов повернул голову к Мэри, лицо которой сейчас тускло подсвечивалось только маленьким монитором все еще работающего навигатора. Протянул руку и сжал ладонь девушки в своей. Завтра они расстанутся. Проведут последний день вместе и расстанутся. Возможно, навсегда, если Гром-гора долго еще продержится, не допуская в свои пещеры вальгалловцев. Когда момент расставания стал так близок, Иван скверно себя почувствовал. Но не было для них спокойного места на Земле, где бы не угрожала опасность. И не мог Малахов предложить Мэри вечное путешествие вдвоем "куда глаза глядят", потому что в Вальгалле у него остались родители. Которых он не мог бросить. Неразрешимая задача... Иван потянулся к Мэри и поцеловал ее в губы долго и нежно. И горько, как будто уже сейчас прощался. Собственно, уже начал прощаться...
- Нужно поесть и спать ложиться. Я хочу еще искупаться в реке. Если хочешь, сделай то же самое. Но вода здесь очень холодная, долго полоскаться нельзя.

Отредактировано Иван Малахов (2014-09-10 06:09:45)

0

73

Утро для Мэри было очень радостным. Она не плохо поспала, хорошо поела, да еще и Иван попал в ее ловушку и хотя он был "свой" все равно стало приятно от полезности своей работы. Прошло уже немного времени, за которое девушка почти адаптировалась к походным условиям и начинала страдать от мысли, что пока еще совершенно бесполезна, в отличии от спутника, который даже не дал ей хотя бы часик управлять машиной или в одиночку приготовить еду. Охотница могла бы даже поискать дичь во время остановок, но у Малахова все было припасено, да и останавливались они на очень короткое время. Впрочем, когда начали попадаться люди с оружием или в черной униформе, Мэри благодарила Бога, что рядом Иван и он знает, что и как нужно делать. В одиночку, она бы уже давно стала добычей "маугли" (как называл местных мужчина) или собратьев Малахова. Именно в пути, девушка поняла, что не хочет возвращаться не только в лагерь, но и к контакту с другими людьми. Она с сестрой всегда жили на уединенной ферме и остальные выжившие были угрозой, а не желанной компанией. К тому же Мэри прекрасно понимала, что никому не нужен лишний рот в такие времена, и хотя она могла принести пользу любому племени, все равно сомнительным было принятие "новичков" в свои ряды.
Когда молодые люди наконец остановились для ночлега, а Иван снова стал говорить о Гром-Горе, девушка не выдержала и спросила прямо.
- А зачем мы едем туда? Потому, что там безопасно? Потому, что твои собратья не смогу туда проникнуть? Но ведь никому не нужна лишняя обуза или лишние рты. Конечно, ты многое можешь предложить таким... хм... неучам, как мы - маугли, но не факт, что они захотят оставить меня. Да и по твоим умениям и знаниям возникнут вопросы, а сказать им правду о твоем происхождении, значит сразу подписать нам смертный приговор.
Конечно, долгожданный поцелуй заставил мысли Мэри путаться и хотеть совершенно другого, а не серьезного разговора, но получить хотя бы какие-то ответы, необходимо было именно сейчас.
- Фе.. Иван, я думаю что безопаснее было бы укрываться вдвоем. Тем более есть припасы и машина. Можно было бы поискать счастья где-нибудь на севере, где не слишком много выживших, из-за сложных погодных условий. Но мы смогли бы выжить, используя твои знания и мои умения. Может даже нашли бы небольшой домик или построили сами, а ты придумал бы, как лучше всего скрываться от захватчиков. Невозможно прятаться вечно, но ведь жизнь людская довольно коротка и мы могли бы прожить так лет тридцать или сорок. Может даже вырастить детей...
На последней фразе девушка осеклась, опасаясь негативной реакции спутника на свои слова. Он секса с ней то больше не хочет, а она тут о детях. Но ведь он все-таки вытащил ее из лагеря и едет к опасной Гром-Горе, постоянно рискуя и став врагом в принципе для всех жителей Америки, с какой стороны лагерной стены они бы не оказались. А значит, все-таки что-то его держит рядом с Мэри. Неужели только долг? Сомнительно.
Брюнетка прижалась к Ивану покрепче и стала его целовать. Страстно и нежно, со всей любовью которую сейчас к нему испытывала. Она продолжала и продолжала, не давая мужчине времени ответить на только, что заданные вопросы. Конечно они были крайне важны, но сейчас важнее было понять и почувствовать, движет ли Малаховым что-то еще кроме долга и как далеко он собирается зайти. Тогда в первую ночь мужчина был готов дойти до главного, хоть и отказал Мэри ранее. Но она не смогла. Не была готова. Сейчас, она не просто готова, она страстно желает этого. И ни страх, ни боль, ни божественные заповеди, уже ее не остановят. Если только Малахов не оттолкнет сейчас ее и не уйдет. Но тогда... тогда... Что именно будет с ней тогда, девушка предпочитала не думать.

0

74

Иван думал, что ответить Мэри, и надо ли отвечать. Ведь порой проще быть в неведении. Но Мэри отвлекла его от мыслей, обняв  принявшись целовать. И он ответил ей тем же. Щемящее чувство тоски за день до расставания заставил Ивана снять свои барьеры и  попытаться найти свое минутное счастье в объятиях Мэри. Завтра будет то, что должно быть. А сегодня можно дать волю чувствам. Иван понимал прекрасно, что Мэри сейчас снова может включить динамо, и был морально готов к этому. Но ему просто было с ней сейчас хорошо. Мучительно, но очень хорошо. Пусть хоть немного так побудет.
Тишина, объятия и поцелуи длились долго в темной машине. Двое уставших людей открывали свои резервы внутренней энергии друг другу. Малахов начал голову терять. Девушка перебралась к нему на колени, спиной упираясь в руль. И в какой-то момент нажала на подачу сигнал. Тихую ночь разрезал резкий звук клаксона. Оба замерли, прислушиваясь. Но ничего не нарушало покоя вокруг. Только вода в речушке шумела, быстро пробегая по камням. Но волшебство страсти было нарушено. Но сгонять со своих коленей Мэри Иван не собирался. Только обнял ее за талию, руками предотвращая случайное задевание кнопки сигнала на руле. И решил поговорить уже откровенно, облизнув припухшие покрасневшие губы.
- Ты права. Я везу тебя в Гром-гору, потому что это пока единственное сравнительно безопасное место. Другого я не знаю. Я не думаю. что они не примут тебя. Запасы этого бункера... А Гром-гора - это укрепленный подземный бункер, который на самом деле называется комплексом NORAD в горе Шайенн. Короче, запасов его может хватить на много лет для достаточно большого числа людей. Там реально выжить и сохранить свободу. В рамках горы, конечно. Потому что вокруг уже все территории успешно зачищаются отрядами Вальгаллы. Фактически, Гром-гора сейчас находится уже в тылу у нашей армии. И попытки вынести ее не прекратятся. Я надеюсь, что ее обитатели захотят оставить тебя. Ведь ты и охотница, и машину водишь, и в хозяйстве смыслишь. А там есть... были гидропонные комплексы, позволяющие выращивать пищу прямо внутри горы. Все твои знания там пригодятся. Другое дело, как нам там представиться, чтобы оставили. И как мне потом уйти, чтобы никаких подозрений не пало на тебя. С этим пока сложно. Но мне просто некуда было больше тебя отвезти. Вальгалла успешно и быстро захватывает этот мир. И скоро в нем не останется ни одного места, где можно было бы укрыться от солдат.
А с тобой... Вот честно я бы уехал с тобой не только на север, а куда угодно. Но... Понимаешь... Я бы и три года назад не ушел с вашей фермы. Я очень хотел с вами тогда остаться. Но не мог. Потому что... у меня родители в Вальгалле. Отец и мать. Они ученые. Я не мог заставить их страдать и думать, что их сын погиб. Я их очень люблю. И они очень хорошие люди. Кстати, я рассказал им о тебе, и они помогли мне быстрее отправиться в лагерь, чтобы тебя освободить. Отец придумал, как охрану направить по ложному пути. а мама нам вон еду собирала, одежду и белье для тебя. Я-то в женских штучках не особо смыслю. Но я описал маме тебя, и она купила все необходимое. И сейчас я вынужден буду вернуться в Вальгаллу тоже из-за родителей, в первую очередь. А во вторую... Мое место там. Я вырос в Вальгалле. Хоть мне многое не нравится, но больше мне нет места, где бы я мог работать, служить и вообще что-то делать. Там - будущее, каким бы оно ни было. Если б я мог тебя туда забрать, я бы сделал это сразу. Но тебя туда не допустили бы. И я не смог бы никому объяснить, что ты...  Ты для меня не маугли. Но я бы бросил все в Вальгалле, честное слово и с радостью уехал с тобой, куда глаза глядят. Но не могу оставить родителей... И их не хочу вытаскивать и  на старости лет обрекать на жизнь скитальцев. Там у них есть все необходимое для жизни. И работа. Они оба ученые, микробиологи. Вне высокотехнологичных лабораторий их знания и умения ничего не значат. А человек без дела в жизни теряет ее смысл. Я не хочу испортить родителям жизнь.
Он погладил лицо Мэри, сидящей у него на коленях.
- А у нас были бы красивые дети, если они были бы похожи на тебя.
Он снова притянул к себе девушку опять слив свои губы с ее. И отметил,что Мэри уже вполне так прилично целуется.

0

75

Мэри внимательно слушала слова мужчины и с каждым его словом, выражение на ее лице менялось. Иван впервые с самого начала пути вот так открыто ей рассказал обо всем. В нескольких предложениях, но понятно даже для нее... для маугли. Девушка с грустью смотрела на своего спутника и у нее все холодело внутри, гася пламя страсти и круша зародившиеся планы и мечты. Как и тогда на ферме, Малахов четко сказал, что уйдет. Не останется. Как и тогда на ферме, он наверняка поступит именно так.
- Родители, - с горечью пробормотала Мэри, пристально глядя на Ивана. - Родители... Ты странный. Вот честно. Ты очень странный. Живешь в каком-то там своем мирке и думаешь, что все вокруг действует по его законам. Но некоторые вещи происходят независимо от твоего желания или старания. Ты можешь не воспринимать мои слова всерьез, ведь я ... маугли. Что я могу вообще знать... В твоей Вальгалле ведь все такие умные, играющие в Богов. Я не хочу снова говорить тебе то, что думаю по этому поводу. Это и не важно, у каждого своя жизнь и своя правда. Но Иван. Подумай вот над чем... С чего ты взял, что я захочу остаться в этой Чудо-Горе? Ты думаешь, что там для меня будет лучше. И хочешь очистить свою совесть от давнего "долга". Я тебя понимаю. Но и ты пойми. Ты оставляешь меня снова, для того чтобы вернуться к родителям. Потому, что не можешь оставить близких тебе людей. И ты прав. Я бы тоже никогда не оставила Келли. Только вот... Келли больше нет. И моих родителей нет. И братьев. У меня никого не осталось. И поэтому мне некуда возвращаться. Я думала, что у меня появился ты. Единственный родной. Единственный ради кого вообще стоит топтать эту землю. Ради кого стоит стараться. Но ты собираешься оставить меня одну.
Девушка сглотнула, сдерживая накатывающие слезы, но ее лицо сделалось более жестким и стало понятно, что она не заплачет. Не в этот раз.
- У твоих родителей был ты. Долгие годы был ты. И у них есть друзья, может даже другие родственники. В конце концов, они есть друг у друга. Двое любящих людей, вырастившие такого хорошего сына. Они не останутся одни. И если вы подумали о таких вещах, как нижнее белье, то наверняка подумали и о том, чтобы твои действия не бросили тень на их положение в вашем обществе. Им ничего не угрожает. Они останутся в знакомой обстановке, среди хороших людей. Ведь даже в вашей Вальгалле, как я вижу все-таки есть хорошие люди. А потом они умрут. Прости, это грубо звучит, но я довольно много знаю о смерти. И они состарятся и умрут. А ты будешь жить. Если повезет, то найдешь себе жену и родите детишек. Обо мне останутся только не четкие воспоминания. Если не повезет - так и проживешь один. И твои родители будут себя корить за то, что у тебя нет детей. Что ты не оставишь свой след на этой земле и не испытаешь невыносимое счастье - быть любимым мужем и любящим отцом. В любом из этих вариантов, в итоге ты останешься один на один с собой. И поверь мне, после того как твои родители "уйдут" в этом мире больше не останется никого, кто бы тебя любил так как они... и как тебя люблю я. Если ты способен жить с этими мыслями, если для тебя ничего не значат мои слова, то ты принял единственно верное решение. Только... не нужно везти меня в этот бункер. Я отпускаю твой долг сейчас. В эту минуту, в этой машине. Ты уже спас меня. Хватит. Остановись. Не нужно больше стараться. Я не хочу этого.
Мэри снова сглотнула и замолчала. А затем медленно слезла с колен мужчин, переместившись на соседнее сидение. Сейчас прикосновение его рук и губ, казались какой-то насмешкой. Обманом. А Мэри не хотела больше обманываться.
- Ты можешь оставить мне еду и оружие. Одежду и один спальник, - охотница устало потерла лицо, как будто прогоняя сон или наваждение. - На все воля Божья, и если мне суждено выжить, я смогу сделать это и тут. На равнине. Ты прав, я не беззащитное дитя и кое что умею. Намного меньше чем ты, но думаю у меня хватит ума и знаний, чтобы избежать новой встречи с этими "черными демонами". В лагерь я точно не вернусь. Но и жить с чужими людьми не хочу.
Мэри приоткрыла дверь машины, собираясь выйти из нее.
- Мне нужно немножко побыть одной. Подумать, - проговорила она довольно спокойно. - Не беспокойся, я не уйду далеко и буду осторожна. Не стоит принимать таких резких решений. Ночевать я вернусь в машину. Но и тебе сейчас тоже нужно немного времени подумать. Думаю к утру, все станет более... простым.
Девушка оставалась в машине, хоть дверь и была открыта. Она не хотела сейчас бросать Ивана одного. Вот так резко и может быть навсегда и просто обязана была дать ему возможность высказаться. Если он желает этого.

0

76

- Стой, - Иван снова схватил Мэри за руку, не давая ей покинуть машину. - Ты не поняла. Ты не знаешь, какие порядки в Вальгалле. Бесполезных там убирают, если за них некому заступиться. Если у них нет никого, кто служит обществу и готов своим доходами их обеспечивать. если у тебя нет работы, то ты не получаешь еды, воды, благоустроенного жилья в приличном секторе, безнала, чтобы купить необходимое.  Дело не в том, что я маменькин сынок, как ты сейчас прозрачно намекнула. А в том, что моих родителей просто убьют, когда они не смогут выполнять какие-то полезные для социума функции. Как ты перед этим выразилась, никому не нужны лишние рты. И к тому моменту, когда они станут старыми, и не смогут больше зарабатывать сами, я должен иметь хоть какой-то статус в обществе, чтобы кормить их. Понимаешь? У нас только малые дети освобождаются от трудовой или воинской повинности. Ну и богачи, которые считаются учредителями Вальгаллы, и вкладывали деньги в ее строительство. Бесполезных одиноких стариков среднего класса будет ждать милосердная эвтаназия в лучшем случае. Я знаю, о чем говорю, я видел это не раз. И мне просто нужно служить Вальгалле, сделать там карьеру, чтобы от них вот так просто не избавились. Да, у них есть они сами, пара, семья, и они сейчас вполне самостоятельные люди с хорошим обеспечением, так как их работа нужна. Но так будет не всегда. Им обоим уже около шестидесяти. если я не буду прикрывать их своим статусом, они не получат ни медицинского обслуживания, ни элементарных вещей для жизни. Я гарант их спокойной и сытой старости. Только моя социальная карта позволит им жить столько, сколько отпущено природой, а не программой учета пайков. И увезти мне их оттуда некуда. Тебя еще примут в Гром-горе, но меня - никогда. Я им враг, один из тех, кто убивает и отправляет в лагеря. Никто не станет разбираться, имею я к этому отношение или нет. Косвенно имею, потому что разведчиком ходил три года назад по поверхности и собирал информацию. Фактически готовил нынешние зачистки. И еще три дня назад занимался планированием боевой операции по захвату Гром-горы, хотя сорву ее, перекрыв "тайные лазы" туда. Меня на месте маугли расстреляют, если узнают, кто я и откуда. И я этому не удивлюсь, и где-то даже пойму. Армия Вальгаллы очень скоро будет хозяйничать по всей стране. И по всему получается, что мне просто некуда деваться. Выкрасть двух стариков и таскать их по ебеням, скрываясь от всех в этом мире, я не могу. С тобой - хоть на край света, клянусь, но... этим я лишу жизни родителей. И все равно вечно мы не сможем скрываться. А если у нас с тобой будут дети, все станет еще сложнее... Черт... Будь проклят этот сраный мир без выхода...
Иван отпустил руку Мэри и подался вперед, потерев лицо руками.
- Тебя одну я никуда не отпущу. Ты многое умеешь, безусловно. Но не сможешь противостоять хорошо вооруженной армии Вальгаллы, тучам беспилотников  авиации. Все здесь уже ее территория. Я не позволю тебе снова попасть в их лапы и оказаться в лагере.
Он повернул лицо к девушке и произнес с горечью:
- Пойми, тебе на самом деле некуда идти, кроме Гром-горы. Со мной или без меня. Вот просто некуда.
Он тяжело вздохнул, разволновавшись.
- Зря я тебе открылся... Только скорби тебе прибавил. Я не знаю, как я буду расставаться с тобой... Просто не знаю...  не хочу этого... Но лучше любить человека и знать, что он жив и защищен, чем бояться, что его сделали рабом или убили. Гром-гора - это просто шанс. А на остальной территории его нет. Я знаю, о чем говорю, Мэри. К сожалению, знаю...
Он помолчал. посмотрев в окно, в темноту ночи снаружи.
- Знаешь, я ни с кем не мог хоть какие-то матримониальные отношения наладить после того, как вернулся с вашей фермы три года назад. Я все время помнил тебя. Простую, нормальную, красивую, умную, умелую. Даже когда, вроде бы, забывал, то все равно помнил подспудно. Наверно, жениться придется хоть на ком-то, подходящем по генотипу "ради улучшения породы". Потому что это тоже обязательное требование для жителей Вальгаллы - жениться и произвести на свет как можно больше детей. Пока я могу отмазаться от этого, оправдываясь службой. Что и делаю. Но меня заставят. Однако тебя мне никто не заменит. Ты всегда будешь со мной мысленно. Прости за честность. Но раз уж говорим в открытую...
Малахов снова посмотрел на замершую девушку рядом.
- Не уходи, прошу тебя. Иначе я пойду за тобой. И дело закончится плохо...

0

77

- Хорошо, - тихо ответила девушка и закрыла дверь машины, а затем просто откинулась на спинку кресла, глядя в сгущающуюся темноту за окном. Ей хотелось бежать прочь как можно быстрее. Бежать не разбирая дороги, бежать не думая о последствиях. Но Иван был прав. Невозможно оставить любимых людей в тот момент, когда они в тебе так остро нуждаются. - Я понимаю. Я могла бы сейчас все усложнить своими словами или уходом.. Я даже хотела бы этого, но положение вещей итак уже слишком сложное. И глупо было надеяться, что будет иначе. Мне жаль.
Мэри хотела добавить, что жалеет Малахова и не желала бы никому такой участи. Ведь даже плен и лагерь, наверное чем-то лучше, чем добровольное заточение в такую "клетку". Хотела, но не сказала. Она вообще больше не хотела говорить. Все стало предельно ясно. Пустые разговоры ни к чему не приведут. Завтра им суждено расстаться. Если все пойдет по плану.
- Мне жаль, - снова повторила Мэри и наклонилась вбок, прижимаясь к мужчине. - Не думала, что это наша последняя ночь вмести. Но раз уж все сложилось именно так... Раз нет выбора... Я не хочу тратить последние часы на грусть и сожаление. Для этого будет достаточно времени завтра. Если ты хочешь чтобы я попала в Гром-Гору, пусть будет так. Бог даст мне силы смириться с тем, что я не могу изменить.
Брюнетка чуть отстранилась от парня, но лишь для того, чтобы забраться к нему на колени, снова заняв прежнюю удобную позицию. После чего девушка наклонилась вперед и поцеловала Ивана. Долго и нежно... Очень похоже на его поцелуи. Может потому, что тоже теперь прощалась с ним, не желая мучить любимого человека упреками или принуждениями.
- Но сейчас здесь только мы, - Мэри зашептала на ухо спутнику. - Нет ни Вальгаллы, ни маугли, ни даже енотов... Только я и ты. Вдвоем. Давай больше никого не пустим. Хотя бы до утра...
И девушка снова стала целовать Ивана, прекрасно помня что завтра все измениться, но в тоже время не позволяя этому знанию портить приятный момент. Если мужчина должен уйти, хотя бы в этот раз она хочет помнить о нем нечто большее, чем просто поцелуй на прощание... Похоже партнер все понял правильно и не стал возражать или продолжать разговоры, а позволил моменту стать очень даже подходящим для того, о чем Мэри просила еще пару дней назад. И в этот раз она не отступила, полностью доверившись Ивану и ощущая себя в эти минуты, самой счастливой женщиной на свете.

Отредактировано Мэри (2014-09-10 23:30:49)

0

78

Это случилось. Совершенно естественно и в угаре настоящей страсти. Двое в машине воистину позабыли о мире и происходящем в нем, отдавшись только друг другу. Иван всю свою энергию и нежность пустил в ход, не думая о том, что нужно поспать, заправить машину, поужинать, наконец. Ничего не существовало для него в эту ночь, кроме Мэри. И только под утро, когда любовники обнялись уже без сил, сплетя тела под одним спальником, оба уснули.

Отредактировано Иван Малахов (2014-11-07 13:06:00)

0

79

Утро выдалось теплым и солнечным. Первым проснулся Иван и еще какое-то время наблюдал за спящей в его объятиях девушкой. Будить Мэри жутко не хотелось, он и сам бы еще повалялся наслаждаясь теплом партнерши, но естественная нужда звала наружу. Малахов аккуратно освободил свою руку от головы брюнетки и надев белье, вылез из машины. Он все еще был сонным, поэтому побрел в сторону ближайших валунов, стараясь внимательно прислушиваться к окружению. Но в округе пока было тихо и мужчина решил искупаться перед тем, как вернуться в машину, чтобы почувствовать себя более свежим и проснувшимся.
Уже находясь в воде, он услышал приглушенный вскрик Мэри и пулей вылетев на берег, понесся в сторону машины, опасаясь худшего. На всякий случай, он притормозил перед последним большим валуном и выглянул, чтобы в случае опасности не обнаружить себя раньше времени и тем самым получить преимущество. Но около машины была только девушка. Она с ужасом смотрела на внедорожник и Иван, выходя из укрытия проследил за ее взглядом. И обомлел.
Этого не могло случиться, но даже если и произошло, то как он сам этого не заметил когда проснулся? Наверное просто не мог представить подобного.
Автомобиль L-ATV был без колес. Не совсем, конечно. Одно колесо было на месте, одного не хватало, а на двух других виднелись серьезные глубокие порезы на плотной резине. Под днищем машины плотным и ровным слоем лежали камни, образовывающие высокую насыпь. Ровно такой высоты, как требовалось чтобы машина, оставшись без колес не опустилась на землю, несмотря на свой очень и очень тяжелый вес. На создание подобной конструкции должно было уйти несколько часов, даже если вредителей было больше одного. Да и возня с колесами, которые крепились специальными болтами, должна была занять какое-то время. Кому вообще могли понадобиться колеса ТАКОГО размера? Без специальной техники даже их замена была проблематичной. Видимо именно поэтому, воры смогли утащить только одно колесо, а остальные два других порезали чем-то очень острым, из злости или чтобы их не стали преследовать.
Малахов взглянул на часы и прикинул, что даже если представить что враги начали подкрадываться к стоянке в момент, когда ночью сработал клаксон, то у них было не больше шести-семи часов на все. А главное - он и Мэри все это время были в машине и ничего не слышали! Конечно внедорожник бронирован, из-за чего шумоизоляция повышается в разы, да и заняты они были слишком. Но все же... Должны же они были почувствовать как машина качнулась или накренилась в какой-то момент. Но не заметили и не почувствовали. Слишком сильно было эмоциональное напряжение этой ночью. Или воры были слишком внимательными и просто идеально выбрали время.
Девушка с ужасом посмотрела на спутника.
- Хорошо, что не напали, - медленно и не слишком уверено, проговорила она. - Но как нам ехать дальше?
В ее глазах была растерянность и страх, который охотница пыталась скрыть. Пока Иван осматривал машину, не найдя других повреждений и проверял есть ли запаска, Мэри искала следы на камнях. Это было сложным занятием и практически бесполезным. Единственное, что она смогла понять - лишь направление в котором утащили добычу ночные налетчики. Они двигались на север, о чем девушка поспешила сообщить Малахову. Иван же осмотрев все внимательно, еще раз удивился навыкам воров, ведь для подобной "операции" требовались знания и в  области механики и в расчетах строения каменной насыпи. А ведь все это происходило похоже в темноте, хотя возможно, что маугли подобрались уже с рассветом, который они с Мэри благополучно проспали. В том, что это были именно маугли, сомнений не было, ведь FEMА, при обнаружении машины уж точно не стало бы снимать колеса. Вот только маугли были какие-то слишком умные и действовали по плану, а не с налету, как они обычно поступали. Тот кто стащил колесо, бы определенно образован, имел инструменты и умел или пользоваться. Но даже для механиков Вальгаллы снять колесо в этой огромной, тяжелой военной машины так тихо и незаметно, было не самым простым делом.

0

80

- Нас могли убить, - только и сказал Иван, когда увидел, что произошло.
Даже внутри все похолодело от мысли, что он не позаботился о безопасности и расслабился настолько, что поставил под угрозу жизнь Мэри и свою. Только никак не мог в голову взять, зачем кому-то нестандартное колесо от военного джипа, которое не приладишь к гражданскому автомобилю. И почему их не ограбили, когда в машине было полно вещей еды и оружия. О технических талантах ночных похитителей колес Иван даже думать не стал, он встречал и рукастых маугли во время своей миссии в прошлом.
- Нам надо срочно убираться отсюда, - бросил он, напряженно осматриваясь в поисках наблюдателей.
Никого не увидел, но это не значило, что наблюдателей нет. Обнаружились следы воров, ведущие на север, к Байерсу. Преследовать их Иван точно не собирался, лучше было уносить ноги.
Собирались быстро, нервно и постоянно осматриваясь. В два рюкзака положили только самое необходимое. Иван прикинул, что теперь им придется пройти пешком около 200 километров - 50 до денверского аэропорта, а потом еще 140 по подземным тоннелям. В день человек в среднем может проходить 30 километров, чтобы не падать совсем от усталости. Получалось, что их ждала еще неделя пути... И всего необходимого на такой срок просто на себе не утащишь. Главное - вода, еда, оружие, боезапас, фонари, теплые вещи и спальники, чтобы хоть как-то ночевать в каменных тоннелях. Одежда - только та, что есть на них. И обязательно планшет со всеми картами и кодами подземелий от аэропорта до горы Шайенн, и батарейки к нему. Все старания Ивана и его семьи собрать все необходимое для путешествия теперь не имело смысла, путешественники большую часть просто не смогут с собой взять.
Ели на ходу, ни о каком кофе и спокойных посиделках не могло быть и речи. Нужно было покинуть опасное место как можно быстрее. И через час Иван и Мэри его уже покинули, направившись через каменные холмы напрямик к Денверскому международному аэропорту. Он был с большим рюкзаком, винтовкой и пистолетом на бедре, она - с маленьким рюкзаком, в котором были, в основном, сухие пайки.
Вокруг раскинулись неровными низкими холмами предгорья Скалистых гор, изрезанный неглубокими расщелинами и руслами маленьких речушек, в большинстве своем высохших. Осноную трассу, по которой они собирались сегодня ехать, временами было видно отлично. И вскоре путешественники увидели на ней колонну черных грузовиков FEMA, да еще в сопровождении вертолета. Если бы Малахов и Мэри оказались в этот момент на трассе, их точно бы там замели. И вокруг дороги - открытые участки, не спрячешься. Но двух людей в холмах сложней заметить. Кажется,никто и не заметил.
- Они уже готовятся, - произнес Малахов, проследив глазами за колонной машин на дороге. - Я не знал, но, видно, базовый лагерь для боевой операции уже разбили в городе. Они готовятся напасть на Гром-гору через тоннели. Хорошо, если въезды в них не охраняются. В чем я сейчас не уверен... Правда, я знаю три пути, как попасть под землю в аэропорту. Два других придется блокировать, если успеем. Это может нас задержать.
Последнюю фразу он сказал таким тоном как будто говорил "Мы там можем умереть". На подходе к аэропорту Иван приметил два наблюдательных поста. И они с Мэри полазали в камнях, и полежали на пузе, присматриваясь к ним через бинокли. А потом увидели аэропорт, в котором стояла куча фургонов и джипов, и шлялось множество народа в армейских униформах и одежде FEMA. Открытые поля вокруг и заброшенные взлетные дорожки для самолетов отлично просматривались, незаметно на машине не подъедешь. Да и пешком  сразу засекут. Иван насчитал шесть патрулей только перед зданием аэропорта - потемневшими, но местами еще белыми шатрами и несколькими дополнительными зданиями. Хорошо были видны статуи Анубиса и синего "Коня Апокалипсиса" возле заброшенной автостоянки, которую сейчас наполняли машины Вальгаллы. В стороне поблескивали на солнце поля фотоэлементов солнечных электростанций.

фото

http://se.uploads.ru/t/VDXUM.jpg
http://se.uploads.ru/t/ami9C.jpg
http://se.uploads.ru/t/WgNyf.jpg
http://se.uploads.ru/t/uT9py.jpg
http://se.uploads.ru/t/Shz62.jpg
http://se.uploads.ru/t/81wGl.jpg
http://se.uploads.ru/t/e04Gr.jpg
http://se.uploads.ru/t/3aFCE.gif

- Черт, мы опоздали, - с досадой произнес Иван. - Мы, черт возьми, опоздали. Они уже тут и готовят операцию.  Возможно их машины уже в тоннелях... Вот блин... Что же делать?.. Мы не сможем пройти незаметно. А нам нужно вон туда, за солнечную станцию и правый сектор взлетно-посадочных полос. Там скрыты два въезда. И один в самом здании аэропорта, но там, боюсь, слишком много людей...
Он сел под прикрытием камней, кусая губы и думая, что делать. Посмотрел на часы: было около восьми вечера, солнце уже село и начали сгущаться сумерки. Ноги от долгого и активного перехода гудели.
- Нам придется ждать полной темноты, - посмотрел Малахов на Мэри. - Только тогда у нас есть шанс.
Путешественники уселись передохнуть на пятачке, скрытом в камнях. Перекусили и просто расслабились ненадолго в обнимку. Ночь предстояла трудная. Когда им удастся поспать, неизвестно.

0

81

Когда стало ясно, что остальной путь придется пройти пешком, Мэри поначалу даже обрадовалась. Конечно, неделя пути по темным и незнакомым тоннелям это очень сомнительное удовольствие, но от езды на машине уже основательно побаливала попа, да и ноги которые немного "сдали" в лагере, почти набрали нормальную силу. А ведь почти всю свою жизнь девушка передвигалась именно пешком, даже после отъезда Малахова с фермы, имея автомобиль и уже научившись его водить, сестры все равно использовали машину очень редко. Ноги надежнее и привычнее. Именно так и думала охотница, шагая за Иваном по скалистым холмам. А еще... "Еще мы будем вмести теперь намного дольше", - с улыбкой думала она, совершенно не страшась долгих переходов и вероятного отсутствия еды. Мысль о том, что мужчина не покинет ее в ближайшие дни, как собирался - окрыляла и давала силы, отбирая любые страхи.
Когда молодые люди почти добрались до аэропорта, позитивный настрой Мэри немного уменьшился, ведь ноги гудели по страшному. Все-таки несколько месяцев в лагере, без ежедневных пеших прогулок по лесу, давали о себе знать. Но женщины от природы намного выносливее мужчин, и прячась вмести с Малаховым за камнями, брюнетка все равно счастливо улыбалась.
- Я не боюсь, - зачем-то заверила в своей решительности девушка Ивана, когда они сидели в обнимку. - Это всего лишь вооруженные люди. И они делают свою работу, а мы... спасаем свои жизни. Это разные вещи.
На секунду Мэри замолчала, не зная как более точно высказать свой боевой настрой и объяснить уверенность в положительном исходе дела.
- Может мы могли бы как-то заманить двоих черных парней, и вырубить? - размышляла охотница вслух. - Тогда надев их форму, мы стали бы почти незаметны для других. Это невероятно сложно, но это все-таки вариант... Темнота наш союзник, но как я вижу, там где люди, там даже ночью довольно много света.
Мэри вздохнула и поцеловала Малахова. Просто так. Потому что ей этого захотелось. И потому, что теперь каждый миг мог быть последним и она не собиралась отказывать себе в маленьких радостях.
- Либо, можно посмотреть что есть в округе и совершить небольшой отвлекающий ба-бах. Сделать вид, что к ним пытаются пробраться местные, немного с другой стороны, чем нужно нам. Тогда возможно военные отвлекутся хотя на минут пять или десять, что даст нам шанс. Я могу двигаться очень тихо, я научилась этому еще на ферме, охотясь. Ведь животные очень хорошо слышать и нюхают. Так, что постараюсь не быть обузой в этом деле. Если ты четко скажешь куда идти и что нужно сделать. Я смогу. Наверняка смогу.
Девушка снова улыбнулась и ободряюще погладила Ивана по щеке. Ее тело сейчас находилось под властью гормонов, а разум был окутан счастьем от близости возлюбленного, поэтому думать о плохом, Мэри была просто не способна.

0

82

Иван сидел, обнимая Мэри, и перебирал в голове варианты дальнейших действий, рассеянно отвечая на ласки девушки.
- Бабах нечем устроить, - ответил он ей. - У меня нет взрывчатки. А искать ее в куче фургонов там, опасное занятие. Ее там может и не быть, потому что эти бойцы намерена атаковать Гром-гору чрез подземелья, где применение гранат или мин чревато обрушением. Поэтому я думаю, что вряд ли сюда привезли взрывчатку. К тому же мне не хотелось бы поднимать на уши весь этот муравейник, от этого их бдительность только повысится. Я знаю, что ты у меня отличная охотница, но я очень не хочу рисковать твоей жизнью. Да и своей, если честно. Идея с добычей униформы мне по душе. Но... ас могут сразу узнать. Понимаешь, в Вальгалле не так уж много народа, практически все друг друга знают. А уж мое и твое лица наверняка по новостям все эти дни показывают. У нас же там круглосуточно кабельное телевидение работает, и обо всех событиях в новостях говорят. Поэтому меня там могут сразу узнать. А пройти в тоннели через проход в самом аэропорту было бы здорово... Это самый близкий путь.
Иван приподнялся, посмотрев над камнями на аэропорт. На стоянке стояли несколько прожекторов на аккумуляторах, в здании свет был только в одном крыле, и явно тоже автономный. И несколько мощных прожекторов светили с крыши крайнего здания на взлетно-посадочные полосы. Иван внимательно проверил с биноклем эти осветительные установки. И рассмотрел рядом с ними две автоматические турели из 6-ствольных автоматических пушек M61A1 с танками для боезапаса рядом. А на них наверняка стоят инфракрасные сканеры и датчики движения. Малахов представил, как тела его и Мэри разнесет в хлам снарядами калибра 20 мм со скорострельностью в 3000 выстрелов в минуту. И понял, что ни фига не пройти по полосам аэропорта... Можно только попробовать обойти по большой дуге сю территорию аэропорта и зайти с другой стороны. Но не было никаких гарантий, что такие же турели не поставили у входов в подземелья. О них же знал не только Иван, но и другие офицеры, занимавшиеся подготовкой боевой операции по захвату горы Шайенн. Иван еще раз осмотрел стоянку и засек патрули. Их немного, но на территории постоянно шлялись люди. Не выполняли каких-то работ, а, видим, просто ждали приказа к наступлению.
Малахов снова сел под укрытием камней, уже привычно обхватив Мэри за плечи, и вздохнул.
- По полосе не пройдем. Там турели поставили. К них очень чуткие сканеры. Зайца легко обнаружат и не оставят от него ни клочка... Так, они используют прожектора на аккумуляторах. Значит, электростанция аэропорта не работает. Турли тоже, видимо, на аккумуляторах сейчас. Света много не будет, - произнес он, размышляя. -  Боюсь, нам на самом деле остается только один путь - через здание аэропорта. Попробуем снять пару часовых, чтобы завладеть их униформой. Только без убийств... И надо что-то придумать, чтобы не попасть на свет. К сожалению, я не догадался прихватить с собой прибамбасов для изменения внешности... Но кто ж знал, что они уже будут здесь... Нам придется действовать в темноте. Никаких фонарей нельзя зажигать - мы могли не заметить какие-то точки наблюдения. На краю стоянки есть неосвещенные фургоны, и вокруг кусты. Придется рюкзаки сбросить и проползти. В принципе, решаемо.
Иван посмотрел на Мэри.
- Слушай, давай я сам шмотки добуду, а ты тут посиди. Я не хочу, чтобы ты рисковала. Мне проще будет действовать одному.

0

83

- Проще, но не безопаснее, - вполне серьезно проговорила девушка. Она совершенно не собиралась отпускать Ивана сейчас, когда так недавно вновь обрела его, но понимала, что может действительно стать обузой. - Две пары глаз, лучше чем одна. Но если хочешь, я могу не выходить из ближайшего укрытия, а стеречь где-нибудь неподалеку, подав условный сигнал, если людей будет слишком много. И...
Тут Мэри запнулась, но все-таки решила сказать.
- Мне нужен хотя бы нож. Я полагаюсь на твое мастерство, но нуждаюсь хоть в каком-то личном оружии. Иначе у меня не будет шансов, прийти тебе на помощь в случае необходимости, да и просто прикрыть тыл. Ох, жаль весь этот грохот и свет всю дичь наверняка распугали. Если добыть хотя бы мелких животных, то изменить внешность будет не так уж сложно. Темный мелкий мех, вполне может сойти за бороду при наклеивании на лицо. Знаешь... Мы можем отрезать мне волосы, подстричь под мальчика и сделать из них усы для меня и бороду для тебя. Растительность на лице, здорово меняет человека, не говоря уж о том, что ищут тебя и девушку а не двух парней. А грудь свою я утяну куском ткани.
Мысль, по мнению охотницы, была не плохой. Только нужен был еще клей, но его можно было сделать из муки, картофеля или овсяных хлопьев, если таковые были в сухпайках. Не говоря уже о каких-нибудь других универсальных клеющих составах, которые могли быть в аптечке или просто с собой у Малахова.

0

84

Иван невесело рассмеялся в ответ на предложение Мэри по части изменения внешности.
- Оставь себе свои волосы, это несерьезно - сказал он. - Мне они больше нравятся на твоей голове. Это все отвалится, если придется активно подвигаться. Нет нужды делать из тебя мужика, в FEMA и армии много женщин служит, это не повод вызвать подозрения. Кроме того, у меня маркер есть, я тебе могу бороду нарисовать. Правда, в армии принято бриться, хотя, если они тут несколько дней, то у самих щетина выросла. Короче, небритость я тебе нарисую на лице. В темноте сойдет. А вот себе...
Иван потер рукой небритую три дня морду, зашуршав светлой щетиной. Потом полез в рюкзак и достал из его бокового кармашка черный тонкий маркер.
- В темноте только раскрашиваться неудобно. Но можно, - добавил Малахов, глянув на небо, где блекло сквозь облака светила поднимающаяся луна. - А грудь скроет униформа. Это не проблема. Ты у меня худенькая.
Иван потрепал Мэри по голове, улыбнувшись. И поцеловал ее в нос.
- Чуть ниже от нашего укрытия начинаются кусты. Там придется рюкзаки оставить и дальше ползком до самой стоянки. Желательно, тихо. Иди сюда.
Малахов притянул к себе Мэри, устроил ее поудобней на своих коленях и принялся тщательно разрисовывать маркером ее лицо. Провозился долго, призывая все время девушку потерпеть, но достиг вполне похожего на щетину эффекта. Потом достал из рюкзака пакет с едой и выудил из сухпайка пакетики с джемом. Засунул себе за щеки, отчего те смешно надулись, карикатурно нахмурился и невнятно спросил.
- Так я выгляжу хоть немного иначе?

Отредактировано Иван Малахов (2014-09-14 01:05:00)

0

85

- Так ты выглядишь, как Иван, пытающийся изобразить из себя бурундука, - улыбнулась "щетинистая" девушка. - Не думаю, что сойдет. Надо что-то посерьезнее. Давай тебе брови почернее нарисуем и бороду погуще, будешь похож на бывшего эмигранта. Мне отец в детстве рассказывал, что в Америку приезжало много людей со всего мира и темные в том числе. О! Можно и все лицо нарисовать, будешь негром.
Мэри забрала у Малахова маркер и начала методично разукрашивать ему лицо, несмотря на протесты. Эта детская забава в разукрашки, помогала справляться с волнением и внутренним напряжением, возникшем у молодых людей. Ведь против них сейчас был весь мир, в лице большого количества хорошо вооруженных людей. И смерть была вполне вероятной. Хотя Мэри не страшно было умирать, ведь она обрела свою любовь. Хотя после вчерашней ночи хотелось жить еще и еще, чтобы прочувствовать все открывшиеся новые горизонты, получше.
- Ползти тихо, я смогу. За это не беспокойся. Только давай четкие указания, а то у меня опыт охоты только на мелкую живность, а эти в форме, явно немного больше моих обычных трофеев. И что насчет ножа? Лучше бы конечно пистолет, но не хотелось бы тебя разоружать. Да и стрелять, когда нужно действовать тихо - самоубийство.

0

86

- Давай попробуем никого не убивать, - посерьезнев, произнес Иван. - Не нужно это...
Он понимал, что все люди в аэропорту, враги для Мэри. Но не враги Ивану. Он вырос с ними в одном бункере. Может, с кем-то учился в школе или универе. Или бухал на дискотеке или в баре. Вальгалла - очень тесный мир, где почти за 30 лет можно было не по разу столкнуться с каждым ее жителем. Малахов не хотел причинять никому вреда. Только минимальный, необходимый для достижения своих целей. Но чтобы никто не умер... А вот если он сам умрет от руки своих, тогда Мэри оружие для самозащиты не помешает.
Иван залез в рюкзак, покопался в нем и вытащил внушительный кастет. Вот это сейчас будет для него идеальным оружием. А свою кобуру с пистолетом он отстегнул с ноги и пояса набедренную кобуру и протянул Мэри.
- Погони ремни по ноге, а верхнюю лямку пристегни к поясу на брюках. Но я прошу тебя никого не убивать, если я буду жив. Очень прошу. Для меня это важно.
Нож и кастет Иван оставил себе. Винтовку можно будет взять с собой только после того, как они с Мэри раздобудут униформы. Подготовившись к походу, Малахов и Мэри двинулись в сторону стоянки аэропорта, стараясь двигаться скрытно среди кустов. Часть пути пришлось проделать и по открытому пространству, но, вроде, их никто не заметил. Они шли с открытой стороны и оттуда вряд ли кто-то ожидал нападения или лазутчиков. Да и какие могут быть вражеские лазутчики, если эта территория давно зачищена и находится под контролем Армии и FEMA?
Мэри и Иван оставили рюкзаки и винтовку в небольшом овражке метрах в 50 от границы аэропорта. Затем добрались до края кустов возле стоянки машин и залегли, осматривая территорию. До ближайшего фургона было метров двадцать. Прожектора светили со стороны здания аэропорта, поэтому часть территории была в черных длинных тенях. И человеку, чьи глаза привыкли к свету, сложно в них что-то разглядеть.
- Я попробую добраться до ближайшего фургона. А ты пока лежи тут. Если выловлю кого-то, то притащу сюда и его надо будет быстро раздеть, - сказал он Мэри. - И мы не будем спорить, я пойду один. Потому что в одиночку я менее заметен.
Чтобы не слушать возражений Мэри, которые могли последовать, Иван подскочил и рванул со всех ног к черной тени, тянущейся от машины, к которой он стремился. Люди были на стоянке, но немного и вдалеке. Вряд ли они заметили метнувшегося человека. Похоже, и вправду не заметили, так как за Иваном никто не побежал и тревоги не объявили. Малахов, прижавшись к стенке фургона, подождал пару секунд, осматриваясь и прислушиваясь. Но вокруг была тишь да гладь. Открыв заднюю дверцу фургона, Малахов юркнул внутрь него, надеясь найти там что-то полезное. Мэри могла наблюдать все его действия, лежа в кустах напротив.
Внутри Ивану повезло обнаружить черные кепи и куртку с надписями FEMA. Он сразу их натянул на себя, и куртка оказалась маловата. Но не треснула, и на том спасибо. Это был фургон техноснабжения, заставленный внутри ящиками с боезапасом, запасными рациями, ПНВ для шлемов, тактическими фонарями и аккумуляторами. Оружия тут Иван не нашел. Взяв две рации с гарнитурами и снарядив их батарейками, Малахов сразу включил одну из них и просканировал эфир. Сразу нашел три частоты, на которых переговаривались вальгалловцы. Выделил ту, что явно относилась к патрулям. Сейчас важнее всего было следить за их разговорами. Надев гарнитуру и сунув включенную рацию в верхний карман куртки, Иван потянул руку к боезапасу. Винтовку он в других машинах точно найдет, или отнимет у кого-нибудь. Но рука его замерла над открытым ящиком. Он понял, что нельзя вооружаться. Иначе он точно кого-нибудь убьет. И лучше пусть не будет у него оружия, чтобы потом не мучиться совестью.
Иван тогда взял два компактных ПНВ для шлемов, которые могут пригодиться для обнаружения противника в темноте, два мощных фонаря и аккумуляторов ко всему этому. Кастет переложил в кармане так, чтобы быстро и удобно взять. Затем натянул на глаза кепи и вылез из фургона. И тут же столкнулся с мужиком в форме FEMA, который, кажется, собирался войти в машину через ту же заднюю дверь.
- Чего ты тут забыл? - спросил он, не видя толком лица Малахова в темноте. - У тебя разнарядка на получение чего-то?
- Ага, старший послал, - ответил Иван, окидывая взглядом окружающее пространство.
- Мне приказ должен сперва по рации прийти от МОЕГО старшего, - недовольно заметил солдат, которого Иван точно не знал.
Никого вокруг не было, оба находились в тени, и Малахов медлить не стал.
- Сейчас придет, видимо, - ответил он, сделал быструю подсечку, намереваясь свалить противника с ног.
И одновременно сунул руку в карман, продевая пальцы в кастет. Прием удался почти идеально, только ногу Малахов отбил об ноги солдата во время подсечки. Бил кастетом аккуратно, чтобы точно не убить, но вырубить надолго. После чего поднял оглушенного человека так, будто они идут обнявшись, и потащил в кусты. Сразу сбросил его на землю в зарослях и упал рядом.
- Раздеваем, - бросил он Мэри.
И сам стащил с себя тесную куртку с набитыми карманами. Мужик, которого он сейчас вырубил, имел примерно его размер, и его одежда будет ему больше впору. А маленькую куртку и кепи Малахов передал девушке.
- Надевай. А штаны этого типа сверху надень на себя. У меня черные штаны, и тоже форменные. А у тебя джинсы, которые надо прикрыть. Брюки в ботинки заправь. В куртке в карманах рация, настроена на частоту патруля. Чтобы слышать, чем они занимаются, и не объявлена ли тревога, - сказал Малахов. - Есть еще фонарь и прибор ночного видения. Он небольшой, положи в карман, пригодится. И криптоновые фонари. Ими можно кратковременно ослепить противника. Да и в тоннелях пригодятся.
Говоря, он активно помогал Мэри стаскивать с солдата одежду.
- Оденемся и попробуем осмотреться уже свободней. Надо бы машину угнать. Больше шансов уйти от турелей на крыше аэропорта. Хотя... все равно мало. Их надо отключить. А это - лезть на крышу...

Отредактировано Иван Малахов (2014-10-18 20:12:38)

0

87

Иван все-таки отдал девушке свой пистолет и попросил никого не убивать. Он с такой горечью смотрел в этот момент, что у Мэри просто язык не повернулся отказать мужчине. И она солгала. Настолько правдоподобно, как не лгала еще никогда. И хотя ее слова убеждали любимого в собственной сдержанности и полном послушании, для себя охотница уже давно и твердо решила - если будет возможность, она обязательно ударит или выстрелит. Она ненавидела всех этих людей настолько сильно, что ни ее любовь к Ивану, ни ее любовь к Богу, не могли утолить жажду мести за сестру и других страдающих в лагерях людей.
Мэри даже обрадовалась, когда мужчина решил вначале пойти один, ведь ей нужно было время чтобы утихомирить свой вернувшийся гнев до того, как Иван его заметит. И пока ее спасителя не было, девушка молилась, прося у своего Бога сил и прощения. А руки непроизвольно тянулись к рукоятке пистолета, желая почувствовать его упругость. Наверное именно так и выглядит искушение. Одному из них, искушению в плотском грехе, Мэри уже поддалась, так был ли смысл сопротивляться следующему?
Иван вернулся как нельзя вовремя, иначе внутренняя борьба могла привести фермершу к какому-нибудь не слишком адекватному поступку. Но вальгалловец притащил тело и приказал быстро раздеть, а потом начал давать указания что и куда из вещей девать. Мэри не поняла почти не слова. Что такое рация? Какие переговоры? Зачем она нужна? Что вообще из имеющегося оборудования - прибор ночного видения? И как с его помощью вообще можно видеть ночью? Слишком много вопросов. Охотница растерялась и даже забыла обратить свое внимание на то живо ли притащенное мужчиной тело или нет.
Надев куртку поверх своей одежды и распихав все новые вещи по карманам, Мэри лишь кивнула любимому, выслушав его рассуждения.
- Нужна машина, значит возьмем ее. Нужно будет лезть на крышу - я готова. Ты главное говори четко что мне делать и куда идти, чтобы не мешаться под ногами. Я быстрая, ловкая и... ничего уже не боюсь.

Отредактировано Мэри (2014-10-18 22:01:51)

0

88

- Ты - сокровище, - сказал Иван на полном серьезе, подвинулся к девушке через тело оглушенного солдата и душевно ее поцеловал. - Мы ничего не будем бояться. Просто будем осторожны.
Потом он посмотрел на мужика, которого приволок. Тот лежал сейчас в трусах и в майке, тихий и безопасный. Надо было бы его куда-то оттащить отсюда, пока не очухался. И тут Малахов решил попробовать его допросить. Ведь, кажется, это был один из полевых интендантов. А эта публика всегда в курсе планов руководства. С помощью Мэри Ивану удалось оттащить мужика на место их последней стоянки, где можно было не бояться его воплей - никто не слышит. Пришлось потратить на это больше часа. Но оно того стоило, как оказалось. На месте пленного связали имевшимся в багаже мотком прочной веревки и привели в чувство. Перепуганный интендант рассказал, что турели имеют систему распознавания "свой-чужой", и не стреляют по джипам. Потому что сейчас на джипах доставляется снаряжение и взрывчатка в один из тоннелей под аэропортом. Судя по описанию пленного, это был тот самый тоннель, через который планировали уйти Иван и Мэри. Хороши же они были бы, если б рванули к нему, чудом смогли уйти от огня турелей, а в самом туннеле наткнулись на солдат.
Стало понятно, что по полю безопасно можно передвигаться только на джипе. И его точно придется угонять. Да так, чтобы вслед не начали стрелять. Малахов попросил девушку последить за пленным, а сам достал планшет и принялся изучать входы в тоннели, которые еще могли быть. Однако все они, по схеме, приводили в первый сегмент подземелья, который, по словам интенданта, был уже занят войсками, готовящимися там к штурму горы Шайенн. Вот никак нельзя было обогнуть этот участок.
- Мы пойдем прямо туда, - сказал Иван. - Там не ожидают появления посторонних со стороны аэропорта. И нет КПП,по словам этого кадра. Мы никак не попадем в тоннели, не миновав этот участок. Нам придется попробовать пройти именно там.
Расспросив дополнительно пленного о том, где загружаются джипы, и каким маршрутом следуют к подземелью, Иван понял что информации вполне достаточно. Интенданту дали напиться, потом заткнули рот порванной футболкой, замотав обрывки вокруг головы, чтобы языком кляп не вытолкнул. Сверху Иван закутал его в оделяло спасателя, чтобы не сильно мерз. Нашел в рюкзаке небольшой нож и положил его на камни так, что на рассвете интендант его увидит. Сейчас в темноте пока не мог. И тогда он сможет перерезать путы и вернуться к своим. В общем, Малахов сделал все, чтобы пленник выжил и смог освободиться. Но позже. И вряд ли узнал Ивана и Мэри в их "боевой раскраске". Затем Малахов велел Мэри собираться. Рюкзаки внизу надо подобрать и топать к грузовикам, где готовят снаряжение к отправке в тоннели. А там уже посмотреть, как угнать джип.
- Лишь бы пленный не начал орать, - тихо сказал Иван Мэри. - Ночью в тишине даже мычание могут услышать. Идем, чтобы до отбоя в лагере успеть. Потому что после отбоя точно станет тише.
Малахов первым пошел вниз, к вещам, Мэри следовала за ним. Обернувшись через десяток метров, Иван увидел, что она отстала. А когда догнала, попросил ее держаться рядом с ним.
Подобрав рюкзаки, беглецы вступили в лагерь вальгалловцев. стараясь держаться побольше в тенях между машинами. Так как они были в униформах FEMA, на них внимания особого никто не обращал. Да и раскрашенные лица делали их мало похожими на себя, особенно ночью. По пути попалась тележка, загруженная округлыми контейнерами для перевозки боезапаса к турелям. Кинув среди них рюкзаки, Иван и Мэри взялись за нее и начали толкать перед собой, как будто доставляли куда-то важный груз. Ни у кого они не вызвали подозрений. Видно, пока этот боезапас никуда и не планировали доставлять, раз не хватились. Ивану уже как-то нехорошо внутри даже стало из-за того, что все настолько гладко шло. Но молился о том, чтобы так оно и было дальше. По пути прихватили прислоненные к ящику две штурмовые винтовки - М-ку и СКАР. Могут пригодиться.
Так тележку дотолкали до стоянки грузовиков. И увидели аж несколько пустых джипов без водителей, которые просто стояли в сторонке в ожидании, когда освободится площадка для погрузки. Да и на самой погрузке никто особо не торопился. Оставив тележку и Мэри в сторонке, Иван подошел к одному из джипов, в котором увидел ключи зажигания в замке. Сел за руль и без всякой спешки отвел машину к Мэри.
- Изображаем погрузку, - сказал он ей тихо. - Нужно проверить, появится ли водитель этого джипа. Чтобы он шум не поднял, если мы резко уедем.
Осматриваясь по сторонам, без всякой спешки Иван и Мэри закинули свои рюкзаки в машину, начав их сверху заставлять контейнерами с боезапасом. Стояли они возле настоящей погрузочной зоны, поэтому не выглядели тут странно, хотя света возле них было мало. Водитель появился и принялся выяснять, какого черта его машину угнали со стоянки ожидания без спроса.
- Нам приказано загрузить боезапас и отвезти его в тоннели, - быковато и занудно ответил Малахов, стараясь прикинуться тупым идиотом. - И велено сделать это быстро. Вот мы и начали погрузку сразу, не ожидая тебя. И нас тоже надо отвезти в тоннель, чтобы мы там и разгрузили его.
- Что за дебилизм? - проворчал шофер. - Там что, некому разгрузить? Да я туда уже тысячу ходок сделал, там все нормально разгружают.
- Да нам вообще туда ехать неохота, - пробубнил Иван и толкнул в бок Мэри. - Правда, Джерри? Хрена ль мы там не видели. У меня вон в фургоне пиво заныканное есть. Я лучше б его пил сейчас, чем тут всякую хрень таскал. Руки-то, они не казенные. Но сука-лейтенант приказал. Он меня точно невзлюбил, зараза.
Все это Малахов говорил, не прекращая вместе с Мэри таскать и укладывать в открытую заднюю часть джипа контейнеры.
- Это какой лейтенант? Соммерфилд, что ли? Да, это редкая сука, согласен, - подал голос водила.
- Ага, он. Если сам выгрузишь все это, то дуй в одного, - пожал плечами Иван. - Нам проще. Меньше париться.
- Да ну нах, - возмутился шофер, - еще я тяжестей не таскал. Мое дело - баранку крутить. Вам приказали, сами и разгрузите. Только сядете сзади.
- Окай, - протянул Иван уныло, всем своим видом демонстрируя неохоту возиться с ящиками.
Пока грузили, конечно, большую часть веса контейнеров он брал на себя, чтобы Мэри было полегче. Но под конец погрузки он уже чувствовал, что она устала. И ловил ее руки под ящиками, ободряюще поглаживая. Пока она вела себя правильно и ничем не выдала себя. Но точно нервничала. Хотя лица ее сейчас толком было не разглядеть.
- Чего вы так долго возитесь, - с досадой проворчал водила. - Давайте уже скорей и поехали. Быстрее освободимся, чтобы после отбоя не пахать. И вообще, чего это такого дохлого на погрузку поставили?
И указал на Мэри.
- Ага, - ответил Малахов, делая вид, что активизировался немного. - Ну, кого Соммерфилд невзлюбил, того и поставили.
- Штрафники, значит, - понимающе покивал шофер.
- Ага, - снова тупо ответил Иван. - Я этого летеху вообще убью когда-нибудь.
Закинув в джип последний контейнер из тележки, Иван и Мэри забрались в джип на заднее сиденье. Там их было почти не видно. Шофер занял вое место и двинулся зигзагами к летному полю, огибая фургоны. И тут оказалось, что КПП все же есть... Иван напрягся и сжал зубы, когда джип остановили. Интендант не сказал об этом, и сейчас все могло полететь к черту. Потому что быстро выскочить из бронированного джипа не получится. И сам джип сейчас оказался на залитом светом прожекторов охраняемом пятачке перед выездом за здания аэропорта. Малахов нашел рядом руку Мэри и сжал ее. Хотел так успокоить, мол, я с тобой. Но, наверно, получилось наоборот.
К машине снаружи подошли двое вооруженных солдат, уже в армейской форме. И водитель показал им жетон, прикрепленный к карману его куртки на цепочке. Охранник лениво и дежурно провел по нему сканером и глянул на заднее сиденье. Лица Мэри и Ивана были частично в тени, только нижние части освещены.
- Это кто? Пропуски давайте, - сказал он, сверкнув в глаза замершим беглецам красным лазером из портативного сканера.
- Нет у них пропусков. Они из FEMA, - вдруг ответил водила. - Штрафники-грузчики. Их пахать Соммерфилд послал, на ночь глядя.
- А-а, бездельников решил к делу пристроить, - усмехнулся солдат. - Правильно делает. Задолбали тут шляться, обормоты гражданские. Проезжай.
Водила тронул с места, а Иван все еще не мог поверить, что им так повезло. Его ладонь, сжимающая руку Мэри стала мокрой от пота. Дышать снова он начал уже после того, как джип покинул освещенный пятачок, и, включив фары, выехал на летное поле.
- Обратно довезу, только если быстро разгрузите, - заявил шофер, отдалившись от зданий. - Будете возиться, как сейчас, пешком обратно пошлепаете. Ясно?
- Ага, - привычно уже ответил Иван и тут же, выпустив руку Мэри, метнулся к водиле сзади.
Перегнувшись через кресло, одной рукой он взял в захват шею шофера, а другой вцепился в руль, чтобы машина не вильнула. Неестественное движение фар в темноте могло привлечь внимание охраны.
- Возьми руль! - бросил он Мэри, борясь с крепким мужиком, вцепившемся в душащую его руку Малахова.
Девушка кинулась вперед, перегнулась через сиденье, стукнувшись головой о низкую крышу джипа. И тогда Иван смог дать водиле в пятак освободившейся рукой.
- Тормози, скунс поганый, а то убью к черту, - прошипел он шоферу в ухо. - FEMA тебе не нравится, да? Бездельники, да?
- Дубина, я ж не говорил этого, - пропыхтел водила, решив, что его собрались отмутузить за слова охранника. - А ну отпусти быстро, придурок.
Но на тормоз нажал. Машина остановилась на темном летном поле возле съезда на вспомогательную дорогу в сторону тоннелей. Иван тут же отпустил шофера, и в тот же момент от души врезал ему в челюсть. Тот закатил глаза и откинулся в сторону, стукнувшись головой о дверцу и оттолкнув по инерции руки Мэри. Та была вынуждена убрать их и упала снова на заднее сиденье. Водила же не вырубился полностью, но ориентацию потерял. Иван, сидя сзади в центре, дернул его к себе, чтобы убрать с водительского места.
- Садись за руль, быстро. И веди спокойно, не торопясь, просто вперед по этой дороге. Только спокойно, ясно? - сказал он Мэри. - Не выходи, перебирайся в кресло прямо в салоне.
Как только девушка заняла место водителя, Малахов утянул его самого на заднее сиденье, дав еще разок в пятачину, но мужик оказался крепким. И, хоть, пребывал в одури от ударов в голову, все же вцепился лапищами в горло Ивану. На заднем сиденье завязалась нешуточная потасовка, пока Мэри вела машину вперед, слушая сдавленную ругань и пыхтение сзади. Пару раз и Малахову кулаком в голову прилетело. Но все же Ивану удалось одержать верх над водилой и дать ему несколько крепких зуботычин, после которых тот, наконец, успокоился.
- Здоровый какой, зараза, - выдохнул Иван, завалившись на тушу своего противника.
Ухо, по которому он огреб, горело и явно начало опухать. Ныла шея от крепких ручищ шофера. Да и в голове после ударов стало как-то все неправильно. Малахов тряхнул башкой, пытаясь изгнать гудение и травматическую отупелость из нее. Он осмотрелся вокруг через окно. Мэри уже угнала машину куда-то в темноту, и он не мог сориентироваться, где они находятся относительно въезда в тоннель. Но кто-то умный поставил там прожекторы, их-то Малахов и рассмотрел в стороне.
- Остановись, проверим, не заметили ли из аэропорта, что мы поехали не туда, - хрипло сказал он девушке. - И фары погаси.
Мэри ту же молча выполнила указание и обернулась к Ивану. Салон сейчас освещался только отсветами приборной доски, и ее лица он не увидел. Но беспокойство почувствовал.
- Я в порядке, - успокоил он девушку и провел рукой с саднящими костяшками по ее лицу. - Все нормально.
Перевел дух осмотрелся. Никто не гнался за ними. Значит, никто не увидел ничего особенного. "Лохи", - подумал Малахов даже с какой-то досадой. Если б он занимался тут вопросами безопасности, как и планировалось до встречи с Мэри, то он точно такого бардака в военном лагере не допустил. Сам усмехнулся своим мыслям.
- Интендант не предупредил нас о КПП на выезде из аэропорта. Значит, мог не предупредить и о других. И, как мы увидели, статус бойца FEMA тут не котируется. Я переоденусь в форму водителя, чтобы выглядеть армейским. Это чувырло надо связать чем-то и кинуть на травку снаружи. Утром найдут. Ты ляжешь на заднем сиденье, чтобы тебя не было видно. А я попробую с ID-картой шофера проехать в тоннели. Будем надеяться, что ночью там солдаты не такие бдительные.
После этого Иван и Мэри раздели водителя, связали его кусками багажных строп, которые срезали в грузовой части джипа, и вытащили из машины, положив на траву. Сюда вряд ли кто-то подъедет до утра, максимум только простудится. Не страшно. Иван оделся в армейскую униформу, сел за руль, а Мэри забралась в ноги у заднего сиденья, так что ее больше не было видно. Башка у Малахова еще ныла, и к уху невозможно было притронуться. Раздуло его знатно. Учитывая, что Иван вообще был несколько лопоухим, то сейчас смотрелся довольбно близким родственником Чебурашки. Посмотрев на ID-карту водилы и униформу, он узнал, что того звали Саймоном Фростом. Потом сверился с картами на планшете и удостоверился, что въезд в тоннели находится именно там, где светили вдалеке прожектора на летном поле. После чего развернул машину и направил ее на свет.
Да, на въезде в тоннель тоже имелся КПП. Но там было темно, прожекторов мало. И охрана явно уставшая. Поэтому дежурный просто мазанул по ID-карте сканером и тут же потерял интерес к джипу не разглядывая приехавшего. Иван повел машину вниз по длинному пандусу. Оказавшись в ближайшем к выходу секторе, куда сходились все въезды в него, Малахов увидел, что там полно солдат и машин. Прожектора стояли только в некоторых зонах, где сгрудилась основная масса людей. По широкому тоннелю сновали машины. И прибывший джип ни у кого не вызвал подозрений. Иван, поглядывая на планшет, понял, что основные ворота в подземелье контролируются, и там вряд ли проедешь без приключений. Но было еще пару дополнительных - например, через тоннель монорельса. И если проехать по последнему примерно метров 200, то можно выехать у других ворот - не автомобильных, но достаточно широких и высоких, чтобы джип в них проехал. Не факт, что там никого не было, но пути для автотранспорта туда не вели. Поэтому вряд ли на том направлении планировалась переброска техники и войск во время наступления. А сам монорельс был отключен за ненадобностью. Да и вагоны, наверное, все проржавели за 15 лет. Во время подготовки операции это ответвление тоннеля даже не рассматривалось как подходящее для провода войск и техники.
Ивану удалось проехать, не привлекая ничьего внимания, к отключенному сейчас монорельсу, съехать на железнодорожное полотно. Затем, задрав одно колесо на рельс, протиснуться на груженой перекошенной машине до нужной ему платформы с лестницей. Тут была такая пылища на полу, что Малахов сразу понял - здесь давно никого не было. Следы джипа оставили заметные и яркие полосы от колес за собой. По ним потом любой сможет понять, что кто-то проехал через эти ворота. Но оставалось надеться, что этот факт не свяжут с Малаховым.
Доведя джип до больших бронированных ворот, Иван остановил машину, сверился с данными в своем планшете и вышел наружу. Блок управления воротами оказался скрытым под проржавевшей крышкой, но сама консоль в порядке. Иван включил на ней питание, набрал один за другим коды, молясь, чтобы система еще работала. Ведь столько лет прошло с того момента, когда ей пользовались в последний раз. Но ворота загудели и со скрежетом открылись. Звук пронесся по подземелью, и Малахов испугался, что на него среагируют в основном тоннеле. Он быстро изменил код, чтобы старыми ее больше не открыли, быстро заскочил в машину и рванул ее с места, проскакивая в законсервированную когда-то зону. Тормознул за воротами, снова выскочил, тут же ввел коды закрытия ворот. Опасливо посмотрел на полотно монорельса. Никого там пока не увидел. Но и ждать не стал, появится ли погоня. Сразу заскочил обратно в джип и направил его в сторону выключенной старой подстанции, стоящей мертвыми металлическими шкафами за сетчатым забором с предупреждающими табличками. В боковое зеркало все время посматривал на закрывающиеся ворота, боясь погони. Но ее не было. Если люди и слышали гул и скрежет в основном тоннеле, то, наверно, не поняли, откуда он шел. Но быстро поймут, когда найдут эти ворота и увидят там следы в пыли на полу. И, значит, надо быстрее доехать до Зоны 11, где были когда-то размещены системы самоуничтожения тоннеля. Обычная взрывчатка с контурным электрозапалом, заложенная по потолку небольшого сегмента подземелья. При активации она должна обрушить тоннель в том месте, где не было ответвлений и объездов, а имелась только одна дорога. И без проходческого щита вальгалловцы будут очень долго откапывать этот проход. Если вообще смогут это сделать. Малахов исходно планировал навсегда перекрыть тоннель из денверского аэропорта к горе Шайенн. Аналогичных Зон под разными номерами было еще четыре в этом тоннеле, но все они имели объезды-ответвления. Одиннадцатая перекрывала тут все, и была главной в этой защитной системе. Разумеется, вернуться потом по этому пути Малахов уже не сможет.
- Можешь вылезать, - сказал он Мэри, забившейся под задним сиденьем. - Мы проскочили. Но пока нужно торопиться, может быть погоня.
Обогнув подстанцию, Малахов вывел джип в основной тоннель - широкий и темный, пустив машину по нему со скоростью около пятидесяти миль в час. Тонкий белесый слой пыли покрывал путь, отчего в свете фар казался грязноватым снегом. Позади машины она клубилась маленьким вихрем из-под колес. Уже через две сотни метров Иван наткнулся на кучи камней, осыпавшиеся со стены. Еле успел затормозить, чтобы не врезаться в нее. Груженый джип несло по инерции вперед дальше, чем Иван рассчитывал.
- Черт, надо выкинуть контейнеры из грузового отделения, - сказал он. - Но чуть позже.
Пришлось дальше вести машину медленней и осторожней. И не зря, так как осыпи стали попадаться довольно часто. В одном месте даже крупная плита с потолка рухнула и рассыпалась немаленькими камнями по тоннелю. Объект давно не обслуживали, и он постепенно приходил в негодность, хотя когда-то был сработан крепко военными. Малахов ехал и думал о том, не завалит ли он весь тоннель к черту, если активирует Зону 11. Но решил, что будет решать это, когда в нее попадет. Бензина в баке, по его расчетам, хватит, чтобы до нее доехать, и даже дальше. Но вряд ли больше, чем на сотню миль в общем.
Проехав час и порядка 50-ти миль, Иван позволил себе остановить машину, успокоиться и отдохнуть.
- Пить хочу страшно, - сказал Мэри. - И поцеловать тебя. Мы выбрались, девочка моя. Мы выбрались оттуда...
Иван вздохнул, но это был вздох усталости, а не облегчения.
- Надо разгрузить машину, - произнес он. - Инерция большая. И наши рюкзаки на дне. Там вода. Заодно и винтовки проверим, которые прихватили.
Мэри и Малахов вышли их джипа и принялись вываливать из грузового отделения машины контейнеры с боезапасом для турелей. Когда закончили, оба были в мыле и реально обалдевшими от усталости. Потом  смыло раскраску маркера на лицах превратив их просто в черные разводы. Зато смогли напиться воды и перенести рюкзаки в салон. Да и спиртовыми салфетками оттереться от маркеров. Иван стащил с себя армейскую куртку и штаны, надетые поверх собственных, снял пропотевшую футболку, достав свежую. 
- Можешь избавиться от этого маскарадного костюма, - сказал он Мэри, указывая на форму FEMA на ней. - Они больше не понадобятся. Ты мокрая, советую переодеться в сухое, чтобы не мерзнуть. Тут довольно сыро и промозгло. Но в салоне есть печка.
Свернув военные шмотки, Малахов  закинул их комком под заднее сиденье. И они с Мэри решили быстро перекусить, после чего двигаться дальше. Иван не стал рассказывать ей про Зону 11, чтобы не волновать. К чему бояться вдвоем? Достаточно того, что он сам боится взрывать ее. Но он не будет спокоен, пока этого не сделает. Угроза нападения на Гром-гору через тоннели сохранится, а, значит, Мэри будет в постоянной опасности там. Поэтому, он это сделает...
Закончив с бутербродами, Иван проверил захваченные винтовки. В М4А1 оказался полный рожок - 30 патронов, в СКАРе - всего 19. Лучше, чем ничего. Хотя, Иван надеялся, что воевать с громгорцами не придется, а больше никого в этих тоннелях быть не могло. Забросив винтовки на заднее сиденье вместе с рюкзаками, Малахов позволил себе посидеть недолго, обнявшись с Мэри. Она выглядела усталой и замученной. Иван чувствовал себя не лучше, да и башка все еще тупо ныла. Зато ухо стало просто редкой красоты овощем и на левой щеке расплылся свежий синяк. Ничего, заживет. Целоваться с Мэри они Малахову не мешали.
- Бензина у нас еще миль на 60, - сказал он девушке. - Дальше придется идти пешком миль двадцать. Заправиться тут негде. Ты откинь кресло и поспи, а я поведу. Силы потом очень пригодятся.
Иван запустил двигатель и повел машину дальше, аккуратно объезжая опасные зоны осыпей. Периодически появлялись - то с одной стороны, то с другой - темные ответвления от основного тоннеля, старые подстанции с ржавыми шкафами, а в одном месте целая подземная река, стекающая со стены и уходящая в одно из ответвлений коридора. Она размыла ровное полотно дороги, создав в ней промоину, которую пришлось с трудом форсировать, движок едва не захлестнуло. Но повезло, выехали. Пробыв в пути около трех часов, беглецы достигли Зоны 11. Тут Иван объявил привал, оставив машину в середине тоннеля, а сам двинулся с планшетом искать техпомещения, где должен был находиться аварийный генератор. Бензин из него мог пригодиться для машины, конечно. Но особо проблемы бы он не решил, а участок тоннеля взорвать надо гарантированно. Малахов нашел комнату с постом управления, запустил генератор и набрал все положенные коды, чтобы система подрыва стала ему подвластна. Мэри ходила с ним, рассматривая оборудование и наблюдая за действиями Ивана.
- Приготовься, сейчас нам придется быстро вернуться к машине и очень быстро уехать, - сказал он ей. - Так надо. Я все потом объясню, но тут будет опасно.
После активации системы у путешественников было полчаса, чтобы отдалиться на безопасное расстояние. И дай Бог, чтобы обрушение не оказалось больше по площади, чем было когда-то запланировано саперами. Когда контур был активирован и на маленьком табло пошел отсчет тридцати минут, Малахов, подгоняя Мэри, рванул к джипу. И на всей возможной скорости покинул Зону 11. Быстро двигаться мешали осыпи камней, которые стали встречаться все чаще и чаще. Но Иван старался объезжать их, почти не снижая скорости. Пару раз чуть не довел до аварии, серьезно напугав девушку. И тогда только снизил скорость. По времени они успевали покинуть опасную зону, и имели в запасе еще 15 минут до взрыва. Мэри не расспрашивала ни о чем, и не болтала под руку, за что Иван был ей благодарен.
Когда позади прогремел взрыв, машину ощутимо тряхнуло и занесло. В тоннеле со всех стен, пола и потолка мгновенно отскочила годами откладывавшаяся пыль, посыпались мелкие камни. Малахову в этот момент показалось, что все, это - конец и сейчас проезд обрушится к черту, похоронив под собой машину. Он тут же выровнял джип и погнал его дальше. Только где-то через полчаса пыль в тоннеле стала прозрачней. И ничего не обвалилось. Малахов остановил машину, развернув ее боком в тоннеле. И посмотрел назад, в пыльную тьму, из которой они только что выехали.
- Все, - сказал он. - Теперь мы свободны. Никто не погонится за нами. И никто больше не проедет по этому тоннелю. Он обрушился.
Иван вздохнул и попросил Мэри повести машину, чтобы дать ему немного отдохнуть. Бензина оставалось где-то на час при скорости в 30 миль. Девушка пересела в кресло водителя, а Малахов позволил себе расслабиться рядом с ней, и прикрыть глаза. Как только он это сделал, ему сразу плохо стало. Затошнило так, что он вынужден был попросить Мэри остановиться и выскочил из машины. Выблевав все, что не успело перевариться во время перекуса, Иван почувствовал себя лучше, но все равно как-то погано. Мэри повела джип дальше, и Иван все же смог немного отдохнуть. Очнулся от зыбкого забытья, когда машина встала. Просто почувствовал, что вибрация от езды прекратилась. Поднял голову от подголовника и разлепил глаза, глянув на приборную панель. Баки были пусты. Судя по пробегу, беглецы находились как раз в 20 милях от въезда в гору Шайенн. Аккумулятор еще не сел и фары разбивали тьму вокруг, освещая небольшое расширение тоннеля и выемку сбоку с двумя дырами ответвлений. На схеме Ивана там были какие-то небольшие технические комнаты, и больше ничего.
- Слушай, давай немного отдохнем, - попросил Иван. - Выключай фары, просто немного полежим.  Попробуем поспать. Я что-то... устал. Очень...
Он не стал говорить, что ему просто плохо. Малахов уже понял, что у него симптомы сотрясения мозга. Но он надеялся, что недолгий сон поправит дело. Мэри спорить не стала, разложила свое сиденье и юркнула в объятия Малахова. Иван снова закрыл глаза, которые сейчас просто не желали открываться, и поплыл в забытье, слушая рядом дыхание Мэри.

0

89

Девушка, как и говорила, старалась четко выполнять все указания. Не нужно быть шибко умным выходцем из Вальгаллы, чтобы понять что от слаженных действий молодых людей, зависели их собственные жизни. Вот только...
Когда Иван, закончив с допросом снова двинулся в сторону Аэропорта, девушка задержалась пристально глядя на пленника. Малахов был не слишком суров с ним, да и тот довольно быстро стал давать нужную информацию, наверное поэтому и не пострадал особо. И охотнице это не нравилось. Она несколько секунд напряженно вглядывалась в лицо, связанного человека и вспоминала сестру. Келли не заслуживала того, что эти сволочи с ней сделали. А находящийся перед Мэри мужчина - точно заслуживал. Он был одним из тех, кто возомнил себя выше Богов. Одним из тех, кто не считает других людьми вообще. Он был врагом всему живому и возможно лично участвовал в надругательством над Келли. Девушка не видела различий между работниками лагерей и другими живущими в Вальгалле. Для нее все они стали на одно лицо. Все виновны. Может быть за исключение Ивана. Может быть.
Поколебавшись еще несколько секунд, Мэри подняла пистолет и приставила его ко лбу пленного. Она боролась с искушением выстрелить прямо сейчас и сделать Землю немного чище. Охотница уже была готова нажать на курок и даже едва различимый в темноте взгляд противника, наполненный ужасом, уже не мог ее остановить. А здравый смысл - смог. Девушка убрала пистолет, прекрасно понимая, что звук выстрела привлечет ненужных гостей, да и Иван поймет, что она нарушила слово. А разочаровывать любимого совершенно не хотелось. Мэри сделала несколько глубоких вдохов, но желание убить так и отступало и тогда она решила все-таки дать шанс себе на утоление жажды мести. Будучи опытной охотницей, брюнетка прекрасна знала, что нужно сделать.
Забрав оставленный Малаховым нож, она подошла к пленному и сделала пару не слишком глубоких надрезов на щеках. Просто чтобы появилась кровь, которая начала стекать по лицу мужчины и капать на землю. А потом, бросила рядом с интендантом несколько кусков еды, которая должна была своим запахом привлечь диких животных. Нож же Мэри убрала во внутренний карман одежды, чтобы он не попался на глаза Ивану. Злобно улыбнувшись на прощание, брюнетка отправилась догонять своего возлюбленного, убеждая себя, что теперь только Бог может решить, выживет пленный или нет. А она всего лишь орудие в руках своего Бога.
Поначалу, все мысли девушки были сосредоточены на своем последнем деянии. Пока она находилась рядом пленным, она была полностью уверена, что поступает правильно. Но чем дальше они с Иваном удалялись от места "преступления", тем больше начинали терзать сомнения. В какой-то момент Мэри даже была готова рассказать обо всем возлюбленному и может быть вернуться, чтобы помочь интенданту, но тут "завертелось". Вначале аэропорт, потом джип, КПП, водитель. Сожалеть или вспоминать о чем-то было совершенно некогда. Только когда связанного водителя оттащили в траву и Мэри осталась с ним наедине буквально на несколько секунд, у нее снова мелькнула шальная мысль. Пока Иван возился с одеждой и машиной, охотница достала спрятанный нож и приставила его к шее мужчины, находящегося сейчас без сознания. Снова вспыхнул гнев и легкая эйфория от появившейся возможности. Казалось бы, что может быть проще, чем перерезать горло человеку, не способному сопротивляться. Тому, кто заслужил. Но... Мэри никогда не убивала людей намерено. Только в процессе самозащиты. А сейчас ей не нужно было защищаться. Вновь вернулись сомнения. Нужно было решать, как можно скорее. На одной чаше весов была Келли и другие замученные в лагерях, на другой любимый мужчина, для которого было важно избежать лишних жертв. Жажда мести(а может справедливости) против любви и обещания. Почти на равных. Почти... Но убить беззащитного человека, Мэри просто не могла. Осознание этого пришло за несколько секунд до того, как Иван позвал ее, видимо заметив долгое отсутствие. Охотница убрала нож и тяжело вздохнула, спеша на зов.
Уже по дороге, находясь в машине, девушка снова начала сомневаться, стоило ли упускать такую редкую возможность отомстить. Пока Иван вел машину и был занят дорогой и собственными мыслями, не отвлекая Мэри от воспоминаний, ее снова начала захлестывать горечь и боль потери, постепенно перерастающие в ненависть и злость. И снова начало казаться, что Бог хочет чтобы верная католичка вершила правосудие своими руками. И Мэри была готова согласиться с этой мыслью. Но как будто почувствовав нужный момент, Малахов объявил привал и крепко обнял девушку. Его прикосновения, поцелуи, тихие слова возымели невероятный эффект, полностью прогнав из разума охотницы желание мстить и убивать. Находясь в объятиях любимого и даже глядя на его распухшее ухо и синяк, Мэри не могла мечтать ни о чем другом, кроме любви и спокойной жизни вмести. В моменты духовной близости, никого и ничего кроме Ивана больше просто не существовало. Ни прошлого, ни настоящего.
Минуты отдыха не могли быть бесконечными и довольно скоро молодые люди отправились дальше, где их ожидали дорога, усталость, взрывы и наконец заслуженный отдых.
Лежа в объятиях Малахова, Мэри думала о том, что стоит выйти наружу и все-таки осмотреть окрестности, возможно соорудив и поставив несколько ловушек, но Иван так сладко обнимал ее, что выбираться совершенно расхотелось. К тому же девушка начинала беспокоиться о его физическом состоянии, которое показалось ей не слишком хорошим. Мужчина конечно ничего не говорил и не жаловался, но отличить здорового (хоть и уставшего) Ивана от больного, охотница все-таки была в состоянии. Прибавив к нежеланию выскальзывать из объятий любимого, еще и необходимость находиться рядом, чтобы в нужный момент оказать первую помощь любого рода, Мэри так и осталась лежать в машине. И уже через минут десять, после того как Малахов заснул, тоже провалилась в тревожный сон.

0

90

Тишину тёмного коридора технических помещений нарушал шорох, издаваемый старыми ботинками бегущих по нему людей. Передвигались они быстро и безошибочно, так как знали дорогу как свои пять пальцев, а их привыкшие глаза хорошо видели в темноте. Ни фонариков, ни факелов - только трое людей в грязной неказистой одежде с примитивным оружием в руках. Они бежали по коридору, зная, что в этот самый момент за ними, равно как и по соседним ответвлениям, мчатся другие люди одинаковыми целями. А цель была одна - автомобиль.
Благодаря замкнутому пространству и хорошей акустике, шум от колёс и работающего двигателя распространялся в самые отдалённые части тоннеля, не минуя служебных веток и технических отсеков. И эти звуки были услышаны обитателями, что уже долгие годы облюбовали эти места для постоянного проживания. Когда в тоннеле, что в течение многих лет не видел не то что солнечного, а хотя бы просто отблеска лампы, любая вещь, попавшая сюда извне, мгновенно приобретает статус высшей ценности. И сейчас незнакомая машина, приехавшая невесть откуда и остановившаяся в миле от первого крупного обвала, была объектом вожделения тех, кто в количестве нескольких десятков человек мчался ей навстречу. Но то, что они собирались делать с этой ценностью, вряд ли бы понравилось пассажирам внедорожника. Вот только они ещё ничего не знали.

- Ты уверен, что там только двое? - спросил Мэддисон, поспевая за более шустрым товарищем и на ходу придерживая сползающий с плеча лук.
- Отвечаю, братан, только пацан и девка с ним. Чистенькие, холёные, лёгкая добыча. - отвечал Дик, аккуратно переступая через разбросанные по полу обломки кирпичей и снующих туда-сюда крыс.
- А что за тачка-то? - брякнул позади идущий.
- Хер его знает, большая, пятнистая.
- Блин, да то же солдаты небось, с автоматами.
- Ты с дуба рухнул? Все солдаты давным-давно померли. Эти, поди, спёрли её откуда-то.
- А вдруг у них реально пушки есть? - забеспокоился Мэд, крепче сжимая свой лук.
- Ничего, Балто и ребята тоже не лыком шиты. - отмахнулся Дик.
- Вот им вся мякотка и достанется, а нам опять железки ковырять. Достало, хочу нормальную добычу.
- Будет тебе добыча. Балто хоть и говно редкостное, но своих не забывает. Тёлка, поди, красивая. - последнее предложение Дик произнёс аж с придыханием, хотя парнишка и сам толком не был уверен, считать ли длинные волосы признаком женского пола, ведь у половины его товарищей тоже были космы до плеч.
- Хыть, ништяк. Ладно, давайте потише, мы уже близко.
Троица покидала служебный коридор и выходила на основную линию. Уже на подходе к выходу они перешли на осторожный шаг, и с этого момента от них не было ни звука. Вскоре подоспели и остальные, а когда группа наконец высунулась на трассу, то из противоположного входа в технический отсек уже выглядывало две пары любопытных глаз.
Дальше всё походило на какой-то призрачный шабаш, столь же бесшумный и таинственный. Где-то капала вода, шуршала осыпающаяся бетонная крошка, пищали мыши и крысы, но лишь звуки, издаваемые людьми, были тише всего. Выныривая из всех возможных щелей, они собирались в основной канал и стягивались к машине. И вот уже по блестящим от накопившейся за годы влаги пошли едва заметные блики теней, что давал свет фар, устремлявшийся в глубину тоннеля. Со всех сторон автомобиль окружали люди, среди которых алчное любопытство были самым чистым и добрым помыслом. Они знали, чего хотят, хотя и не имели чёткого плана, только лишь выждать, пока жертвы покинут машину. Но они уже знали.

0


Вы здесь » Новый мир » Летопись » Долг жизни


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC