Новый мир

Объявление

Добро пожаловать!

Постапокалипсис, экшн
Великая Смерть пришла 15 лет назад, убив всех взрослых и оставив тех, кто не достиг половой зрелости. Но дети выросли...

► Лето прошло, и самое время продолжать свои сюжетные линии. И мы продолжаем двигать сюжет, ждем новых и старых игроков.

► Добавлены новые акции, ждем оперативников и жителей Планкинтона!


Время в игре:
21-31 мая 2029 года.
Погода в Планкинтоне:
от +6 до +14 С, облачно

► Убит Тони! Глава города Планкинтон застрелен прямо на улице на глазах многих жителей и гостей города. Позже один из его подручных убил Стива - правую руку уже мертвого главы и призвал горожан встать на его сторону в обмен на все, что можно снять с этих двух трупов.

► В Гром-горе пропал оперативник. «Великая смерть возвращается» - такое последнее сообщение оставил Майкл для руководителя Гром-горы. Но никаких предпосылок и симптомов болезни на поверхности не обнаружено. Начались поиски пропавшего громовца.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Новый мир » Летопись » Долг жизни


Долг жизни

Сообщений 1 страница 30 из 130

1

Дата: май-июнь 2029 года (альтернативная), июнь 2032 года.
Место: ферма Мэри и ее окрестности, а также концлагерь Вальгаллы и просторы вокруг нее. Может, еще какие-то локации по ходу добавятся, если в них возникнет необходимость.
Участники: Мэри, Иван Малахов.
Краткое описание: Иван Малахов едва не погиб во время своей миссии в мае 2029-го, оставшись в живых только благодаря двум девушкам, жившим на уединенной ферме (Мэри и ее сестре). Но, покинув их гостеприимный дом, он еще не знал, что спустя три года судьба снова сведет их вместе. И ситуация окажется чертовски сложной.

Отредактировано Иван Малахов (2014-06-26 20:37:05)

0

2

Иван Малахов

Нелепая случайность прервала путь Ивана. А до завершения миссии и эвакуации оставались считанные дни. В ночь накануне этого дня Иван прошел дольше обычного, чтобы преодолеть большее расстояние. Местность казалась безлюдной, с редко попадающимися пустыми фермами. И она была "гладкой" - сплошная равнина без холмов и оврагов. И Малахов продолжал топать, хотя уже дико устал, и солнце давно взошло. На ночлег прямо в чистом поле устраиваться было нельзя, Иван искал ложбину или овраг. За два десятка последних километров ему впервые попалась неглубокая, заросшая бурьяном яма. Вдали мрачными тенями стояли несколько разрушенных домов, не выглядевшие населенными. Малахов, который шел уже на втором дыхании, решил, что пора останавливаться и отдохнуть хотя бы в этой яме. Когда залез в высокую траву и оказался на ее дне, то обнаружил, что место занято: на вытоптанной маленькой полянке, укрытой со всех сторон зарослями, сидел мальчишка лет 10-ти и играл в какие-то самодельные игрушки из деревяшек и веревок, которые и на игрушки-то не были похожи. На появление незнакомца он отреагировал воплем, и Малахову пришлось довольно грубо схватить его и зажать рот. Попытался поговорить и успокоить. Вроде, получилось. Сунул початый пакет ирисок из пайка, которые сам лопал в пути, чем надолго запечатал рот мальцу. Но пацан, хоть и трескал конфеты с завидным проворством, отказывался отвечать на вопросы: откуда он, где живет, есть ли у него родители и где они. Только за горсть рафинада пацан согласился сообщить, что живет где-то здесь. Он не сказал это, а просто махнул рукой в сторону тех разрушенных домов, что Иван видел вдали. Надо заметить, что для ребенка таких лет мальчишка довольно далеко забрел от своего жилища. И, видно, не особо волновались за него родные.
Риск, что мальчишка наведет на Малахова кого-то, был велик. Но прикончить ребенка Иван просто не мог. Он понял, что оставаться в этой яме опасно, оставил пацана дожирать подарки, а сам выполз опять на равнину, с матом взвалил на себя рюкзак и потопал дальше. Минуты через две засек пацана, который рванул во все лопатки к разрушенным домам, что заставило Ивана прибавить шагу. Хотя силы уже были на пределе.
Он не успел найти укрытие, когда сзади послышался рев моторов, и увидел, как в его сторону от группы строений по равнине несутся два автомобиля - Форд-пикап и открытый джип неизвестной марки. И народу в них сидело много. Они орали, размахивая палками и ружьями. Иван сразу понял, что дело плохо закончится. Сбросил рюкзак, залег за него и первым открыл прицельную стрельбу. Машины завиляли по пыльной равнине, но Малахов видел, как двое человек из них вывалились. Но это преследователей не остановило. Они не стали подбирать своих раненых, а целенаправленно неслись в сторону Ивана. У пацана оказалась большая семья, и сплошь мужики...
Расстреляв весь боезапас, который был при нем, и не имея времени залезть в рюкзак за новым, Иван метнул в приближающиеся автомобили две гранаты, что были рассованы по карманам. Джип перевернулся в двух десятках метров от него, но кое-кто из людей успел соскочить на землю. Вторая машина вовремя увильнула от взрыва, не пострадав. И пока Малахов пытался судорожно перезарядиться, именно она остановилась рядом...
То, что происходило дальше, Иван потом долгие годы стремился забыть. Хотя часть воспоминаний ему сходу вышибли... Бежать было бессмысленно, да и рукопашный бой был недолгим. Ивану прострелили ноги, зверски избили, распотрошили рюкзак. Потом сняли всю одежду и обувь с Малахова, который сопротивляться больше не мог, и с трудом вообще воспринимал действительность. Снова избили. Затем закинули в джип, который вернули на колеса, и тот остался на ходу. Куда-то везли, продолжая пинать и бить прикладами пленника в пути. Иван многократно отключался, и уже не ощущал времени. Единственной его привязкой к реальности в тот момент был засыпанный песком металл днища джипа, к которому он прижимался щекой. Малахов провалил задание и спалился, убив местных, и шансов выжить у него больше не было. Он просто ждал, когда его добьют. Но компания аборигенов поступила изощренней. Они вытащили Малахова из машины возле какой-то дороги, толпой втащили его на покосившийся телеграфный столб и привязали к нему проволокой на самом верху в лучших традициях Древнего Рима. Примерно так же в те времена латиняне распинали на Т-образных крестах преступников и христиан. Короче, пристрелить было бы куда милосерднее. Иван короткими просветлениями сознания, урывками помнил этот процесс, пытался вяло сопротивляться, но безуспешно. оставалось только выть от боли и бессилия. На своих мучителей он потом мог только взирать сверху вниз через узкие щелочки глаз, заплывших от битья. Как вообще глаза не выбили вместе с зубами, удивительно... Сволочи потоптались внизу с руганью, полюбовались делом рук своих, пошвыряли в Малахова камнями, и, пожелав ему живьем быть сожранным воронами, уехали.
Сколько Иван провисел на телеграфном столбе, он не смог бы ответить. Кажется, целую вечность. Но относительно четко помнил два очень жарких дня и две очень холодные ночи. И, кажется, дождь. Попытки освободиться от проволоки на руках и ногах ни к чему не привели. В такие моменты очень жалеешь, что Бог наградил тебя хорошим здоровьем и выносливостью. Дохляк мучился бы меньше. Однако дикая жажда и боль перестали мучить Ивана в какой-то момент, а вскоре он вообще перестал приходить в себя, встав на верный путь к миру иному.

Отредактировано Иван Малахов (2014-04-25 23:49:54)

0

3

Мэри и Келли.

После того как Старый Мир «ушел» оставив после себя только гнилые ростки сорняков в виде начинавших дичать подростков, в некоторых закоулках нового Мира жизнь все-таки начинала налаживаться. Мало кому везло достаточно сильно, чтобы он не нуждался в тепле, любви и просто еде. Но вот Келли и Мэри (двум сестрам-близнецам) повезло. Когда пришла Великая Смерть, девочкам было по 9 лет и они жили вмести с родителями, старшими братьями и несколькими наемными рабочими на уединенной ферме. До ближайших соседей или города, куда отец отвозил продукты, было довольно далеко, по этой причине даже обычной школьной программе девочки обучались дома, не слишком часто вообще общаясь со своими сверстниками. Зато взрослые стремились передать свои знания младшим довольно усердно. Может быть именно в это и было везение близняшек и может быть только это и позволило им впоследствии выжить.

Первым умер отец, привезший вирус с собой из города. Его едва успели похоронить в саду, как тут же слегла и мать, а за ней несколько рабочих. Старшие братья довольно успешно приняли на себя роль хозяев фермы, стараясь организовать похороны и продолжить полевые работы. Поначалу двое молодых парней вполне успешно справлялись с делами, не позволяя панике поселиться в сердцах свой сестер и оставшихся работников фермы. Но когда один из них уехав в город на поиски других людей, чудом вернулся домой полуживой и рассказал как на самом деле обстоят дела, на ферме начался беспредел. Работники, которые еще были живы хватали все что попадалось под руку и уезжали, забирая транспорт и лошадей. Но большинство жителей фермы к тому времени уже «почили с миром» и в саду было настоящее кладбище, ведь дети продолжали хоронить всех умерших по католическим законам. Восстановить порядок в доме братьям так и не удалось, смерть пришла и за ними. Не прошло и месяца с гибели отца, как на ферме остались только две напуганные девочки и слегка одичавший скот.

Первый год последующей жизни оказался самым сложным и самым простым одновременно. Из-за удаленности фермы никто из «чужих» на ней не появлялся, а самим уходить куда-то девочкам было страшно. Да и дома осталось очень много дел. Когда все кресты на могилах были установлены, а все слезы выплаканы, девочки смогли осознать что им предстоит жить дальше. Не зная КАК это сделать, Мэри и Келли просто постарались воссоздать ту жизнь, которая была при родителях. Они ухаживали за скотом, пололи грядки, собирали урожай. Даже делали уроки по вечерам при свете настольной лампы. На ферме оставался довольно большой запас еды, одежды и инвентаря. Даже было топливо, которое некуда стало заливать и ветрогенератор, который вырабатывал достаточно количество энергии чтобы обеспечить девочек светом, отоплением и некоторыми электроприборами. Также от него работал и электронасос. Если бы не одиночество и домашнее кладбище, можно было бы подумать что Старый Мир все еще оставался в этих стенах...

Когда к ферме добрались первые выжившие одиночки, близняшки уже полностью адаптировались к новому ритму жизни, но не думали о защите своих владений. Конечно каждый ребенок в семье фермеров умеет держать ружье с пеленок, но все-таки первое нападение удалось отбить с огромным трудом. Келли была ранена и Мэри очень боялась, что она умрет. Но этого не произошло и спустя месяц девочки снова могли работать на ферме вмести, правда Келли навсегда осталась хромой стала слегка заикаться, поэтому скотом а также небольшой охотой занималась теперь только Мэри. Но урок не прошел даром и девочки со временем оградили сове жилище от случайных гостей. Ямы с кольями, веревки, капканы, отравленные иглы, заточенные грабли, распылители с ядохимикатами... Близняшки пустили в ход все, что посчитали опасным в своих владениях. И это дало результат. Последующие годы страшных грабежей так и не было, да и убивать людей при самообороне девушкам приходилось всего несколько раз. Местоположение дома, да и отсутствие попыток самих девчонок покинуть его пределы, способствовало уединению и спокойствию.

Чтобы не одичать и не сойти с ума в ограниченном пространстве, Мэри ходила на охоту, а по вечерам вмести с Келли, они читали друг другу вслух книги или разыгрывали сценки из старых кинофильмов по памяти. У Келли хорошо получалось сочинять песни и играть на банджо, пока Мэри танцевала. Жизнь не была идеальной, но она продолжалась...

В этот раз Мэри решила уйти западнее своих обычных маршрутов. Расширять территорию охоты было опасно, но вблизи фермы девушка уже каждый куст и каждую мышку знала чуть ли не по имени и разум требовал разнообразия. Пообещав себе не делать глупостей и быть максимально осторожной, охотница так увлеклась преследованием добычи и исследованием нового окружения, что даже не заметила как оказалась недалеко от дороги. Вокруг было довольно тихо и судя по всему безлюдно, поэтому немного посомневавшись, девушка все-таки выбралась из леса чтобы изучить открытую местность. Мэри показалось важным понять проходил (или проезжал) ли тут кто-нибудь в последнее время. И действительно, судя по следам совсем недавно по дороге проезжала машина, а значит где-то недалеко могли находиться и другие выжившие. Девушка уже собралась как можно скорее и незаметнее вернуться в более безопасные места, как ее внимание привлекли птицы, кружившие группой над одним из столбов. Убедившись, что в округе пока никого нет, охотница решила узнать чем заинтересовались птицы и двинулась вперед рассчитывая найти что-нибудь необычное или  полезное. Ужас от увиденного, преследовал ее в кошмарах еще долгие годы...

На столбе висел распятый мертвый человек. Он был избит, изуродован и раздет. На теле погибшего мужчины не было пустого  от синяков или кровоподтёков места, а руки в местах где тело крепилось проволкой к столбу, кожа была полностью истерта и оттуда торчали куски начинающего гноиться мяса. С точки зрения самосохранения, правильным было развернуться и уйти как можно скорее и дальше от места расправы. Но... Мэри уже многие года не посещала церковь и не читала библию, но все еще была католичкой. Пусть способной убивать и сомневающейся в благодати Божьей, но основы человечности, привитые еще отцом с матерью, все еще жили в ее душе. Погибшего нужно было похоронить...

Залесть на столб оказалось сложнее, чем думала охотница, но веревка и набор инструментов, взятые с собой для ремонта установленных ловушек, помогли Мэри справиться с этой задачей. Кусачками девушка освободила конечности погибшего от проволки и позволила телу самому упасть вниз. Только после этого, внимательно прислушиваясь и приглядываясь католичка спустила со столба сама. Еще раз взглянув на изуродованного мужчину и проклиная себя за неосторожность, Мэри стала копать могилу прямо на окраине леска, делая это не слишком хорошо, но максимально быстро. Найдя несколько подходящих суков, девушка смастерила что-то наподобие креста и установила в изголовье могилы. После этого, уставшая но упорная католичка, потащила мученика за ноги к яме, вознамериваясь сбросить тело туда и засыпать землей. И в этот момент тело издало стон!

Мэри как ужаленная отскочила в сторону, закрыв себе рукою рот, чтобы не закричать. Первым что пришло на ум оказалась странная мысль о демонах или зомбях, почерпнутая из книг и лишь потом появилось более логичное предположение о том, что мужчина чудом все еще оставался жив. Это казалось невозможным и потому слишком походило на чудо. Девушка спустя несколько минут раздумий, вновь приблизилась к полумертвому телу и склонилась над ним, чтобы убедиться что не ошиблась. Различить слабое дыхание удалось не сразу, но мученик определенно все еще дышал.

Разум кричал о том, что нужно просто оставить его здесь или даже... закопать. Так будет правильнее и милосерднее к нему. А главное безопаснее для Мэри и ее сестры. Но душа, измученная одиночеством и постоянной необходимостью просто выживать, требовала чуда... или хотя бы нового и непознанного и девушка не смогла устоять.

Перед тем как взвалить на себя полумертвое тело, охотница закопала импровизированную могилу и оставила несколько вполне заметных следов, говорящих о том что кто-то приходил и потом ушел в противоположную от фермы сторону. И только после этого хрупкая невысокая девушка попыталась взвалить на себя, как ей самой казалось, неподъемную ношу. Но даже оторвать мужчину от земли оказалось очень сложно, несмотря на явное обезвоживание и кровопотерю, незнакомец был очень тяжелым и Мэри пришлось соорудить что-то вроде носилок и с огромным усилием погрузив на них тело, волоча за одну сторону, девушка двинулась наконец в сторону дома, избегая установленных ловушек и открытых троп.

Келли не обрадовалась «находке» сестры и долго убеждала ее, что незнакомца нужно добить, чтобы он не мог впоследствии навредить им. Еще и мертвое тело советовала отнести назад к столбу, чтобы те кто старался убить его, не стали искать свою жертву. Обычно Мэри не спорила со своей сестрой, но в этот раз она твердо стояла на своем, стараясь донести до близняшки необходимость хотя бы иногда, даже в этом поганом мире, делать добрые дела... Девушка говорила о чуде и Божьем знаке, говорила о умерших родителях и том, что они наверняка бы не дали страдальцу умереть, но решающим доводом оказалось то, что незнакомец вероятнее всего и сам умрет в ближайшие часы, несмотря на попытку помочь и тогда совесть сестер будет полностью чиста. С этим аргументов уставшая Келли уже не стала спорить.

Но мужчина вопреки ожиданиям одной сестры и благодаря многодневной заботе другой, не только выжил но и шел на поправку. И несмотря на то, что незнакомец пока так и не пришел в сознание, выглядел он уже значительно лучше и даже вполне активно метался в бреду.

Отредактировано Мэри (2014-04-26 00:00:09)

0

4

В бреду к Ивану приходили все, кому не лень. Он видел перед собой и мертвых, и живых - знакомых и незнакомых. И со всеми разговаривал по по-русски или по-английски, совершенно не контролируя свои болезненные грезы. Оказывался то в бункере, то в Планкинтоне, то в поле, то опять "на кресте", то вообще в каких-то неизвестных и непонятных "декорациях". Временами было больно, и он орал, хотя в реальность пробивались только глухие стоны. Видения наплывали, будоражили и сменялись полными провалами сознания. Все это длилось довольно долго, но для Ивана сейчас времени не существовало.
Когда он пришел в себя, то сперва очень вяло реагировал на окружающее. Для его разума это было просто еще одно незнакомое место из потока бреда, который норовил его снова утащить в свои потаенные смурные глубины. Очень хотелось пить, и он увидел рядом на тумбочке стакан с водой и соломинкой в нем. Он потянул к нему руку, и чуть не заорал от боли. Мышцы на руках и боках стрельнули огнем. И на своих запястьях он увидел повязки из чистых полос хлопковой ткани в цветочек. Совершенно дикие и смешные. Но в прежних видениях, у  Малахова не было бинтов, и было не больно двигаться. А сейчас стало больно. Тут Иван понял, что свет какой-то другой, настоящий. И нос его различил запахи старого дома, свежих простыней и дерева, кажется. По лицу прогулялся ветерок из приоткрытого окна. И еще пахло больницей. До Ивана дошло, что он жив и вернулся в реальность. И тогда всплыли воспоминания о мальчишке, стычке на равнине, избиении и столбе. Иван ощупал языком зубы и понял, что от нескольких коренных с обеих сторон остались только обломки, и спереди их явно не хватает. Однако приоткрыл рот и вдохнул воздух с таким наслаждением, как будто это было что-то очень вкусное. "Я жив", - пронеслась в голове мысль. И он собрался с духом. чтобы все же добраться до воды.
Но тут что-то шевельнулось на заднем плане, который был сейчас для Ивана мутным, как будто мышцы глаз не работали и выхватывали из окружающей среды только то, что было близко. Перефокусировав зрение, Малахов увидел, что лежит на большой постели в комнате, окружен старой мебелью. А в большом кресле в ногах кровати спит девушка. Незнакомая. Но удивительно хорошенькая. "Теперь мне мерещатся феечки", - подумал Иван и снова потянулся к стакану. Пришлось немного повернуться на бок и он закряхтел от боли, стараясь не шуметь. Девушка так сладко спала. "Интересно, где это я?" - размышлял Иван. Ему удалось взять стакан и даже приподнять его над тумбочкой, но пальцы почему-то стали неестественно слабыми и выпустили стакан из рук. Он со звоном стукнул донышком об тумбочку, упал на бок и разбился. Вода плеснула из него, разливаясь, и закапала на пол.

Отредактировано Иван Малахов (2014-04-26 00:41:56)

0

5

Когда было все-такие решено оставить полумертвого мужчину в доме и оказать ему всю возможную медицинскую помощь, Келли все таки настояла на том, чтобы возле него круглосуточно находилась одна из сестер. Девушка, пострадавшая намного сильнее чем Мэри при последнем крупном нападении, испытывала оправданный страх перед незнакомцами и не собиралась рисковать. Именно поэтому она всегда брала на свое дежурство ружье, стараясь чтобы сестра этого не заметила, ведь за  долгие дни, проведенные в «выхаживании» пациента, Мэри похоже успела привязаться к нему. Однажды Келли даже слышала, как близняшка разговаривала с парнем, находящемся без сознания, рассказывая ему о погоде за окном, об успешной охоте и даже о своих мечтах и надеждах. Добровольная изоляция давила на психику обоих сестер, но Келли уже смирилась и даже не надеялась когда-нибудь услышать на ферме чужие дружественные голоса, а вот Мэри... Она была немного другой. По непонятной для Келли причине, ее сестра-близнец продолжала верить в людей, надеясь в будущем обрести семью или любовь. Она мечтала о том, что когда-нибудь в США снова будет единым государством с налогами, полицией, порядком и патриотизмом в глазах граждан... Похоже смерть родителей и братьев, а также вынужденные убийства и постоянный страх за собственную жизнь, так и не смогли убить в ее душе стремление к чему-то светлому и веру в лучшее. По мнению Келли это было страшной ошибкой, которая в будущем могла стоить им обеим, жизни.

Звон разбитого стакана, как торнадо вырвал девушку из сна. Келли резко дернулась, сразу же открыв глаза и схватив, лежащее неподалеку, ружье. Даже еще не осознав, что именно произошло, девушка наставила заряженное оружие на незнакомца и заикаясь попыталась процедить сквозь зубы.
- Ддддержи руккки так, чтобббы я их вививидела, - от страха Келли стала заикаться еще больше, чем обычно. Ее лицо раскраснелось, а руки заметно начали дрожать. Ружье опасно заходило из стороны в сторону, похоже прицеливаться девушка даже не собиралась. Впрочем промахнуться в серьезно раненого человека, да еще и с такого близкого расстояния, было практически не возможно.

+1

6

Иван, только переживший страшную досаду после того, как упустил стакан, дернулся на голос девушки, посмотрев в ее сторону. И тут же со вздохом откинулся снова на постель. Похоже, он снова вляпался в какую-то компашку. Только не мог понять, зачем он тут? Держат живым, как консервы? Про запас? И охраняют с оружием... Очень похоже на правду... Девушка, правда, грозным бойцом не выглядела. И, судя по лицу, боялась Ивана куда больше, чем он ее. Впрочем, он ее вообще не боялся. После пережитого как-то страх еще не вернулся, было просто плохо и ни до чего. Но мысль о том, что его, скорее всего, сожрут тут, не понравилась, конечно. Был шанс, что дадут хоть немного окрепнуть, потому что сейчас Иван не имел сил, чтобы даже сесть, не то чтобы встать и надавать подзатыльников вооруженной девице. Он приподнял две забинтованные руки над одеялом.
- Тихо, тихо - хотел сказать Малахов, но из горла вырвался только сдавленное сипение.
Иван кашлянул, вышибая какую-то сухую пробку из себя, и тогда только прорезался голос. Тоже сиплый, но уже слышный.
- Дайте воды, пожалуйста, - произнес он с трудом.
Горло как будто песком засыпано, слюна густая, как сироп, говорить трудно. Иван рассчитывал, что, если он оказался пленником людоедов, и те не слопали его сразу, то должны были понимать, что "консервам" требуется вода. Вспомнились приступы жажды на столбе, и даже замутило от этого.
- Просто воды, - добавил он, устало глядя на гуляющий ствол в руках девушки.
Сейчас с психов нажмет на курок и сэкономит воду... Будет жаль...

Отредактировано Иван Малахов (2014-04-27 16:41:30)

0

7

Келли некоторое время нервно смотрела на незнакомца, все также продолжая держать его на мушке. Но спустя несколько долгих минут девушка все-таки пришла к выводу, что мужчина все еще в слишком плохом состоянии и временно безопасен. Девушка опустила ружье и взглянув на разбитый стакан, тяжело вздохнула. Пациент только что разбил один из любимых стаканов ее матери, которых осталось в доме всего три... «Вернее уже два», - мысленно поправила себя Келли, сожалея и о посуде и о потере близких. - «В доме вообще осталось не так много стаканов и тарелок».
Но решив, что Мэри очень разозлиться, если сестренка откажет «ее» умирающему в просьбе напиться, Келли еще раз тяжело вздохнув, вышла из комнаты, забрав с собой ружье и прихрамывая направилась на первый этаж, где в кухонном шкафу хранилась оставшаяся посуда. Иван отлично слышал ее шаги по коридору, а затем по лестнице.

Отредактировано Мэри (2014-04-27 21:40:50)

0

8

Иван даже не ожидал, что все будет так просто. Девушка сурово попялилась на него, потом опустила ружье и вышла, хромая. Он и вправду на редкость погано себя чувствовал, но самым ценным оказалось то, что и людоедка, видимо, думала так же. Шанс сбежать нельзя было не использовать. Иван, уже сделав несколько движений, понял, что будет больно, поэтому, увидев небольшое полотенце на гредушке кровати, схватил его и затолкал в рот. Переломанные зубы тут же дали такого дрозда, что искры из глаз посыпались. Но медлить нельзя. Быть сожранным милой семейкой постапокалиптических реднеков Иван точно не хотел. Только бежать...
Он перекатился по широкой кровати к противоположному от открытой двери краю, сдавленно воя и пуская слюни в зажатое в зубах полотенце. И свалился на пол с его края. Попытался сразу подняться на ноги и понял, что не может этого сделать. Ноги тоже были все в повязках, и Малахов четко вспомнил, как ему прострелил голени в упор один из говнюков, которые на него напали. Целы там кости или нет, Иван не знал, но ноги просто подламывались, когда он пытался на хоть как-то встать. Такую боль стерпеть было невозможно. Тогда Малахов пополз на карачках в сторону окна, хрюкая в полотенце, обливаясь потоками пота и с выпученными глазами. Добрался до низкого подоконника и, схватившись за него, немного подтянулся на руках, выглядывая наружу. Второй этаж, внизу скат крыши (возможно, веранды или пристройки), метров 50 пустой лужайки, а за ней - бескрайнее поле бурьяна до самого горизонта. Хотя, сбоку, вроде, не бурьян, а огород. Но это было неважно. Иван понял, что в таком состоянии он не убежит. Даже если перекинет тело через подоконник, вывалится из окна, скатится по крыше, то метра три придется лететь до земли. Здоровья такое приземление точно не прибавит. А потом еще надо как-то умудриться преодолеть эти сраные 50 метров до зарослей по совершенно открытому пространству. И что потом в этом бурьяне делать?.. Ползти до горизонта неизвестно куда? Да его даже ребенок догонит там. А усталость, травмы и боль обезоружат. Сейчас-то на пару метров до окна все силы, считай, ушли.
Иван понял, что ему нужен заложник, чтобы вырваться отсюда. Не факт, конечно, что людоеды своим не пожертвуют, но иного варианта просто не было. Заложник станет и костылем, и прикрытием. "Господи, да помоги же мне! - мысленно взмолился Малахов, и снова на четырех костях пополз обратно к кровати. Шаги по лестнице возвещали, что хромая девушка уже неспешно поднималась по ней. Иван с храпом заполз снова на постель, накинул на совершенно мокрое тело одеяло, краем простыни вытер лицо, по которому тоже текло. Зажмурившись, вытащил изо рта скомканное полотенце в слюне и крови, сунув его под себя. Слыша приближающиеся шаги, пытался восстановить дыхание и унять градом ливший по телу пот. Ему сейчас надо было снова сосредоточиться - на этот раз на атаке.

Отредактировано Иван Малахов (2014-04-27 22:21:15)

0

9

Иван настолько был занят своими собственными размышлениями и попыткой сбежать, что совершенно не заметил разницу шагов. Тот кто сейчас двигался по коридору в сторону его комнаты, определенно не хромал. Мужчина успел занять свое место и даже сделать вид, что никуда и не двигался, прежде чем в комнату вошла девушка. Воды в ее руках не было, а все также было ружье. Только... вроде ружье было немного другое, да и платье она сменила на слегка большеватую рабочую мужскую одежду.

Мэри вернулась с охоты, которая оказалась на редкость не удачной. Мало того, что никого из достаточно крупных животных не оказалось рядом, так еще и умудрилась потерять нож где то в кустах, куда с дуру залезла, решив набрать молодых листьев малины к чаю. И нож потеряла, да и оцарапала руки немного о колючий кустарник. Настроение было поганым и девушка решила сразу же сменить сестру возле кровати больного, даже не переодевшись и не перекусив. Не приходящий в сознание мужчина действовал на Мэри успокаивающе, заставляя помнить о том, что все неудачи на самом деле всего-лишь мелочи и только жизнь на самом деле имеет значение.
Зайдя в дом, девушка услышала шаги сестры, которая направилась на кухню, видимо в очередной раз оставив больного без присмотра. Келли не особо верила в то, что мужчина когда-нибудь придет в себя, поэтому дежурила не всегда усердно. «Может оно и к лучшему», - подумала Мэри, не желая сейчас снова разговаривать с близняшкой на эту тему. Входя в дверной проем комнаты двушка и не рассчитывала увидеть там какие-либо изменения, она просто хотела удостовериться, что пациент все еще жив. Но сделав всего шаг в комнату, она встретила настороженный взгляд серых глаз. Мужчина определенно был в сознании, что говорило об улучшении состояния, правда лицо у него было мокрое и красное, но на эту странность Мэри не обратила внимание.
- О, Боже, - воскликнула девушка и кинулась к кровати Ивана. - Пришел в себя. Я каждый день молилась за твою жизнь, но если честно не думала что кто-то еще слышит молитвы в этом мире... Как самочувствие? Может помочь чем? Воды? Еды? В туалет? Ээээ... помыться? Мы конечно тебя обтирали, но...

Отредактировано Мэри (2014-04-27 22:50:35)

0

10

Иван, который готовился напасть на девушку, был мгновенно обескуражен ее поведением. Пять минут назад она шипела на него, как змея, тыча стволом ружья, с хмурой мордой вышла отсюда, а теперь кидается к нему, как будто он ее любимый родственник. Еще и переодеться успела. И по дороге в пыли извалялась, кажется. Ружье было в руках, но... Иван не мог не отметить, что это другое ружье. Несуразность ситуации и слишком уж позитивное поведение незнакомки выбили Малахова из колеи. Закралась мысль, что девица-то, похоже, к тому же сумасшедшая. Попросили воды дать, а она пошла переодеваться, менять оружие, и вернулась без воды. Точно с приветом.
Девушка было очень близко, он вполне мог заставить себя одним рывком схватить ее и схватить, но теперь не мог.
- Спасибо, - проговорил он с заметной шепелявостью из-за отсутствия нескольких зубов. - Самочувствие скверное. И я... уже попросил у вас воды. Вы забыли?
Он перевел взгляд на разбитый стакан, так и оставшийся лежать на тумбочке, потом снова воззрился на девицу.
- Я очнулся, вы меня пристрелить хотели, а потом пошли за водой, - стараясь говорить спокойней (так как говорят с душевнобольными), произнес он. - Помните?
Руки у него буквально дрожали под одеялом от желания попытаться выхватить у незнакомки ружье, но лицо у нее было столько радостным, что никак не решался. Чтобы пауза не затягивалась, Малахов решил хотя бы что-то выяснить.
- Кто вы, где я, и какое сегодня число? - спросил он. - Как долго я здесь нахожусь?

0

11

Мэри замолчала подозрительно глядя на мужчину, потом сделала небольшой шаг от кровати назад.
- Похоже ты еще не до конца пришел в себя, - прошептала девушка, затем взглянула на графин и разбитый стакан. - Я только, что вернулась с охоты и... ты ведь был без сознания и не мог раньше просить у меня воды. Может тебе что-то просто привидилось?
Внимательно вглядываясь в незнакомца, брюнетка помолчала еще пару секунд, затем снова слегка улыбнулась, вздохнула и заговорила.
- Меня зовут Мэри. А как тебя звать? Ты находишься у меня в доме. Сегодня... эээ... Знаешь, я если честно не знаю какое сегодня число. Все календари уже давно кончились и я перестала отмечать в них дни... Но сейчас примерно середина мая, малина уже пустила свежие листья и шиповник расцвел. Яблони тоже набрали цвет, так что сейчас точно май.
Девушка снова перевела взгляд на разбитый стакан и наклонившись начала собирать осколки.
- Я нашла тебя около пяти дней назад. Ты был... вообщем тебе было очень плохо и я даже поначалу подумала, что ты мертв. Чуть не похоронила, - Мэри весело рассмеялась, как будто в этом действительно было что-то смешное. - Но вовремя заметила дыхание. Кстати, тащить тебя было очень тяжело. Не знаю чем ты питался раньше и чем занимался, но веса в тебе точно фунтов двести пятьдесят. Но не бросать же тебя в лесу... Вот и притащила домой. Здесь уже обработала раны как смогла, обмыла тело... ну и уложили в кровать. Ты не приходил в сознание очень долго... лежал так тихо-тихо, даже когда раны промывали. Это было очень страшно... Я думала ты не выживешь, но спустя дня три ты начал бредить и едва слышно что-то шептать.
Охотница с сомнением посмотрела на лужу возле тумбочки и оглянулась в поисках тряпки, чтобы ее собрать.
- Ой, прости. Ты же пить хотел, только налить не во что. У нас не так много стаканов, а единственный стакан в этой комнате … может сможешь из графина или я схожу за кружкой на кухню. Кстати, а что со стаканом случилось?

0

12

Иван сурово озадачился заявлением девушки о том, что ему привиделась она же в кресле возле кровати. Он бросил взгляд на окно, как будто мог проверить, а было ли на самом деле его путешествие к нему, ли тоже не было? Но все еще ноющие мышцы, стреляющие болью ноги и комок полотенца под боком говорили о том, что с кровати он точно слезал. А слезал потому, что видел девушку и воспользовался ее отсутствием. Малахов ничего не понимал, и думать сейчас было чертовски трудно. Девушка представилась именем Мэри, и вела себя до странного дружелюбно. Вообще, очень просто и свободно разговаривала с Иваном, хотя была с ним незнакома. Слушая дальнейший рассказ, Малахов все больше приходил в уныние. Пять дней. Он тут находится уже пять дней. То есть, два дня назад за ним прилетал вертолет на точку эвакуации. И его там не было. По инструкции на том месте должны были оставить комплект спутниковой связи. Еще до начала миссии Ивана с его командирами и службами обеспечения оговаривался вариант, если Малахов лишился бы своего телефона, либо он пришел бы в негодность. И было решено, что группа эвакуации оставит на точке в тайнике дополнительный комплект связи. Чтобы агент имел шанс пусть с опозданием, но прийти туда и вызвать помощь. Аккумуляторы в состоянии консервации могли храниться около месяца. И у Малахова был шанс добраться на точку вовремя. Однако он не мог идти. И неизвестно, когда сможет. Если повреждены большеберцовая или малоберцовая кости, то Иван надолго не ходок. А добраться до точки надо успеть в течение месяца. Иначе аккумуляторы сдохнут, и тогда придется решать куда более сложную проблему  как добраться домой самому. Пешком нереально, автомобиля нет. И встанет необходимость его раздобыть. Иван все это прокручивал в голове, продолжая слушать Мэри.
- Я случайно разбил стакан, - признался Иван. - Простите, ради Бога. Выскользнул. Буду благодарен за кружку, потому что графин боюсь тоже разбить. Руки неверные сейчас. А зовут меня... Феликс. Я очень благодарен вам, Мэри, за спасение. И удивлен, как вам удалось меня куда-то дотащить. Вы выглядите очень хрупкой. Я знаю, что я тяжелый. Но такой уж уродился.
Иван облизнул сухие губы.
- Я чертовски хочу пить. И, хотел бы узнать, что у меня с ногами. Вы поможете мне посмотреть?

+1

13

- Конечно-конечно, - тут же засуетилась девушка, видимо воодушевленная спокойными ответами со стороны Феликса. - Я не доктор, поэтому даже и не знаю, что именно у тебя сломано. Когда мои родители еще были живы, мы иногда помогали им в ухаживании за скотом, ну и я несколько раз видела, как ветеринар приезжал к нашей лошади, у которой были проблемы с коленом. Правда потом ее все-таки пришлось пристрелить. Но я постаралась позаботиться о твоих ногах как смогла.
Все это Мэри произносила одновременно с действиями. Она приблизилась к кровати вплотную и наклонившись, помогла вначале убрать одеяло, а затем предложила мужчине сесть (с ее помощью), чтобы лучше разглядеть повязки на ногах.
- Феликс, а почему с тобой так обошлись? - с интересом спросила «помощница». - Я видела несколько отморозков около нашей фермы и видела убитых людей, но чтобы вот так... жестоко. Ты наверное совершил что-то действительно плохое?
Во время последней фразы голос брюнетки слегка дрогнул и во взгляде на несколько секунд мелькнуло беспокойство. Мэри не считала мужчину опасным в данный момент, да и почему-то доверяла ему, но если у других людей были основания его ТАК наказать, то возможно и ей с сестрой действительно есть чего опасаться. Спасти умирающего человека от верной гибели — это одно, а вот глупо рисковать своей жизнью и жизнью Келли — совершенно другое.
Пока Мэри помогала Феликсу оценить состояние своих ног и ждала ответа на вопрос, в коридоре наконец послышались шаги. Похоже кто-то поднимался с первого этаже, заметно хромая.

Отредактировано Мэри (2014-04-29 21:05:07)

+1

14

Офф: на состояние ног Малахова брошен дайс. Средней степени ранение. Предположим, что на одно ноге кость задета, но не сломана. И есть признаки не сильного воспаления ран.

Иван чуть не застонал, но не от боли, а от скорби, после слов Мэри о том, что она получала медицинские навыки только занимаясь скотом. Который потом пришлось пристрелить. Это ж как ему повезло-то, твою мать... Надо сделать все, чтобы не разделить участь той лошади, о которой шла речь. И вообще намек на сравнение человека со скотиной задело. Тут Мэри, совершенно не проявляя какого-то страха, подошла вплотную, скинула с Ивана одеяло, заставив его еще и смутиться, подхватила под мышки и помогла сесть на постели. Малахов постарался незаметно сунуть теперь скомканное полотенце под задницу, пока поднимался. Оценил и то, что девушка явно не неженка, и довольно сильна для своего вида, роста и веса. Внешняя хрупкость оказалась обманчивой. Это не задохлики, которые с голодухи еле ноги волочат, как многие на поверхности. Чтобы иметь крепкую руку и силу, надо питаться. Иных доказательств Ивану, собственно, и не требовалось. Кроме того, что слово "ферма" у него четко ассоциировалось с каннибалами, он уверился, что находится в опасности, и с ним нянчатся не просто так. Интересно, о чем молилась хорошенькая Мэри, когда он тут в отрубе валялся? О том, чтобы жратва не загнулась раньше времени? сразу ударило воспоминание о словах девушки, что Иван весит фунтов двести пятьдесят. На самом деле он весил 210, но такой подсчет веса стал еще одним звоночком для Малахова, которому убийцы и людоеды мерещились на каждом шагу во время его путешествия.
- Феликс, а почему с тобой так обошлись? - с интересом спросила Мэри. - Я видела несколько отморозков около нашей фермы и видела убитых людей, но чтобы вот так... жестоко. Ты наверное совершил что-то действительно плохое?
Тут по лестнице послышались шаги. Неровные и нехорошие такие, сопровождающиеся зловещим скрипом деревянной лестницы. Ивану тут же представился здоровый реднек с нечесаной бородой, несущий в руках топор для рубки мяса. И нервы сдали. Малахов схватил наклонившуюся к нему девушку, вцепился в ее ружье, вывернув его из руки Мэри, а ее саму, взяв в захват шею, повернул и прижал к себе спиной. Отчего девушка была вынуждена сесть на кровать рядом. Руки Ивана дрожали от слабости и психов, но он был полон решимости защищаться до последнего, используя Мэри в качестве прикрытия. Сперва он воткнул ствол ружья девушке в поясницу, но тут же подумал, что в семье людоедов ею могут и пожертвовать. Поэтому он повернул ствол в сторону двери, прошипев девушке на ухо:
- Дернешься, или руками шевелить вздумаешь, придушу, - пообещал он и напряг мышцы руки, зажимая Мэри шею, и демонстрируя, что реально может это сделать.
Но тут же расслабил немного руку, чтобы девушка могла дышать.
- Я много плохого совершил, уверяю тебя, - добавил он грозно, чтобы напугать жертву покрепче.
Но вот чувствовал себя Малахов очень херово и к серьезной схватке был не готов сейчас совершенно.

Отредактировано Иван Малахов (2014-05-01 00:36:27)

+1

15

Мэри, которая никак не ожидала от мужчины подобного поведения, замерла опасаясь даже слишком громко дышать. Девушка несмотря на то, что охотилась на животных и иногда стреляла в людей, все равно была слишком избалована везением и уединены положением фермы. Да и нападали на них уже очень и очень давно. К тому же она спасла Феликса он смерти и ухаживала за ним, стараясь помочь, что ей просто в голову не могло прийти, что он может так поступить со своей спасительницей.
Охотница могла еще долго жалеть себя и проклинать собственную безалаберность, что в дверях вот-вот должна была появиться Келли, а ружье захватчика смотрела ровно в сторону двери.
Выбор был не велик: либо рискнуть собой, либо подставить сестру. И Мэри не сомневаясь, выбрала первое. Девушка не стала слишком сильно дергаться, а просто резко замахнувшись (насколько смогла), ударила противника локтем по ребрам, желая хотя бы выиграть время для Келли, которая уже появлялась в дверном проеме.
В обычной ситуации, наверняка у брюнетки не было бы никаких шансов в бою с Феликсом, но сейчас он все еще не до конца пришел в себя и не достаточно быстро среагировал на действие Мэри. Удар пришелся в нижнюю часть ребер и несмотря на то, что противник не скорчился от боли, ружье в его руках все-таки дрогнуло и ушло чуть вниз. Именно в этот момент в дверном проеме появилась Келли, неся в руках кружку и опущенное дулом вниз ружье. Окрыленная первой удачей и легким замешательством противника, Мэри тут же постаралась вырваться из цепких объятий мужчины и этот маневр снова оказался успешен, и высвободив шею от захвата, девушка скользнула с кровати на пол. То ли Феликс был слишком серьезно ранен, то ли опешил увидев что сестры — близнецы.
- Келли! - закричала уже с пола охотница. - Берегись. У него ружье!

+1

16

«Хрупкая» Мэри врезала Ивану по ребрам локтем, чего он никак не ожидал. И попала, кажется, либо по треснувшему ребру, либо в старый ушиб - искры из глаз едва не посыпались. И тут же, пользуясь ошеломлением Малахова, ужом вывернулась из его захвата, упав на пол. Иван тут же махнул в ее сторону рукой, наклонившись, но схватил только лямку от рабочего комбинезона. Девушка дернулась и лямка порвалась, вырвавшись из пальцев Малахова. Следить за дверью и одновременно ловить шуструю девчонку было трудно, поэтому ствол Иван в этот момент держал абы как. И тут он увидел голову Келли, высунувшуюся из-за косяка над стволом. И ему показалось, что у него бред. Он увидел Мэри, только в той одежде, в которой наблюдал ее несколько минут назад в кресле. И вторая Мэри, в комбинезоне, сейчас лежала на полу возле кровати. Появилось очень неприятное чувство нереальности происходящего. Но ствол ружья, торчащий в дверях, недвусмысленно говорил о том, что сейчас Ивану настанет хана. И тут уже заработали инстинкты. Малахов рывком слетел с кровати в сторону Мэри-в-комбинезоне, заорав от боли, но не позволяя себе ни на мгновение расслабляться. Он грохнулся об пол, отбив до кучи и задницу, лег, стараясь устроиться так, чтобы между ним и Мэри-в-дверях находилась Мэри-в-комбинезоне. И тут же воткнул свое ружье в ягодицу лежащей на полу «второй Мэри», схватив ее за лодыжку, чтобы она не уползла от него. Та пыталась брыкаться, но Иван держал ее за ногу крепко.
- Я выстрелю! – рявкнул он, глядя на ружье, выглядывающее из-за косяка. – Клянусь, я выстрелю, черт возьми, и  пуля прошьет ее насквозь от задницы до головы! Брось ружье в мою сторону и выходи! Или она умрет! Мне терять нечего!
Он отлично понимал, что, если ему сейчас прилетит в голову, то он может и не успеть нажать на курок. По большому счету, он и не хотел на него нажимать, но должен был использовать момент ради освобождения из этого ведьминого круга баб с одинаковыми лицами. Страшно стало – пипец, и не убежать. Малахову казалось, что он сходит с ума. И откровенно боялся, что сейчас еще откуда-нибудь вылезет третья, четвертая, пятая Мэри, только уже в черном плаще и с косой.
Тут ему стало еще хреновей от мысли, что его ружье может быть не заряжено. Мэри же заявила, что пришла с охоты. Но она испугалась ружья, значит, хотя бы один патрон есть. Иван глянул на ствол и увидел, что тот, к тому же, стоит на предохранителе. Обычном, не автоматическом. Движением пальца тут же отжал его, но палец оторвал от курка и положил на скобу, чтобы дрожащие руки не подвели, и не выстрелили против его воли. Разницу в именах девушек Иван сейчас даже не отметил, полностью охваченный необходимостью бороться за выживание против людоедов. И за бабами сейчас могут и мужики прибежать... И тогда точно хана...

+1

17

Келли смотрела на действия мужчины и ярость заполняла ее разум и душу. Она говорила Мэри, что спасение этого «тела» ни к чему хорошему не приведет, она уговаривала сестру просто добить его, если уж ей так хочется проявить милосердие. Мир уже не тот, что раньше и сейчас не время вспоминать прошлые правила. Но Мэри ее не послушала, эта идиотка не только чудом дотащила огромную тушку на ферму в одиночку, но и несмотря на множество дел, постоянно дежурила возле кровати умирающего... Умирающего! Ха!
- Если ты выстрелишь, - зашипела Келли, практически не заикаясь. - Я снесу тебе башку, ублюдок! Хотя нет. Я прострелю тебе колени и локти, затем выбью все зубы и живьем закопаю в огороде. И если ты умрешь от жажды, я просто уберу пугало и пусть птицы выклюют тебе глаза, прежде чем ты испустишь свой последний вздох.
Все это девушка проговорила на одном дыхании и уверенно направила ружье в сторону обидчика. Ее руки больше не тряслись, а слова выходили ровными без единого следа заикания. Мэри испуганно и в тоже время удивленно уставилась на сестру. Она никогда не видела Келли такой. Даже после смерти родителей и после... того случая, который заставил близняшек быть всегда начеку. Почти всегда. Мэри верила в то, что Феликс способен выстрелить в нее, а потом разделать и с Келли. И проклинала себя за собственную неосторожность и мягкость. Чувство вины перед сестрой нестерпимо жгло изнутри, как и не выполненное обещание заботиться о ней и всегда оберегать.
- Хватит, - медленно и четко произнесла Мэри, заставив и мужчину и Келли обратить на нее внимание. - Келли, ты сейчас спокойно выйдешь из комнаты и уйдешь в убежище. Нет! Ты не будешь стрелять, а просто уйдешь. А ты, Феликс, ее отпустишь. Это был мой выбор. И моя вина, а значит моя судьба... Я хотела поступить по совести, увидев тебя там, на столбе. Хотела сохранить чью-то жизнь, дать кому-то второй шанс. Но мир уже не тот, что раньше. Теперь нет места сочувствия и милосердию... И я не хочу видеть ТАКОЙ мир. Нахрен его! Слышите меня? Нахрен... Феликс, отпусти мою сестру. Я уже поняла, что нет в мире больше благодарности. Но откуп то еще остался? Отпусти Келли, и я помогу тебе уйти. На ферме ты один не выживешь. Тут много ловушек и ...ммм... нюансов. А ты не слишком здоров. Передвигаться сам ты тоже еще некоторое время не сможешь. Если убьешь меня и ее, то просто сдохнешь в этом доме... Я хотела спасти тебя от смерти потому что так требовало мое сердце, и я снова хочу дать тебе шанс выжить, но в этот раз потому, что хочу исправить собственную ошибку.
Келли непонимающе уставилась на сестру.
- Ты с ума сошла, - все еще нервно проговорила близняшка. - Если я уйду, он просто прикончит тебя или сделает, что похуже. А потом сдохнет тут как собака, только радости мне от этого уже не будет. Если тебе так хочется умиреть, то не лишай меня возможности хотя бы пристрелить этого гада!
Похоже новый сильный стресс излечил Келли от заикания.
- Знаешь, - хмыкнула Мэри. - А ведь ты права. Меня он все равно убьет. Помогу я ему или нет, он все равно меня убьет. А в двоих выстрелить сразу не сможет. Я не хочу, чтобы ты рисковала своей жизнью из-за меня, сестренка. Так что... А хрен с ним, стреляй в него.
Девушка медленно перевернулась, чтобы видеть глаза мужчины и грустно улыбнулась. В ее взгляде сквозило смирение и глубокое разочарование. Но Келли пока все еще не стреляла, ожидая выстрела Феликса или знака от сестры. Что бы не происходило в окрестностях фермы и разуме нового поколения, близняшки так и не научились стрелять первыми.

+1

18

- Черт, да вы же просто близнецы, - дошло до Малахова, и тут же в его голове защелкали факты, выстраиваясь в логические цепочки.
Порой в шаге от смерти разум человека начинает работать очень быстро и четко. Именно это и произошло сейчас с Иваном, у которого в  голове происходил анализ услышанных слов и действий. Он понял, что эти две девчонки не людоеды. Иначе угрозы про огород не прозвучало бы. Каннибалы не стали бы портить «консерву», чтобы убить ее таким образом. И куда страшнее была бы угроза убить и сожрать. Или сожрать живьем. Но Ивану угрожали мучительной смертью, после которой есть его плоть будет не так уж приятно. И тот факт, что они не принялись никого звать, а сами пытались решить проблему с агрессором, говорил о том, что девушки тут живут вдвоем, и никаких мужиков больше нет. Они ведут себя так, как будто надеются только на себя. И Мэри и Келли – разные люди, сестры-близнецы. В Вальгалле ни у кого не было двойняшек. Поэтому о том, что порой у людей могут рождаться близнецы, Малахов просто забыл. И только знание такого факта из детства сейчас дополнило истинную картину. А слова Мэри устыдили. Хотя действия были оправданы в том случае, если бы Иван оказался в руках каннибалов.
- Не стреляй, Келли, - произнес он, устало вздохнув. – Я никому не причиню вреда.
Иван отпустил ногу Мэри, потом  поднял свое ружье, поставив скобу предохранителя на запор, и демонстративно показывая, что его палцы далеко от курка, и отбросил ствол от себя на кровать.
- Черт, простите меня, девчонки. Я подумал, что вы – людоеды, - проговорил он и поморщился от боли, отодвинувшись от Мэри. – А вы, оказывается, нормальные. Как же вы остались нормальными в этом мире?..
Иван прекрасно понимал, что Келли сейчас ничто не мешает разнести ему голову. Но в сложившейся ситуации он бы уже не стал стрелять ни в кого, даже если ему грозит смерть. Он опустил голову на пол, глядя на сестер, и вверяя им свою жизнь. Как же они похожи… И все же отличаются… Как же он сразу не увидел, что они - нормальные люди? Черт его знает. Боль, страх, сумбур в голове... Но не увидел. Перестраховался, называется...
- Я уйду, - пообещал он негромко, совершенно не представляя, как это сделает, потому что на ноги он встать сейчас просто не мог. – Только попить дайте, и я попробую уйти.

0

19

Мэри молча лежала и смотрела то на мужчину, то на сестру, то в потолок. В ее голове пролетало множество мыслей и все они были не слишком радостными. Келли тоже молчала, продолжая сжимать в руках ружье.
- Пристрелить? - через долгие минуты тишины, все-таки просила Келли.
- Не надо, - грустно и тяжело вздохнув, ответила Мэри и наконец поднялась на ноги. Ее одежда была порвана в двух местах, видимо во время суматохи девушка зацепилась за сетку на кровати. Волосы тоже растрепались и сейчас были похожи на кусок темной соломы. - Пусть живет. Помоги мне его поднять и уложить на кровать, сомневаюсь что сам он сейчас сможет встать на ноги. И в кружку воды все-таки плесни, а то помрет от жажды.
Келли с сомнением посмотрела на сестру, но ружье все-таки опустила и положила на кресло, затем поставив принесенную кружку на стол, стала помогать сестре поднимать и укладывать обидчика, буравя его гневным взглядом. Мэри же старалась не смотреть в глаза Феликсу.
- Теперь придется его привязать к кровати, - с явным сожалением проговорила охотница. - Он опасен. А когда станет способен ходить, я отведу его к дальней тропе. Пусть идет...
Больше Мэри не произнесла ни слова. Она сходила в другую комнату, принесла веревку и примотала ею ноги мужчины к спинке кровати. Также она поступила и с руками и только после этого, дала ему напиться. Узлы были не прочными, поэтому пленник и не стал сопротивляться, прекрасно понимая что сможет освободиться в любую минуту. Правда девушки похоже этого не заметили.

Мужчина с этого момента вел себя очень тихо и спокойно. Он не мешал девушкам обрабатывать его раны и обмывать его, меняя одежду и постельное белье. Правда близняшки в эти моменты довольно сильно смущались, но продолжали выполнять свои «обязанности», не забывая после этого привязывать Феликса снова. Сложнее всего было с туалетом. Пока пациент не смог хотя бы немного опираться на больные ноги и передвигаться с помощью, опорожнять свой кишечник и мочевой ему приходилось в небольшой тазик, который затем девушки выливали и мыли. Это было не только неудобно, но и наверняка жутко унизительно.

Близняшки старались больше не общаться с Феликсом, ограничиваясь односложными ответами на вопросы, которые он иногда задавал. Было видно, что Келли сдерживает себя чтобы не нагрубить или просто не психануть, а Мэри... Мэри была жутко обижена и разочарована в своем подопечном. Но еду ему чаще всего приносила она, да и читала на ночь. Правда какой-то дурацкий женский роман, но и он был хоть каким-нибудь развлечением в монотонной жизни.

Примерно через неделю мужчина наконец смог подняться с кровати с поддержкой, но почти самостоятельно. И первый раз посетить душ и туалет. За восемь дней примерного поведения, он заслужил право быть не привязанным и ему разрешили теперь передвигаться по дому и ферме, не позволяя заходить в сарай. Впрочем, в одиночку он все еще сам не мог слишком долго находиться на ногах или быстро передвигаться.

Отредактировано Мэри (2014-05-07 22:55:31)

0

20

Иван смирился со всеми “наказаниями»,  которым сестры решили его подвергнуть. И связывать себя позволял. Правда в отсутствие Келли и Мэри выпрастывал руки из неумело навязанных ими петель, но тут же всовывал в веревки руки обратно, чтобы не тревожить девчонок. И они успокоились, вроде. И помогали ему так, как, наверное, только родные могли бы помогать. Возились постоянно. Иван следил за их действиями и видел состояние своих ног. Опухоль на одной не спадала, что говорило о том, что кость повреждена. Но не сломана полностью. Боль уже не так мучила в состоянии покоя, и Малахов старался больше спать, понимая, что это – лучшее лекарство, которое только у него есть. Ибо не было у девчонок, которые хлопотали над ним, нормальных медикаментов, антибиотиков, регенерационных препаратов. Огнестрельные раны промывали просто каким-то мутноватым спиртом. Вкупе с крепким организмом Ивана добросовестная каждодневная возня девушке со своим подопечным принесла свои плоды. Уже через неделю признаки воспаления уменьшились, раны, даже не будучи зашитыми, начали затягиваться. Уродливые шрамы, конечно, останутся, но в Вальгалле косметические проблемы можно будет решить. Лишь бы туда добраться. Малахов чувствовал, что силы возвращаются. Ел и пил он все, что ему давали, без капризов. Хотя вкусовые качества простецкой еды и ее разнообразие оставляли желать лучшего, но Ивану просто нужны были силы. Мясо сейчас было бы лучшей пищей в его состоянии, однако, как Малахов понял, мясом Келли и Мэри сами нечасто баловались. Приносили пару раз своему «пациенту» очень странно пахнущее и необычное на вкус мясо, отчего у него возникали ассоциации с какими-то полевыми грызунами. Но ел все без ропота и всегда благодарил.
Особенно тяжело было с туалетом. Иван смущался страшно во время отправлений естественных надобностей, и понял, что испражняться под надзором и с помощью двух девчонок – очень мерзко. Но деваться было некуда. И из-за этого тоже он стремился как можно быстрее встать на ноги. Малахов испытывал глубокую благодарность к двум девчонкам, которые даже после его выходки не прекратили оказывать ему помощь. Правда, Келли все время волком смотрела, и обе избегали разговоров. Едва Иван заикался о чем-то, девушки уходили из комнаты, где он лежал, либо игнорировали его слова. И он не настаивал ни на чем, нуждаясь в их помощи. Однако уже, получается, вторую неделю даже не знал, где он находится.
На ферме никто не появлялся, судя по звукам. Тут всегда стояла тишина, нарушаемая только нечастыми разговорами сестер, доносящимися с первого этажа, пением птиц, шумом ветра и листвы на деревьях. Санаторий, епта… Девушки вообще мало разговаривали даже друг с другом. Наверно, они давно тут живут одни, и просто не испытывают нужды в общении. Когда долго с кем-то живешь постоянно, то и так все знаешь о нем. Да и привычка вообще разговаривать исчезает, если пребываешь в замкнутом мирке. Малахов сам чувствовал это на себе, потеряв необходимость в общении во время своих походов по поверхности в одиночку. Поэтому Иван был крайне удивлен, когда однажды вечером Мэри вдруг пришла к нему в комнату с книжкой, уселась в кресло и заявила «Я почитаю». И начала читать вслух! Иван даже не знал, как к этому относиться. Разговаривать с ним девчонки демонстративно не желали, но заняться приобщением к литературе Мэри посчитала нормальным. Она вообще не смущалась, просто приходила, садилась и читала. Иван с трудом сдерживал улыбку, и говорил «спасибо» за «литературные вечера», но этот момент был любопытен и забавен для него. Может, таким образом суровая Мэри пыталась с ним общаться? Но по своим правилам. Келли вообще таких попыток не предпринимала.
Малахова ничуть не захватил женский роман, который монотонно читала ему по вечерам девушка. Там какая-то девица все время влипала в неприятности, пытаясь тайно встречаться со своим горячо возлюбленным. Иван слушал на автомате, думая о своем, и не перебивая. И рассматривал в эти часы саму Мэри. Сестры с первого раза показались ему на редкость хорошенькими. Но со временем Малахов склонялся к тому, что они просто красавицы. Причем без всякой косметики, красивых платьев и туфель на каблуках. Если бы Малахов встретил такую в Вальгалле, то счел бы ее, наверно, кем-то из обслуживающего персонала, и даже внимания не обратил. Но тут он разглядел, что девушка может быть красивой и без «боевой раскраски» или каких-то искусственных прибамбасов вроде корсетов, латекса, витиеватых причесок. Очень красивой. По-настоящему красивой. И это было точно открытие для вальгалловца, который обращал внимание обычно всегда на ярких женщин в своем окружении. Были у него интрижки в прошлом, и немало, но ничего серьезного. А тут он почувствовал потребность видеть Мэри как можно чаще, и уже ждал ее вечерних визитов. Чтобы просто смотреть на нее.
Забавляло то, как девушка хмурилась, умолкала и  начинала перелистывать страницы, когда в тексте дело доходило до эротики. А ее в этом тупом романчике было полно. Тут уже Малахов с трудом сдерживал смех и старался спрятать лицо, чтобы не обидеть совей реакцией Мэри. Но та, вроде, и не обращала на него внимания, когда читала. В какой-то момент Иван попытался попробовать завязать контакт, начав обсуждение прочитанного. Но ничего из этого не получилось. Мэри не стала отвечать. И Малахов умолк, поняв, что эта попытка восстановить отношения повалилась. Но он помнил живую речь Мэри до своей выходки. Именно живую. Но сейчас не был уверен, что его еще хоть раз облагодетельствуют доверием.
К концу второй недели своего здесь пребывания (считая и те пять дней, которые Иван валялся в беспамятстве, по словам Мэри), Малахов решил, что пора уже вставать и пытаться ходить самостоятельно. Девчонки помогли ему опробовать крепость ног, хотя проявляли беспокойство из-за необходимости подходить к подопечному вплотную, когда он не связан. Но Иван изо всех сил старался вести себя максимально корректно, чтобы его не заподозрили в том, что он сможет снова нести какую-то угрозу жительницам фермы. Мэри принесла ему крепкую палку, на которую можно было опираться, и помогла впервые спуститься по лестнице во двор. Хотя комната  Малахова регулярно проветривалась, он все же с невероятным наслаждением вдыхал воздух снаружи, наслаждался майским солнцем и ветром мирным ландшафтом, расстилавшимся вокруг. Ему было любопытно, как это две юные «принцессы» умудрились сохранить свой «зачарованный замок» в неприкосновенности. Ведь в этом мире поголовно все делились либо агрессивное быдло, либо на их жертвы. За редким исключением. А на этой маленькой ферме, как будто какой-то пространственный карман образовался – никого не видно, покой и тишина. Но из-за неразговорчивости девчонок Иван не мог узнать секретов их удивительного мирка. Первый душ после долгой лежки представлял собой несколько кувшинов еле теплой воды, которыми Иван воспользовался, стоя в старой ванне, и куска обычного хозяйственного мыла. В доме не функционировал водопровод, да и странно было бы, если б он там функционировал. Малахов видел, что девчонки ему ведрами воду таскали, чтобы он смог нормально помыться.
Когда появилась возможность осмотреть жилище сестер, оказалось, что оно небольшое, старенькое, но содержится в чистоте. В каждой комнате – католические кресты на стенах, потрепанные библии (Малахов увидел аж три, лежащих на видных местах), старые фотографии хмурых и строгих фермеров из прошлого, на которых всячески подчеркивалась глубокая вера в Бога здешних обитателей. Вероятней всего, они умерли. Кто-то из всех этих людей были родителями девушек, переживших трагедию 15 лет назад. В общем, создавалось впечатление крепкого семейного гнезда, которое было разрушено, но все еще сохраняемо двумя красивыми девчонками. Может, и вправду этот дом сам Бог уберег от еще большей беды? .. Но Иван, как человек практичный и погулявший по поверхности, верил в это с трудом.
Первый дни после подъема на ноги, Малахова ненадолго хватало по части прогулок. Он все время искал заднице место, потому что ходить было больно. Но в то же время понимал, что надо расходиться. Потому что хотел как можно быстрее попасть на точку эвакуации, где для него должны были оставить средства связи с Вальгаллой, пока там не сдохли аккумы для телефона. Ну, и освободить девчонок от своего присутствия, тяготящего их. Они делились с ним самым ценным, что только было в этом мире – едой, чистой водой и заботой. И Иван это осознавал и был благодарен. Только отплатить он ничем не мог. Все его богатства были где-то поделены между его мучителями. Малахов старался не вспоминать о том, что ему довелось пережить. Но четко понимал, что сестрички подарили ему вторую жизнь.
Отдыхая после недолгих прогулок на лавочке во дворе, Иван не раз видел, как девушки вручную качают воду из артезианской скважины старым скрипучим насосом. И таскают ведра с водой. Но помочь им сейчас не мог, и от этого было стыдно. А между тем, насос имел агрегат для подачи воды в дом, только электричества тут не водилось. Да иоткуда ему было взяться?.. В большую хозпостройку, похожую на амбар, ему запретили ходить. Он и не ходил. Хотя любопытство разбирало. У Малахова не раз уже были возможности завладеть оружием, когда Келли или Мэри неосторожно оставляли свои ружья в доме, в зоне его досягаемости. Но не делал таких попыток, понимая, что сразу испортит этим отношения (если это можно было так назвать сейчас), да и девчонкам оружие куда нужнее. Вон Мэри даже на охоту ходит и приносит живность для использования  в пищу. И Малахов удостоверился, что сурки и луговые собачки были тем самым мясом, которым его тут угощали. Впрочем, на ферме имелся курятник, но сестры, судя по всему, своих птиц не резали. Другой скотины Иван не заметил. Может, она содержалась в амбаре. Но туда и сами девушки нечасто ходили, как он заметил. Значит, там вряд ли есть кто-то живой. Да и не выгоняли сестры никого на пастбища.
Иван, таскаясь по территории фермы и укрепляя ноги, многое подмечал и анализировал. И постепенно складывал в голове образ жизни и богатства «принцесс зачарованного замка». Однажды приметил добросовестно закрашенные, но узнаваемые следы от пуль на стенах дома. Обойдя его вокруг, убедился, что подобные имеются со всех сторон. Что говорило о том, что эта ферма в прошлом знала и довольно жаркие бои. Вокруг дома обнаружились несколько огородов и большой участок, засеянный кукурузой. Маленькое хозяйство сестер явно процветало, и они умели работать на земле. Малахов подумал, что даже хромой он мог бы помочь им добывать пищу. Например, рыбалкой, если поблизости есть какие-то водоемы. Но он не видел таковых в обозримом пространстве. Как-то попытался помочь Келли на кухне, но она быстро его отправила вон. Келли вообще его с трудом терпела. Иван больше и не совался. Но уже дня через три начал чуть не выть от скуки. Притом, что постоянно видел, как девчонки хлопочут по хозяйству, не присаживаясь за весь день почти ни на минуту.  И его взгляд все чаще начал обращаться к запретному большому сараю.
На четвертый день прогулок (и на 17-й с момента своего появления на ферме) Малахов не выдержал. И, воспользовавшись тем, что Мэри ушла на охоту, а Келли отправилась на огород с другой стороны дома, решился все же познакомиться с запретным амбаром. И со всей доступной ему сейчас скоростью зашкандыбал в его сторону. Дверь оказалась закрытой на деревянную простую вертушку, а на месте замка зияла дыра от выстрела из дробовика. Поэтому Иван легко проник в строение, прикрыв за собой дверь. Внутри было просторно и прохладно. Пахло деревом, соломой, пылью и почему-то спиртом. Или Ивану это только показалось. Он прошелся по амбару, разбитому на небольшие секции. На верхнем ярусе увидел горы соломы, почти под самую крышу. Наверно, на ферме держали когда-то скот. Внизу на все еще крепких стеллажах или на деревянных поддонах лежали сложенные мешки с зерном и кукурузой. Да, сестрички не бедствовали, однако, непонятно, как за 15 лет можно было сохранить зерновые запасы. Или они сами все это выращивают, и по осени вдвоем пашут, чтобы сохранить урожай? Да уж, тут есть, от чего быть крепким и сильным. Иван вспомнил тычок локтем в бок от Мэри и усмехнулся.  Попалось ему внутри и пара больших установок, назначения которых Малахов не понял. Но решил, что это что-то связанное с сельским хозяйством. Один их этих агрегатов подозрительно был похож на перегонный куб. Здоровый, промышленного производства и сделанный по уму. Какие-то элементы его остались для Ивана загадкой, но предназначение установки не оставляло сомнений -  она конкретно приванивала сивушными маслами. Иван улыбнулся, представив, как девчонки из бесценной тут еды гонят самогон в промышленных масштабах. Может, поэтому их тут никто не трогает? И они находятся под защитой какой-то банды, которой производят спиртное? Разумеется, без должной очистки. В соседней секции Малахов обнаружил десятка три 10-тилитровых бутылей с мутной жидкостью. Может, Малахову доведется познакомиться и с заказчиками всего этого богатства. Он отвинтил крышку на одно из бутылей и его чуть с ног не сбил крепкий самогонный дух самого отвратительного качества. Закрыл снова и пересчитал емкости – более 300 литров поганого алкоголя. «Да вы, красавицы мои, полны тайн», - снова усмехнулся Малахов и пошел дальше.
Пройдя чуть глубже, Иван обнаружил в одной из секций обширную мастерскую с огромной коллекцией инструментов на стеллажах, цепным подъемником и кучей вспомогательного оборудования и компактных станков. В глубине стоял автомобиль. Крепкий на вид фермерский фургон, покрытый пылью. Его, похоже, давно никто даже не трогал. В мастерской тоже было полно пыли, только несколько следов на верстаке от недавних прикосновений. Чувствуя, что уже исчерпал лимит возможных шагов, Малахов дохромал до старого стула у верстака и тяжело сел, ожидая, когда утихнет боль в перегруженных ногах. А сам продолжал осматриваться. И тут он увидел у стены два пыльных электрогенератора, а неподалеку от них целый штабель аккумуляторов – автомобильных и бытовых, для автономных жилищ. Тут точно жили очень толковые мужики с руками, поэтому было все необходимое для обустройства и ремонта. Вот только с химией для аккумуляторов как быть? Что-то не видел тут Иван емкостей для электролитов. Но тут хватало всяких ящиков и шкафов, которые было бы неплохо обследовать.
Но вид электрогенераторов тут же подсказал Ивану, чем он может помочь сестричкам. Если хоть один из них можно восстановить, то у них в доме будет вода, и не придется больше таскать ее вручную. Малахов осмотрел агрегаты, смахнув  с них пыль найденной ветошью. Самой сложной задачей оказалось подтащить их к большому столу, потому что на корточках Иван сейчас не смог бы сидеть. Пришлось ему изрядно попариться и потерпеть боль, пока удалось взгромоздить генераторы на удобное для осмотра место. Той же ветошью Иван протер пыльные оконца, чтобы было светлее. Осмотр оказал, что оба генератора чертовски старые, трубки высохшие и растресканные, а движки убитые в хлам. Но, пошарив по ящикам мастерской, Малахов нашел практически все необходимое, чтобы  восстановить хотя бы один. И, забыв о времени, принялся за работу. Так увлекся, что даже напевать начал на русском языке. Под «Светит месяц» разобрал оба генератора, выбрав еще годные детали, под «Черный ворон» и «Я на камушке сижу» вычистил от грязи и старого масла движки. Причем, текст второй песню значительно расширил, описывая по ходу то, что сам сейчас делал. Сам над собой посмеялся, тихонько спев еще и «Нам песня строить  и жить помогает», пытаясь над масляной лампой подогнать диаметр найденных левых трубок под нужный размер. Иван так увлекся, что ему казалось, будто времени прошло совсем немного, тогда как солнце уже начало клониться к горизонту. Проблему, как долго стоять у стола, Малахов решил просто – кинул на стул сложенную ветошь и встал на нее коленями. Так нагрузки на голени не было, и он вообще забыл о них. Отвлекся лишь один раз, когда в туалет припекло. Но решил далеко не уходить и пометил один из пустых углов соседних секций. Потому что до туалета было слишком долго топать, а тут все равно земляной пол почти везде, так что проблем не будет.
Дело спорилось. В процессе Ивану пришла в голову идея, как конструктивно объединить два движка в один, чтобы снизить потребление топлива и вдвое увеличить выработку электроэнергии. Покумекал, продумал и реализовал. Генератор после сборки выглядел больше, чем был до этого за счет второго движка и дополнительной топливной системы. Иван приладил кожухи из листов жести, которую погнул руками и тисками, как требовалось. Дизайн вышел не ахти. Но вполне годился для защиты генератора от пыли, дождя и грязи, если он будет установлен на улице. Малахов был рад и горд собой оттого, что хоть что-то полезное смог сделать для Келли и Мэри. И был уверен, что они оценят по достоинству его труд, и отношения станут лучше. А если они станут лучше, то можно было рассчитывать и на последующий ремонт автомобиля.
Генератор был закончен, оставалось только его испытать. А чтобы это сделать нормально, нужно найти топливо, масло, тестер и хоть один аккумулятор, чтобы прикинуть эффективность. Иван притащил на верстак блокнот с карандашом, один из аккумов из штабеля (тот, что показался ему наиболее приличным и не потекшим),  с датчиком заряда. Если даже аккум дохлый, он все равно покажет наличие энергии. Нашел и тестер. Обнаружил пластиковую бутыль с маслом «Шелл», а вот с бензином оказалась напряженка. Найденные канистры оказались пусты, и бак автомобиля сухой, как Сахара. Подумав, Иван сходил к бутылям с самогоном и отлил в пустой баллон немного этой дряни. Нашел спички и попробовал, горит ли. Горело еще как! Продолжая напевать что-то из русских песен, которым его научили родители (как-то под них споро работалось), Иван сконструировал отдельный съемный фильтр, который легко можно было снимать для чистки. Залил самогон и масло в генератор, подцепил тестер и аккумулятор. И сперва в блокноте произвел предполагаемые расчеты по силе тока и схеме. Вроде, на бумаге все хорошо получалось. И тогда Иван решился на реальное испытание. Генератор завелся «с первого тычка», оба движка радостно затарахтели. Стрелки тестера вскинулись, показав стабильную подачу тока, и осветился датчик на аккумуляторе: 120 Вольт при частоте 60 Герц, прямо идеальный стандарт получился. Иван, стоя на коленях на стуле, с понятным удовлетворением смотрел на плоды своего труда. И увидел еще, что на экранчике аккумулятора появился столбик зарядки, который начал показывать, что эта рухлядь еще может зарядиться!
- Ах, вы ж мои хорошие, - умиленно проговорил Иван, ласково прикоснувшись к генератору и аккумулятору. – Вот уж порадовали. Так держать!
А в голове у него уже вертелись идеи, как подключить генератор к насосу. Последнему, наверно, тоже не помешал бы ремонт.

+1

21

Время тянулось очень медленно и в то же время ночные часы просто «бежали». Мэри и Келли уже давно не отмечали дни в календаре, поняв что это просто бесполезно. Занимались огородом девушки уже «на глаз», практически безошибочно определяя лучшее время для посева, поливки, прополки и сбора урожая. Да и народные приметы, которые почти на уровне подсознания засели в головах близняшек с детства, помогали предугадывать капризы погоды и приспосабливаться к ним. После появления нового жителя на ферме жизнь не слишком изменилась и поскольку Феликс больше не проявлял агрессии или недовольства, довольно быстро он перестал мешать девушкам в выполнении ежедневных дел по ферме. То, что нужно было кормить еще один рот, да еще и убирать за ним, очень напрягало Келли, но она терпела, не желая спорить с сестрой. А вот Мэри даже была рада подобной «работе», потому как несмотря на ее физическую тяжесть и некоторые этические проблемы, возникающие в процессе, забота о больном, определенно разнообразило скучные и монотонные будни.
К моменту когда мужчина смог понемногу ходить, сестры уже простили ему выходку с захватом заложницы, и даже подумывали о том, чтобы оставить его на ферме. Правда тут была небольшая проблема. Феликс был вполне привлекательным молодым мужчиной, а девушки находились в самом расцвете своих сил, пребывая в фертильном возрасте. Пока они побаивались смотреть на Феликса как-то иначе, чем как на больного. Но прочитанные уже по несколько десятков раз любовные романы из книжного шкафа покойно матушки, навевали очень даже не приличные сны. А по утрам близняшки стеснялись смотреть друг другу в глаза. Им казалось, что не только Бог но и сестра, все видит!
В один из дней, Мэри как обычно, ушла на охоту, а Келли занялась домашними делами. Уже выздоравливающий «жилец» разминал ноги во дворе и не просил помощи или компании. В этот день, впервые за последний год, Мэри заметила следы недалеко от заросшей тропинки, ведущей к ферме. Охотница аккуратно прошла по ним и смогла проследить их до проселочной дороги, на которой в свою очередь, виднелись свежие следы автомобильных шин.
«Черт,» - мысленно выругалась католичка. - «Похоже те уроды все-таки ищут Феликса, а значит скоро они могут прийти на ферму». Последняя мысль настолько напугала девушку, что она даже не удивилась тому, что поиски мужчины начались спустя столько времени и совершенно в другой стороне. Страх затмевал логику, а отсутствие логики — усиливало страх.
Мэри почти бегом, обходя все установленные ловушки, поспешила вернуться на ферму, чтобы предупредить сестру о возможной опасности, но когда она подходила с подветренной стороны к своему дому, она услышала тарахтящий звук. Девушка уже и не помнила точно, как именно звучит двигатель автомобиля, но в тот момент ей показалось, что это именно он. А не разглядев Келли или Феликса во дворе, брюнетка даже на несколько секунд перестала дышать от ужаса, опасаясь что она опоздала. Охотница как можно тише, подобралась к сараю из которого (как она в процессе приближения смогла определить) раздавался звук машины и осмотревшись, не увидела никого из агрессоров. Тогда Мэри аккуратно приоткрыла дверь сарая, готовая выстрелить в любую секунду и прежде чем она смогла что-то рассмотреть, внутри раздался мужской голос и палец девушки рефлекторно нажал на курок. Дробь просвистела в нескольких сантиметрах от головы мужчины и разнесла в клочья небольшой деревянный брус, который подпирал настил с сеном.

0

22

- Ёпс! - вырвалось у Ивана, когда он кинулся в сторону, схватив со стола гаечный ключ.
Схватил автоматически, рефлекторно, да и иного оружия просто не было под рукой. Падая со стула он приложил все силы, чтобы ничего себе не переломать. Но как только оказался под верстаком, тут же занес над собой гаечный ключ, чтобы метнуть его в стрелка. И в последний момент перед броском увидел, что это Мэри. Наверное, Мэри, так как она была одета, как Мэри-охотница.
- Ты рехнулась? - заорал он, отшвырнув со звоном ключ в сторону, и застонал, перекатившись на бок и подтягивая ноги. - Бли-и-ин...
Больно после падения было ужасно. Не рассчитаны были его ноги еще на такие резкие толчки и прыжки. Не говоря и об отбитом локте и бедре.
- Да что ж ты дерганная такая, - вздохнул Иван, морщась и стараясь сесть. - А если б попала?
Ему было больно, досадно, и всю пыль с пола на себя собрал. И только тут вспомнил, что ему-то было запрещено заходить в сарай хозяйками.
- Слушай, прости, что я сюда зашел, - уже более примирительно сказал Малахов. - Я никакого вреда никому не причинил. Я только посмотрел и попытался хоть чем-то полезным заняться. Я просто уже осатанел от безделья. И вам же помочь хотел.
Генератор на столе продолжал весело тарахтеть, совершено без дыма и распространяя по амбару специфический запах сивухи. Иван потянулся к стулу, намереваясь использовать его как опору, чтобы подняться на ноги. Его палка сейчас стояла с другой стороны верстака. И снова сморщился и зашипел от боли, подтягиваясь на стуле.

0

23

Только когда мужчина, находившийся в сарае заорал, Мэри поняла, что это Феликс. И смогла выдохнуть, а после этого чуть дернулась, инстинктивно пытаясь помочь ему подняться. Но он начал извиняться и объяснять причину своего тут нахождения и тем самым заставил девушку думать, а не действовать. Больной действительно не должен был заходит в помещение с техникой и инструментами. Несмотря на то, что девушки так и не научились ими пользоваться и тем более чинить, они все равно считали, что подобные вещи очень дорого стоят в Новом Мире. А давать мужчине лишний повод «свернуть с пути истинного» и снова напасть на девушек, жутко не хотелось.
Нужно было наказать Феликса за непослушание, но в глубине души Мэри прекрасно его понимала. Она и сама не смогла бы долгое время находиться без дела, поэтому в данный момент пребывала в растерянности. Она наверное так бы и простояла в дверях, не решаясь предпринять что-либо, если бы не услышала окрик Келли, которая похоже услышав выстрел, сама вооружилась и сейчас требовала объяснений произошедшего, предупреждая неизвестных, что будет стрелять.
Заслышав голос сестры, Мэри сразу же сориентировалась в ситуации. Если близняшка узнает, что Феликс нарушил запрет, она непременно потребует выгнать его. Несмотря на терпеливое отношение к мужчине, отношения между ними так и не сложились. А «спасенный» все еще не восстановился полностью и вероятнее всего не смог бы обеспечить себе безопасность за пределами фермы.
«Черт, черт, черт», - мысленно выругалась запрещенными словами девушка и тут же быстро засеменила в сторону Феликса, который скривившись от боли, все-таки смог подняться самостоятельно.
- Нужно срочно уходить отсюда, - пытаясь говорить быстро и четко, произнесла охотница. - Келли не должна знать о том, что ты тут был. И заглуши ты эту непонятную штуку! Нужно сделать вид, что тут все по-старому. Быстрее...
Близняшка и сама попыталась заглушить генератор, но не знала как это сделать.
- Я попробую уговорить Келли, занять тебя работой тут, но пока это не произошло — тебя тут не было! Понятно?
Тон брюнетки не терпел возражений и ответа на последний вопрос похоже она не ждала. Дождавшись, пока мужчина выключит аппарат, и помогая ему как можно быстрее выбраться, Мэри молилась, чтобы сестра еще не успела выйти из дома и увидеть их.
Когда следы нарушений были «прикрыты» а Феликс возвращен в свою комнату, его спасительница поспешила успокоить Келли, сказав что ружье просто случайно выстрелило, когда она его хотела почистить в сарае. Скорее всего близняшке показалось странным поведение сестры, которая никогда не чистила оружие в сарае, но она не стала выяснять подробности, лишь отругала ее за неаккуратность и посетовала на минуты ужаса, пережитого после выстрела.
Чтобы не вызывать подозрений, Мэри поговорила с сестрой о работе для Феликса, только спустя два дня. На это время девушка заняла своего домочадца не сложной работой по дому, вроде починки табурета или прочистки сливных труб, предоставив нужный инвентарь. Когда же ей удалось (не без труда) убедить Келли в полезности мужчины и безопасности его допуска в сарай, она сообщила радостную новость выздоравливающему с улыбкой.
С этого дня жизнь для парня стала немного проще. Он не только получил разрешение заниматься техникой и мог приносить пользу, но и общение между ним и Мэри стало более открытым и частым. Девушка любила в свободные минуты наблюдать за действиями Феликса и даже задавала вопросы о назначении того или иного инструмента или аппарата. Несмотря на замкнутость и пробелы в образовании, девушка довольно быстро все схватывала и даже пыталась помогать.

0

24

История в сарае и озадачила, и одновременно повеселила Ивана. Наверно, если бы Мэри не промахнулась, никогда бы ему уже не веселиться, но повезло. А Малахов тогда по глазам девушки увидел, что стреляла она не для того, чтобы попугать, а всерьез. И сделал себе зарубку в памяти о том, что сестричек никогда не надо провоцировать или злить. Иначе они могут и не промахнуться в какой-то момент.
Но последствия истории в сарае четко продемонстрировали союзничество Мэри, если можно так выразиться. Она прикрыла Ивана перед сестрой и разрешила потенциальный конфликт, который мог плохо закончиться. И вообще взяла на себя снова полную опеку над Иваном. И начала с ним разговаривать, когда его допустили к домашним делам. С чем Малахову не понравилось возиться, так это с канализацией. Сроду он не думал, что когда-либо придется работать сантехником, да еще в доме, который 15 лет не чистили. Но стерпел. И даже в процессе начал получать удовольствие от осознания того, что ему это по силам. Пока чистил трубы, ознакомился с подвалом, и обнаружил там старый, но очень толковый септик с биокомплексом для переработки черных стоков в воду для полива и готовое удобрение. Воистину, у этого дома был очень разумный хозяин, который все делал по уму. В том же подвале размещался котел парового отопления, которым сестры, как видно, совершенно не пользовались, хотя углем был набит большой бункер рядом. Девушки явно понемногу использовали его. И, похоже, отапливали жилище зимой только двумя каминами на кухне и в гостиной. Кухонным пользовались и сейчас для приготовления пищи. Но предпочитали пользоваться дровами. Наверно, сами эти дрова и заготавливали. Как они это делали без техники, Иван плохо представлял.
Обследуя жилище сестер, на чердаке Малахов нашел еще и установленный генератор для ветряков, а также теплоколлектор для нагрева воды. На крышу со своими ногами Иван вылезти пока не мог, а снаружи ее было не видно. Но он видел подвод туда труб и находился в полной уверенности, что там размещены змеевики-водогреи. Малахов попал в настоящий автономный экодом, системы которого пришли в негодность из-за отсутствия обслуживания. Только солнечных панелей не хватало для полной картины. Отец Мэри и Келли, видно, собирался поставить ветряки, чтобы получать энергию для дома, но так и не поставил. И Иван пытался по мере сил их восстановить. Пока прочищал сточные трубы, жил буквально на карачках. И чертовски уставал. Так, что даже порой вырубался в то время, когда Мэри приходила ему читать. Но она не демонстрировала ему каких-то обид из-за этого, даже не напоминала.
Когда суровая Кэлли дала свое августейшее разрешение на доступ в сарай, все стало еще проще. Иван, несмотря на заметную еще хромоту, с радостью принялся за работу. Этот дом его увлек, и ему хотелось себе доказать, что он может восстановить его экосистемы, и сделать жизнь в нем нормальной. Такой, какой она могла быть в прошлом, до эпидемии. Он не забывал, конечно, о том, что ему нужно уйти. И чем раньше, тем лучше. Но сейчас он пока не годился в ходоки. А вот если сможет отремонтировать автомобиль, то добраться до точки эвакуации получится гораздо быстрее.
Где находится жилище сестер, ни одна Малахову так и не говорили. Но изучая дом, Малахов нашел на книжных полках атлас карт, а в одной из книг - старую поздравительную открытку с адресом. И Малахову уже не составляло труда определить свою дислокацию. Сволочи, которые хотели убить Ивана, увезли его в сторону от его основного маршрута. И теперь путь до точки эвакуации составлял свыше 500 километров. Зачем было так далеко везти свою жертву и таким образом убивать, Малахов не понимал. Напрашивался вывод, что эти суки были какими-то чокнутыми сектантами. В общем, сейчас до точки эвакуации на машине добраться - не проблема, а пешком - и здоровому было бы долгонько. Поэтому все надежды Малахова сосредоточились на автомобиле. Он в свободное время уже осмотрел движок и понял, какие проблемы надо порешать. И занимался поиском нужных деталей для замены и ремонта. Однако не хотел нервировать сестер постоянной возней с машиной, чтобы они не подумали, что он собрался ее у них угнать. Да и на самом деле хотел им помочь и отплатить за спасение своей жизни. Поэтому старался с автомобилем возиться тогда, когда никого не было рядом.
Потребовалось несколько дней пахала, чтобы привести сливную систему и биосептик в порядок. Как от Ивана воняло после этого, не передать. И он организовал душевую кабинку в сарае, чтобы не входить в дом грязным. Там же и одежду стирал. Когда удастся запустить водоснабжение из артезианской скважины, в доме все должно было заработать. Попутно Малахов проверил и старые трубы водопровода. И особенно горячего водоснабжения. Он намеревался поразить в самое сердце сестричек, разом предоставив им водопровод, горячую воду с помощью подвального котла, работающие туалеты. После чего можно было бы заикаться об автомобиле.
Но с последним дело пошло медленней, когда Мэри повадилась часто заглядывать в мастерскую и болтать с Малаховым. Он даже поставил втихаря сигнальную систему, реагирующую на давление, которую прикопал в песчаной почве на площади двадцати метров от входа в сарай. Несколько найденных аккумуляторов оказались вполне годными, хоть и дохловатыми, но их хватало, чтобы питать в пассивном режиме эту сигнальную сеть. И теперь Иван получал оповещение с помощью старого дверного замка, который звякал, когда к дверям сарая кто-то приближался. И включал свою сигнальную систему Иван всегда, когда возился в сарае.
Вот и сегодня Иван, оставив сборку нового насоса, возился под капотом машины, когда коротко и негромко звякнул звонок. Кто-то подходил  сараю, и Малахов догадывался, кто именно. Он сразу же прикрыл капот и перешел к верстаку, взявшись снова за насос. Его не раздражала Мэри, постоянно мешающая ему копаться в автомобиле. Он рад был видеть ее постоянно. И радовался тому, что девушка оказалась очень смышленой по части техники. Это давало надежду на то, что она сама сможет обслуживать свой экодом, когда Иван его покинет. А уход даже не осуждался, это было необходимо. Иван хотел домой, и хотел вернуться с выполненным заданием. А он его практически выполнил, собрав для Вальгаллы много ценной информации.
Вошедшая в сарай Мэри застала Малахова за сборкой насоса. Как всегда, поспрашивала, что да как работает. Иван объяснял, делая упор на слабые места и решение возможных проблем в будущем самостоятельно. Но старался все делать так, чтобы очень долго сестры не нуждались в ремонте того, что он им восстановит и подключит. Ну... и вообще Ивану нравилось разговаривать с  Мэри. Она вообще была ему что-то слишком уж  мила. Он это понял, и старался всеми силами убедить себя, что это не влюбленность, а просто реакция на хорошенькую девушку в период длительного воздержания от секса. Пока получалось, вроде. Нельзя ему было привязываться Мэри, и й нельзя было привязываться к нему. Внутренняя дисциплина, как считал Малахов, исключит все душевные проблемы.
Сегодня Иван как раз собирался показывать девушкам чудеса цивилизации. Он загодя перевез на тележке и сам доволок до подвала свой гибридный генератор и пару бутылей с самогоном для его заправки. Вывел кабели питания к скважине, заменив старые и убитые. Проверил - энергия шла, как надо. Стоило подумать еще о закрытом кожухе для всей насосной системы, чтобы никто в нее не лез, и она была укрыта от капризов природы. Но это уже потом.
- У сегодня устрою вам с Келли небольшое шоу, - сказал Иван с заговорщицкой улыбкой. - Вам понравится, я уверен. Может, после этого Келли не будет смотреть на меня волком. И нам будет что отпраздновать. Я вот даже бутылочку вашего самогона второй раз перегнал и углем очистил.
Иван указал на литровую бутылку с прозрачной, как слеза, водкой, полученной им из этанола в больших бутылях с помощью старой кастрюли и системе металлических трубок. Он не задавался целью превратить весь "сестричный самогон" в высококачественный алкоголь, но один литр перегнал в качестве эксперимента.
- Его можно пить без проблем, - добавил Иван. - Можно даже чем-то облагородить и подкрасить - ягодами, сахарным сиропом, травами. Может получиться даже вкусно. Хотя, откуда взяться ягодам в мае?.. В общем, будем надеяться, что сегодня наш ужин будет праздничным.
Он вспомнил, как неловко себя чувствовал, когда его впервые пустили за общий стол. Из-за множества хозяйственных хлопот, походов на охоту и огород, завтрак и обед ни у кого не совпадал. А вот ужин был общим. И это была единственная возможность пообщаться сразу с обеими сестрами в спокойной обстановке. Но Келли так резко обычно пресекала попытки Малахова вытянуть ее на диалог хоть о чем-то, что он вынужден был помалкивать во время еды, чтобы никому не портить ужин. Но сегодня, после запуска системы водоснабжения и канализации, Малахов рассчитывал на одобрение Келли и потепление в их холодной войне. Ему была нужна поддержка обеих сестер в деле своего возвращения домой. Он хоть и тихушничал, но искренне хотел быть честным с ними. Не во всем, конечно, ибо о Вальгалле он рассказать ничего им не мог, но хотя бы на бытовом уровне хотелось доверия, понимания и поддержки.
- Мне понадобится сегодня начальник кнопки, - сказал Иван, заворачивая последние хомуты и болты на собранном насосе. - Тебе можно поручить столь ответственную роль? Надо испытать насос, но мне придется контролировать его в подвале. А запускать надо наверху, на скважине. Поможешь?

0

25

- Если ты уверен, что я справлюсь, - с сомнением в голосе проговорила девушка. Мэри многому научилась у Феликса и старалась каждый день помогать парню в сарае, но вот полноценно выполнить хоть какую-нибудь работу с техникой, брюнетке так и не удавалось. Научиться «дружить» с техникой за несколько дней или даже недель, очень сложная задача для неподготовленного человека. К тому же Мэри уже немного расслабилась, видя как мужчина вполне охотно занимается делами в доме или сарае, и даже думала над тем, что возможно он все-таки останется жить у них постоянно и они с Келли все-таки смогут гармонично сосуществовать. Это было бы просто чудесно, ведь мужчина в доме — надежная опора и физическая сила, так необходимая двум девушкам. После смерти отца и братьев, фермерши даже забыли какого это — иметь помощь. А Феликс очень ощутимо им помогал, и Мэри даже радовалась тому, что он медленно идет на поправку, испытывая конечно благодарность за работу, но в тоже время желая чтобы он как можно дольше оставался на Ферме и возможно привык жить тут. Помощь, защита, общение... девушка не хотела отказываться от приобретенного, но и мужчина вроде как не высказывал больше рьяного желания уйти. Конечно он никогда и не говорил, что останется — но и расспросов о том «куда», «когда» и «как», больше не было.
- Отпраздновать? - уже более воодушевленно добавила Мэри. - Это отличная идея. Я уже забыла, что такое праздник. Надеюсь для него не нужно ничего специфического? Я попрошу Келли приготовить, что-нибудь особенное... Мы сможем надеть лучшие мамины платья... Может даже сможем завести магнитофон и включить музыку, ну или сами что-нибудь споем и сыграем.
Похоже мысль о празднике, поднял девушке настроение и она даже начала мечтательно улыбаться. Но потом встрепенулась, вспомнив об основном предложении Феликса.
- Ты только обязательно и подробно расскажи, что именно нужно делать, чтобы все получилось, - уже с заметным оживлением проговорила брюнетка. - Нажимать кнопку? А как? Сильно? Много раз? Быстро? А за что-то держаться при этом нужно будет?
Вопросы так и посыпались, задаваясь в произвольном порядке. Мэри определенно хотела сделать все на «отлично», хотя судя по количеству вопросов и выясняемых подробностей, она не кнопку собиралась нажимать, а как минимум сажать самолет.

0

26

- Я все покажу, не волнуйся, - рассмеялся в ответ на ее вопросы Иван. - Для начала мы установим вот эту штуку над скважиной. И закроем все сверху от непогоды. Пошли.
Иван попросил Мэри взять приготовленный кожух. Сам подхватил насос, рассовал по карманам инструменты для монтажа, и  захромал к дому. На скважине с помощью девушки Малахов установил все аккуратно, так, как и планировалось. Потом показал Мэри кнопку, которую нужно будет нажать по его команде. А сам спустился в подвал и приоткрыл окошко, чтобы его помощница все слышала. Отдав последние распоряжения, Иван запустил в подвале электрогенератор, который тут же наполнил подземное помещение дома шумом и "благоуханием" сивухи. И велел Мэри произвести запуск насоса. Она сделала, вроде, все правильно (да и не было ничего сложного в нажатии копки), но насос не заработал. Генератор тарахтел, и на выходе показывал нормальное напряжение, но тщательно собранный агрегат для забора воды в водонапорную башню, не подавал признаков жизни. Иван с хмурым лицом проверил все в распределительном щитке, куда он завел питание и подачу его на поверхность из подвала. Но и там все было в порядке. Вылез наружу, там проверил ток. Он шел, но насос не работал. Малахов с тоской подумал о том, что придется полностью его перебирать, дабы понять в чем проблема. Мэри стояла рядом и смотрела, как он кружится вокруг скважины. Под руку не говорила, за что ей спасибо. Но и помочь не могла.
И тут, во время очередного замера электричества, до Ивана дошло, что он просто перепутал фазу на насосе. Перекинул провода и он тут же глухо заурчал, потянув воду. Малахов так обрадовался, что не удержался, обнял Мэри и поцеловал ее в щеку.
- Работает! Он работает! - воскликнул Иван, слушая, как идет ток воды по трубам.
Тут затрещала водонапорная башня, и Малахов снова встревожился. Он не проверил ее, потому что забраться по лестнице сейчас не мог. Если этот огромный резрвуар на металлических опорах где-то проржавел, либо полетели крепления, то он мог и рухнуть, залив все водой вокруг. Не говоря уже о том что упасть он может и на край дома - его высоты как раз хватит, чтобы зацепить его при падении в эту сторону. Иван замер, все еще продолжая обнимать Мэри, и с тревогой наблюдая за башней. Послышалось еще несколько металлических стонов и скрежет. По уму, конечно, следовало выключить насос. Но Иван решил рискнуть. Он обещал Мэри сегодня праздник, и не хотел ничего отменять. Водонапорная башня, видно, просто очень долго стояла сухой, а сейчас приняла на себя большой вес воды. Погудев, потрещав и поскрипев, она перестала издавать пугающие звуки. Видно,крепления были с люфтом, и теперь сели на место. Иван снова радостно улыбнулся Мэри и потрепал ее рукой по волосам, выпуская из рук.
- У тебя отлично получилось, начальник кнопки! Подождем, пока контрольная труба не начнет сбрасывать воду. И это будет означать, что башня полна. И тогда...
Иван не договорил, с загадочной улыбкой посмотрев на Мэри.
- Увидишь, что будет тогда.
Прошло около 20 минут, и из контрольной трубы под крышей башни полилась вода. Малахов предложил Мэри отключить насос, с чем он блестяще справилась. Затем Иван в подвале отключил генератор, проверив и зарядку двух аккумуляторов (впрочем, они были заряжены заранее, еще в сарае), и растопил печь, в конструкцию которой были включены трубы отопления и нагрева воды для водопровода. Проверил температуру и остался доволен.
- Ну все, зови Келли, - сказал Малахов. - Буду праздник вам устраивать.
Когда сестры собрались вместе, он с торжественным видом проводил их в ванную комнату на первом этаже, которая сейчас использовалась как кладовка из-за отсутствия воды в доме. Но сама ванна была пуста, и готова к демонстрации.
- Та-дам! - с улыбкой пропел Иван и открыл кран.
Праздник тут же был испорчен. Из крана полилась вода, но какая... Это была черная вонючая жижа, которая немедленно забрызгала чистую до этого ванну. Но уже через минуту, вода начала светлеть, становясь прозрачной. Однако все равно заметно отдавала рыжим. Видно, за пятнадцать лет столько дряни скопилось в трубах и самой башне, что придется, наверное, пару раз ее промывать, чтобы вода из крана была точно чистой.
- А теперь еще нюанс, - провозгласил Иван, открывая кран с горячей водой.
Тут вода побежала почище, так как основной поток грязи прошел. И от нее повалил пар в довольно прохладной и промозглой ванной комнате.
- Теперь у вас есть холодная и горячая вода, - улыбнулся Малахов сестрам. - Отопление дома я не запускал, но теперь возможно и оно. Можно мыться в доме, не таская воду руками. И всегда подкачать воды в башню через насос, чтобы напор воды не падал. Но там большой резервуар. Думаю, хватит нам всем троим помыться без экономии. Также теперь можно стирать не руками. Я видел в подвале две стиральные машины-автоматы.  Проверил их и подключил. Надо будет их и в деле проверить. Только придется отключать насос, когда стираете. А то энергии генератора и аккумуляторов может не хватить на вес цикл. Ну, и теперь самое главное.
Малахов подошел к выключателю на стене ванной и нажал клавишу. Лампа под потолком и два бра у зеркала вспыхнули ярким электрическим светом. И тут же взорвалась одна старая лапочка.
- А у вас запасные лампы есть? - озадачился Иван, глядя на мелкие осколки, разлетевшиеся по кафельному полу. - И, уточню, что свет теперь есть во всем доме. Сейчас генератор выключен, но я привел в порядок и зарядил два емких аккумулятора. Они могут без генератора поддерживать нормальное напряжение в сети примерно пару часов при активном потреблении. При экономном - дольше. А потом можно снова включить генератор, и зарядить их. Но придется постоянно следить и зарядом на аккумах, и за наполнением водонапорной башни. Также к насосу снаружи можно подсоединять шланги для полива огородов. Их у вас в подвале тоже полно валяется, надо только проверить, какие не пересохли. Вроде, я видел там силиконовые, армированные. Они не так высыхают от времени, как резиновые, должны быть в порядке. Потом проверим.
Закончив свою речь, Иван весело посмотрел на сестер.
- Ну, разве я не молодец? - улыбнулся он, победно глядя на них.
Особенно ему было важно, чтобы его труд оценила Келли.
- Может, хоть в щеку поцелуете в награду, а, девчонки? - рассмеялся Малахов. - И пойдем отметим это дело!

Отредактировано Иван Малахов (2014-06-08 05:25:44)

+1

27

Мэри всегда верила в то, что Феликс очень способный малый, но подобного она от него не ожидала! Свет и вода. Мало того вода — ГОРЯЧАЯ вода. Девушка уже смутно помнила, что это такое когда воды вдоволь и она течет из крана. А уж про свет она даже и не думала уже. Свечей, лучин, газовой плиты, камина — хватало на все их с Келли не хитрые нужды. Мечтать о большем, девушки и не смели. Но вот на их ферме появился этот почти мертвый и странный парень. Такой подозрительный, опасный и в тоже время такой... спокойный и открытый. Мэри уже давно не видела других людей, но как ей казалось, сейчас даже дети в большинстве своем насторожены и озлоблены. В любой ситуации. Даже ее сестра Келли, самый близкий человек, живущий сейчас в относительном комфорте и безопасности, всегда оставалась такой... слегка холодной и оскалившейся. Даже с ней самой. А уж тем более с Феликсом. В это не было ничего странного, а вот в стараниях Феликса и его достижениях, пожалуй было. На вид ему было столько же сколько и девчонкам, но знал и умел он намного больше. Где научился? И как? Возможно просто его родители или другие родственники, смогли выжить... возможно.
Когда мужчина в порыве радости поцеловал Мэри в щечку, да еще и обнял, девушка слегка испугалась, а затем густо покраснела. Она прекрасно чувствовала и понимала, что в этих действиях не было ничего большего, чем радость, но все же ее впервые в жизни обнимал мужчина и это было волнительно и даже очень приятно. Внутри охотницы появилось непонятное волнение и даже мурашки пробежали по телу, поэтому как только Феликс разжал объятия, Мэри тут же поспешила отойти на шаг, надеясь что он не заметил ее реакцию. Впрочем, парень настолько был занят демонстрацией собственных достижений, что навряд ли вообще обращал внимание на ее присутствие рядом, как девушки.
Когда железо начало трещать, Келли находилась на огороде и не на шутку перепугалась. Вначале она подумала, что это очередное нападение и бросилась к сараю, но уже спустя несколько минут поняла, что звук издавала большая «бочка» около дома. К тому же никаких других проявлений чужаков не было и девушка немного успокоившись, поспешила в дом, чтобы узнать, что происходит. Медленно хромая, она успела зайти на кухню как раз в тот момент, когда ее искала там Мэри. Сестра немного нервно рассказала о действиях Феликса и потащила за собой, обещая какие-то «чудеса». Келли не сопротивлялась, хотя так и не доверяла мужчине и чувствовала страх перед ним.

- Может, хоть в щеку поцелуете в награду, а, девчонки? - проговорил мужчина, когда закончил демонстрацию. - И пойдем отметим это дело!
Мэри тут же не скрывая своей радости, бросилась к Феликсу и благодарно поцеловала его в щеку и даже обняла, но тут же резко отпрянула, ощутив внутри все тоже странное и непонятное волнение и снова краснея. Келли же вела себя более сдержано. Она молчала еще пару минут внимательно глядя на мужчину и как будто раздумывая над его словами.
- А что взамен? - внезапно спросила она. - Феликс, мало кто делает что-то просто так... Не подумай, я благодарна тебе и... даже не думала, что подобное может произойти в нашем доме. Свет... вода... это невероятно! НО... Почему ты так старался? Что тебе нужно от нас? Ты хочешь остаться тут жить? Или задумал что-то недоброе в отношении меня или Мэри. Я же знаю... Ты мужчина, а мы девушки. Я читала о подобном в маминых книгах. Мужчины всегда ведут себя немного странно, но хотят...
Келли осеклась, не зная как более точно выразить свои мысли. Но тут вмешалась Мэри.
- Сестренка, зачем ты так, - быстро затараторила она, неосознанно вставая между Келли и Феликсом. - Он просто хотел помочь. И возможно мы можем его чем-то отблагодарить, и даже наверное должны... Но наверняка он сам на эту благодарность не рассчитывал. И вообще, не стоит продолжать этот разговор. Давайте лучше все пройдем в гостиную. Там уже и стол накрыт и Феликс принес какую-то выпивку... Посидим, порадуемся... Может даже потанцуем. А потом... когда достойно отметим такое великолепное событие, уже задашь свои вопросы.
Мэри настолько была воодушевлена и рада, что Келли просто не смогла ее разочаровать и кивнув, вздохнула. Затем протянула руку мужчины для рукопожатия и добавила: «Спасибо», затем похромала в сторону гостиной.

0

28

Малахов напрягся, слушая речь Келли. Хмурая девчонка видела его насквозь. Он даже потерялся, не зная, что ей сейчас отвеить. Но напряжение разрядила Мэри, которая встала между сестрой и Иваном, и наградила его поцелуем. Малахов расплылся в улыбке и прихватил, было, ее за талию, но девушка резко отстранилась. Как-то слишком резко, выскользнув из его рук. Ивану была знакома такая реакция женщин на невинные поцелуи и объятия. Он понял, что Мэри к нему неравнодушна. Но не стал ничего предпринимать, помня о том, что не стоит ему тут девок снимать. Не те цели. А вот руку Келли он пожал с радостью. это была важная победа, которая стоила кучи потраченного времени. К тому же Иван теперь мог считать, что часть долга за свое спасение он девчонкам отдал.
За столом нынче было куда веселее, чем обычно. Келли особо не смеялась, но уже не гавкала на Ивана по поводу и без. И не хмурилась все время. Откушали малаховской водочки. Вкус, конечно, был жестким, но пить можно. И уже скоро румянец заиграл на лицах всех собравшихся за столом. Иван, который обычно быстро пьянел, начал трещать без умолку, давая серьезные и шутливые рекомендации девушкам по поводу управления техническим хозяйством их экодома. Пообещал в ближайшие дни попробовать разобраться с солнечным нагревателем на крыше, если придумает, как на нее забраться и не навернуться оттуда. Потом его потянуло на откровенность, так как, поддав водочки, Малахов счел, что нужно быть максимально честным. Вот просто потребность появилась прекратить свое тихушничество, и попробовать поговорить напрямую.
- Девчонки, - начал он, посерьезнев, - я вам очень благодарен за то, что вы спасли мне жизнь. Этот долг невозможно оплатить, и я останусь вашим должником навсегда. И считаю, что стоит поговорить в открытую. Келли была права, когда сказала, что ничего так просто не делается. И я признаю, что не  являюсь альтруистом. С одной стороны я пытался вам отплатить добром за ваше добро. Но мне действительно кое-что от вас нужно.  Не то, о чем в "маминых книжках" написано.
Он усмехнулся.
- Речь об ином. Мой дом далеко отсюда, и я очень хочу туда вернуться. И мне это надо сделать как можно быстрее. Мои друзья оттуда могут приехать за мной, но для этого мне необходимо до конца следующей недели оказаться в определенном месте, в 500 километрах отсюда. Пешком я туда не доберусь в такие сроки. А у вас в сарае стоит джип. Признаюсь, я его осматривал потихоньку и пытался привести в порядок. Он может ездить и без бензина, а на том же самогоне, которого у вас полно. Я уже смастерил специальную форсунку для впрыска и фильтр, который позволит использовать такое топливо. Там осталось мелочи довести до ума. Я понимаю, что автомобиль на ходу - это важное подспорье в вашем хозяйстве. И не хочу отнимать его у вас. Но хочу попросить, чтобы кто-то из вас отвез меня на место, которое я укажу. Учитывая, в каком состоянии сейчас дороги, путь может занять не меньше семи часов. Может, и больше. Но машинка у вас хорошая, крепкая, и по бездорожью должна нормально бегать. Отвезите меня на следующей неделе, пожалуйста. Если я не уложусь в эти сроки, то мой путь домой будет гораздо длиннее и опасней. А я сейчас даже не боец толком. Поможете?

Отредактировано Иван Малахов (2014-06-20 01:03:37)

0

29

Пока за столом царило веселье, Келли то и дело поглядывала на свою сестру. Странные вздохи, частые взгляды на мужчину и не свойственная близняшке, появившееся скромность. Что-то было не так. Либо было... Либо есть. И такие изменения в характере и настрое Мэри, могли обернуться неприятностями в будущем.
Грустные мысли Келли были прерваны довольно неожиданным и даже резким заявлением Феликса о своих истинных намерениях. Не сказать чтобы Келли была удивлена необходимостью «заплатить» мужчине за услуги, но именно такой прямоты и названной цены — она не ожидала. Мэри же и вовсе была ошарашена подобной просьбой. Девушка даже замолчала на несколько минут, впервые открыто и долго смотря в глаза мужчине. В ее голове не укладывалась мысль о желании Феликса покинуть их ферму, ведь где-то глубоко в душе еще даже не осознавая этого, она уже рисовала картины долгой и счастливой жизни втроем в этом уединенном местечке, а может впоследствии и вчетвером или впятером. Просьба выздоравливающего, медленно и нехотя доходила до разума пьяной влюбленной девчонки.
Первой воцарившуюся тишину нарушила Келли, которой справиться с удивлением было намного проще.
- Ты хочешь забрать у нас машину? - на всякий случай переспросила она и поняв, что Феликса нужно только доставить к месту назначения и не более того, добавила. - Мы не умеем водить. Никто из нас ни разу не сидел за рулем автомобиля и даже в общих чертах не представляет что нужно сделать, чтобы эта железка поехала.
Девушка помолчала немного, внимательно изучая выражение лица своей сестры и продолжила.
- Мы могли бы отдать тебе машину насовсем. Если не умеешь водить, то и нужды в ней — нет. Но... в нынешнем мире автомобиль «на ходу» великая ценность... я думаю. И просто так терять ее тоже не хотелось бы.
Алкоголь сделал Келли более разговорчивой, чем обычно. И более... благосклонной.
- Если ты придумаешь как добраться до места, а потом вернуть нам машину без особых проблем, то лично я — согласна. Думаю, Мэри тоже не будет против.
Сама же Мэри все еще старалась «переварить» услышанное и как-то справиться с нахлынувшими эмоциями и рушившимися надеждами.

0

30

Иван, услышав решение Келли, улыбнулся с облегчением. Прямо засветился покрасневшим от алкоголя лицом.
- Спасибо, девчонки, - с чувством поблагодарил он. - Огромное вам спасибо. Я научу вас водить машину. Наука нехитрая, когда нет правил дорожного движения. Основы дам, а практиковаться сможете потом сколько угодно. У вас вон какой склад "горючего", можно не экономить на обучении. И Мэри - молодчина, на лету все схватывает, что касается техники. Автомеханика я из нее вряд ли успею подготовить, но водить и обслуживать машину точно сможет. Уверен, что и тебе, Келли, это вполне по силам. Машина с довольно объемным кузовом для легковушки, она поможет вам в будущем и дровами запасаться вдали от дома, и вообще любые габаритные грузы перевозить. Этот старенький "Форд" еще побегает и вам послужит. Кто-то из вас поедет со мной, когда мне пора будет уходить. До места машину поведу я, а обратно вернете ее сами. Я могу показать весь путь по картам. Я видел у вас атлас автомобильных дорог на полке с книгами. Ну, что же, предлагаю выпить, девчонки. За мир, лад и любовь в этом доме. И за то, чтобы все ваше хозяйство работало и не ломалось! И... чтобы тут всегда было тихо и безопасно.
Малахов налил девушкам еще водки в рюмки и, смеясь, посмотрел на приумолкшую Мэри. Увидел странное, какое-то потерянное выражение ее лица, и посерьезнел.
- С тобой все в порядке? Тебе нехорошо? Тошнит? - обеспокоенно спросил Иван, протянул через стол руку к Мэри, сжав запястье девушки. - Может, проводить тебя наружу, воздухом подышать?

Отредактировано Иван Малахов (2014-06-26 02:06:24)

0


Вы здесь » Новый мир » Летопись » Долг жизни


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC